Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Архив → Город будущего

«Город будущего» — уже старая концепция, заключающаяся в том, что город должен быть спроектирован заранее и построен сразу весь. Так что же должен в себя включать этот проект города?

Во-первых, город должен быть размещен в безопасном месте, должны учитываться все природные особенности и предположительное влияние на нее (никакой и речи быть не может о размещении в сейсмоопасных районах или вырубке лесов).

Во-вторых, необходима продуманная инфраструктура: дороги, мосты и транспортные развязки, электро-, тепло- и водоснабжение, канализация, утилизация и переработка отходов, средства телекоммуникации.

В-третьих, город должен быть готов к опасностям и авариям, неполадки должны устраняться быстро, в идеальном случае — о них никто не должен знать. Бункеры и убежища  никто не отменял, люди никогда не станут настолько добрыми, чтобы отменить правоохранительные органы, и осторожными, чтобы ликвидировать пожарные части, город должен обладать резервными путями сообщения и объектами жизнеобеспечения.

В-четвертых, не следует забывать о неизбежном вреде здоровью при жизни в городе — средства шумоподавления, очистки воздуха будут необходимы, как этот пахнущий гарью воздух.

В-пятых, раз уж город планируется заранее, следует подумать об удобстве жизни в нем: например, таблички должны быть на всех домах и на обочинах всех дорог, не должно быть никаких «зебр» и светофоров, только подземные и надземные переходы, должно быть достаточное количество общественного транспорта, неважно, простого автобуса или монорельсовой дороги.

И в-шестых, люди где-то должны работать (камень в огород создателей утопических проектов, где все лежат на солнышке и духовно развиваются, а роботы вкалывают), где-то должны отдыхать (никаких противоречий: все должно быть в меру), должно быть место красоте — скульптуры, оригинальная архитектура, граффити, инсталляции-презентации, банальные клумбы.

Не удастся избежать многих проблем, конечно — рекламный бизнес никуда не денется, преступность тоже будет, хоть и, надеюсь, на низком уровне, финансовые проблемы останутся...

 

Один день из жизни города, максимально реалистичного проекта, который имеет шансы быть действительно реализованным к 2050 году

Роберт сидел в своем кабинете в лаборатории и изучал «карту здоровья города» — по всему городу были размещены тысячи датчиков, контролирующих загрязненность окружающей среды, данные с этих датчиков стекались в его лабораторию и наносились на карту города. Недавно произошла небольшая авария на химзаводе в юго-западном секторе, поэтому датчики показывали повышенное содержание аммиака на прилежащих территориях.

Надо сказать, что должность руководителя лаборатории не содержала практически больше никаких обязанностей, за исключением чрезвычайных ситуаций. Секретарша принесла кофе. Когда за ней захлопнулась дверь, он повернулся в кресле и оказался напротив прозрачной стены. Перед ним открылся поразительный урбанистический пейзаж — огромный город, небоскребы, дороги, парки, каналы, мосты... Он привык думать о Городе как о собственном детище, ведь он принимал участие в его создании.

 

Он вспомнил себя двадцатипятилетним: к нему пришли и предложили поучаствовать в уникальном проекте создания города. «Вербовщики» были, к слову, не старше него. Роберт был достаточно молод, чтобы не особенно дорожить местом в компании по утилизации отходов, достаточно в нем было авантюризма и энтузиазма: он согласился, не колеблясь.

В первый раз он вошел в зал совещаний, ставшим ему потом домом родным, вместе с большим количеством незнакомых людей: экологами, геологами, архитекторами, инженерами, различными экспертами, лингвистами, дизайнерами, ландшафтными дизайнерами, программистами, представителями разных компаний, будущими директорами и начальниками городских управлений — это была верхушка проекта, кроме того, были и рядовые строители, художники, менеджеры. Все были молодыми — не больше тридцати лет.

На трибуну взошел единственный в зале немолодой человек и огласил цели проекта: город — эксперимент, город — плацдарм для будущих экспериментов, город — научный центр. Он торжественно передал полномочия молодому поколению и пожелал удачи.

