Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Архив → Я жду будущего

Отличие практически любого города в начале третьей четверти XXI века  от других видов поселений в том, что в городе всегда есть Генератор. Все современные города имеют кольцевую архитектуру, так что если посмотреть сверху кажется, что это ряд вложенных друг в друга колец.

Это кольца Генератора, по сути громадного коллайдера, который создаёт поле, в котором могут существовать зомби. Зомби – это, конечно, не официальное название, да и вообще так запрещено говорить. В документах они называются «лица, пережившие форсированную реанимацию». Хотя какие к черту «лица»! Зомби они и есть зомби. Конечно, не такие как в вудуистских сказках или в кино – они не охотятся за мозгами и не похожи на ходячие трупы. С виду как люди, да и соображают вроде. Ну вот опять  – «как люди» – толку от всей этой политкорректности: стоит взяться за объяснение, так всё равно по-другому не получается. Ну не люди они, как ни крути. Если задуматься – в наше время, как в Древней Греции, куда ни ткни, так сплошная философия вылазит. Хотя большинство народу живёт, и ничего, не парится. Ха! - и социальная база тоже похожа: у греков рабы были, а у нас зомби – вот потому и есть у меня время чтобы рассуждать над всем этим. Мой дед в 2000-м тоже по компьютерам был специалистом, да и побольше меня понимал, а трудился по 12 часов в сутки. А у меня 4-часовой рабдень, да и то – две кнопки нажимать. «Программа поддержки здоровья», ну, другими словами, халява для незомби, нормальных людей. А у кого дети – так вообще работать не надо.

Бабушка рассказывала, что тяжковато им с мужем стало, когда отец мой с тётей Аней родились близнецами, как раз полоса кризисов мировых пошла, так дед на двух работах работал, и жили – я даже запомнил – в «съёмной» квартире. То есть представьте, жильё их им