Полгода было потрачено на выбор места строительства, Роб в составе комиссии экологов, геологов, метеорологов и сейсмологов лично выезжал на объекты. Полгода — разработка концепции города, мозговые штурмы, конкурсы, изрисованные маркерами плакаты в брифинг-зале. Экологи отбраковывали недостаточно «зеленые» проекты. Наконец был выбран макет ландшафтника-самоучки, с талантливым автором идеи Роберт тоже познакомился позже, да и нередко встречал в центре города. По замыслу автора, город должен был быть круглой формы и делиться на восемь, по частям света, секторов и колец — культурно-развлекательного, делового, жилого, лесопаркового, сельскохозяйственного, промышленного.

Еще два года проектировались каждое здание, каждый парк и завод. Роберт с коллегами испытывал систему очистки воздуха для одного из заводов. А потом — переброска на анализ выбросов вредных веществ на мусороперерабатывающем заводе. И последние три года шло активное строительство — возводились небоскребы, мосты, речка превратилась в сеть каналов и озер, сажались деревья в десятках парков и скверов, уличные художники разрисовывали стены, скульпторы ваяли памятники. Потом заселение: первыми получили возможность жить в городе его создатели, квартиры отдавались бесплатно и продавались.

И вот уже почти десять лет живет город, который его жители называют уважительно — Город.

 

— Ты закончила статью? — в кабинет к редактору бесцеремонно вбежала начальница.

— Еще чуть-чуть осталось, Юлия Александровна, — редактор Карина улыбнулась, прекрасно зная, что номер не опаздывает и проблем она приносит редакции не так уж и много.

— Давай быстрее, номер опаздывает!.. Из-за тебя вечные проблемы! Чтобы лучшее в Городе издание, да опаздывало!— начальница была, как всегда, предсказуема.

Еще через час статья была готова, были сданы и другие статьи, верстальщики сделали свою работу, и газета была отправлена в типографию и выложена в Сети.

Тогда, шестнадцать лет назад, в брифинг-зале, Роберт был представлен и ей тоже. Она там оказалась в качестве создателя безнес-плана для новостного агентства, ведь городу нужны СМИ. Тогда они встретились взглядами... и их сыну было уже пятнадцать лет,

А Юлия Александровна, сидя в электромобиле своего мужа, Роберта, незлобно ворчала:

— Ох уж эти редакторы, ничего вовремя не могут... Сыну позвонил? Он ждет в школе?

Роберт достал коммуникатор, поводил пальцем по экрану, приложил трубку к уху:

— Алло, Тим, ты в школе? Скоро освободишься? За тобой заехать?

Роб получил от сына утвердительные ответы на все вопросы, аккуратненько вырулил в боковую улицу, и через пять минут машина была припаркована возле школы.

 

Через пять минут из ворот школы показался Тим, пятнадцатилетний сын Юлии и Роба, он подавал большие надежды в области кибернетики, любил биологию, музыку и танцевать. Школа Тима — самая лучшая во всем секторе, отличные преподаватели, одаренные ученики. Тим заканчивал второй цикл обучения в школе, впереди был последний цикл и институт.

Первый цикл — четыре года, за четыре года дети должны социально адаптироваться и получить представление об окружающем мире, изучить классификацию наук и связи между ними. Еще пять лет — второй цикл — дети получали образование по стандартной школьной программе. Два года дети учатся произвольно, выбирая предметы и углубленность по своему усмотрению.

Сейчас Тим готовился к итоговому экзамену по кибернетике и биологии одновременно, пытаясь написать программу-симулятор эволюции, консультировался с преподавателями, пропадал  в библиотеке и в интернете. В свободное время Тим дискутировал с друзьями в Научном Сообществе, гулял с друзьями или подружкой, занимался танцами.

Он сидел на переднем пассажирском сиденье семейного электромобиля и смотрел на дорогу. Они въезжали в ворота своего дома, который был в отдалении от города, в лесной зоне. Наряду с небоскребами были построены и небольшие коттеджные поселки.

— Слушай, отец, не жалко этому новому соседу тратить столько денег на бензин, да еще и на транспортный налог? — спросил Тим отца о соседе, который ездил на внедорожнике с бензиновым двигателем.

— Ну, так ведь он ценитель, — иронически хмыкнул Роберт.

Во-первых, нефть была значительно дороже, чем электричество, во-вторых, и правда, транспортный налог действительно был в несколько раз выше на автомобили с ДВС. В общем, пользоваться общественным транспортом выходило бы и их семье дешевле, но важным аргументом при покупке машины было то, что рабочий день у троих начинался и завершался почти в одно и то же время.

***

Антон споткнулся о какую-то скобу, но удержался на ногах. «И зачем ее только сюда воткнули?» — подумал он. За его спиной болтался рюкзак с инструментами, на голову была надета оранжевая каска с выключенным фонарем, на поясе болтался запасной фонарь и веревка «на всякий случай», обут он был в высокие сапоги.

— Так, кажется это здесь, — сказал он сам себе, оглядывая чернеющий справа поворот с уходящей вдаль светящейся полосой на потолке, сверяясь с маленькой электронной картой и прислушиваясь к тишине. Нашел рубильник, включил в коридоре свет, шагнул вперед.

Ему вполне нравилась его работа, он любил тоннели, коридоры, подземелья. До того, как он устроился работать  в службу городской инфраструктуры, ему приходилось придумывать всяческие ухищрения, чтобы пробраться сюда даже не так глубоко, приходилось пробираться через коллекторы, через узкие вентиляционные трубы — он был диггером.

Он прошел вглубь коридора, склонился над тем местом, где была повышена влажность. По всей огромной сети коммуникаций Города были расположены датчики влажности, температуры, загрязнений, радиационного фона и других параметров, данные со всех датчиков стекались в службу коммуникаций и инфраструктуры, где и производился круглосуточный мониторинг и контроль параметров, отслеживаемых датчиками, и составлялась подземная «карта здоровья» Города.

Так и есть: на стыке двух металлопластиковых труб холодного водоснабжения прохудилась прокладка и пропускала воду, которая уже собралась в небольшую лужицу на дне круглого тоннеля.

Антон, еще раз оглядел трубу, соседние трубы, щелкнул пальцем по датчику, поднялся на ноги и пошел обратно, к выходу из подземного уровня.

 

А сегодня Антон в составе бригады ремонтников снова отправился туда же, там была предварительно отключена и откачана вода, а квартал получал воду, текущую по резервному водопроводу: жители даже не узнали о работах. После того, как они быстро поменяли прокладку, он пошел к выходу из этого ответвления, где на рубильнике был небольшой телефон. Он вызвал диспетчера, доложил о исправленной проблеме и запросил проверку трубы под давлением.

Во время обеденного перерыва, когда ремонтники, слесари, сантехники, электрики, сетевики ели принесенные из дома бутерброды или брали их в автоматах, пили дешевый кофе из пластиковых стаканчиков, а другие уходили в небольшую забегаловку неподалеку, Антон сидел у окна цокольного этажа, тоже пил кофе и наблюдал за стайкой воробьев, которые находились чуть ниже уровня его глаз. Приближалась пора экзаменов в институте, где он учился заочно. За экзамены он не беспокоился, волновал курсовой проект, для которого была даже не придумана тема.

***

Кончалась пятница, приближались выходные, но Илья сидел в кабинете с коллегами, болтал, пил кофе. Он вообще хотел работать по выходным, так было бы удобнее, хотя зарплата была бы меньше, но времени оставалось бы больше. Сейчас по выходным он рисовал и программировал дома, занимаясь своим небольшим проектом, по совместительству и хобби. Да и в рабочее время он отвлекался на свою игру, ну, когда приходило вдохновение, уставом отвлекаться не запрещалось.

Это сейчас он менял место работы раз в год, а когда строился город, он сидел в кабинете с другими программистами и кодил — он очень удачно попал в отдел по проектированию электронных паспортов, которые заменяли обычные бумажные книжечки. Жители города стали лабораторными мышами для испытания инноваций перед внедрением их во всей стране. Такой паспорт заменял теперь огромную кипу бумажек разного размера: собственно паспорт, медицинский полис, права на вождение, пенсионные свидетельства, документы на собственность, свидетельства о наградах и званиях. Эти данные были напечатаны вместе с фотографией на одной стороне карточки, похожей на банковскую. Карта была похожа на древние RFID-метки и позволяли с разрешения владельца получить любой лицензированной организации доступ его данным. Отдельный чип был предназначен для доступа к банковским счетам человека.

Илья скоро собирался зарегистрировать свою компанию, так для этого требовались, кроме паспорта, еще пара документов — и все. Ему не нужно было даже лицензий, ни бесплатных, ни платных, ибо его будущая деятельность не лицензировалась.

***

Андрей подошел к пристани, заметил своих друзей, приглашенных им отдохнуть на озере. Он помахал им рукой, крикнул: «Сейчас!» и вошел в здание при пристани. Заплатил за аренду небольшого катера, предъявил паспорт, на котором стояла метка наличия судоходных прав. Озеро было самым большим из всех в округе, на пристани можно было арендовать катер или яхту, для управления ими требовались права — без паспорта катер бы и не завелся. На других озерах, маленьких, выдавались лодочки и не нужны были судоходные права. Андрей подошел к друзьям:

— Договорился уже, пойдемте.

Друзья, как табор, снявшийся с места, пошли к пристани, оживленно разговаривая и непрерывно смеясь.

Вечер пятницы, хорошая погода, друзья рядом, недавно получена зарплата, руки сжимают штурвал  — что может быть лучше?

***

Николай Николаевич сидел у камина и пил апельсиновый сок, слушая радио. «Отнять, что ли, у этой радиостанции лицензию?» — подумал он про себя, разумеется, несерьезно. Он имел власть, но не торопился злоупотреблять ею, чувствуя ответственность. Его должность министра СМИ Города позволяла ему совершенно незаметно управлять общественным мнением, и действовал он не грубыми методами, а незаметно навязывал свое мнение. Например, директора радиостанции неплохо бы пригласить пообедать и поговорить с ним о трех поколениях людей, живущих в Городе, намекнуть ему, что не следует слепо идти за модой, вещая то, что и так вещают остальные. Директор бы послушался.

Впрочем, радио — мелочи, кроме музыки, там ничего и нет, Николай Николаевич контролировал телевидение, газеты, по возможности влиял на сетевые проекты. По телевизору нельзя было услышать пошлости, газеты перестали рассказывать об убийствах, блоггеры и новостные порталы были подчеркнуто патриотичны, хотя за всеми ними оставалась свобода. Никогда еще, к слову, Николай Николаевич не пиарил ничего, что бы ему не нравилось: политические деятели, приходившие к нему, «шли лесом», по его собственному выражению.

 

Однако было одно чувство у каждого жителя Города, и у Роберта с Юлией, и у их сына, и у ремонтника Антона, и у простого программиста Ильи, и у Андрея с его друзьями, — это чувство сопричастности и нужности науке, человечеству, самому городу. Эти эмоции не приходилось даже пропагандировать, сам Николай Николаевич чувствовал, что без него новое поколение города было бы заметно хуже.

 

Спасибо за внимание и за организацию конкурса, критика и замечания приветствуются.

Аюпов Азат

 


 

  7

Комментарии

Забавный текст.

Местами - наивный до прозрачности, местами... хмм... пожалуй, даже мудрый :)

Понравилось, что не очередном манагере/дезингере/хайтекмене, а о слесаре-водопроводчике. Понравился начальник СМИ, который правильно понимает принцип управления общественным мнением.

Угу, только с блоггерами промах. Блогосфера живет по принципу "баба Яга против!".

Уважаемый Azatique! Я тоже за то, чтобы будущие города строили по проекту.

Однако в предложенном Вами проекте отсутствует важнейший, на мой взгляд, пункт. А именно: отсутствует анализ энтропийных изменений, произведенных в той местности, где будет построен город с весьма упорядоченной, судя по Вашему описанию, структурой.

Сильное локальное изменение порядка может вызвать компенсирующие процессы. В результате действия этих процессов, возможно, изменятся данные, на основе которых "комиссия экологов, геологов, метеорологов и сейсмологов" давала свои рекомендации.

Если интересуют подробности, см. мой пост http://trendclub.ru/7497

>Во-первых, город должен быть размещен в безопасном месте, должны учитываться все природные особенности и предположительное влияние на нее

Предположительное влияние — это оно самое, нет?

Уважаемый Azatique! Вы пишите: "Предположительное влияние — это оно самое, нет?" - Возможно.

Окей! Вопрос снят.

© 2019 Trend Club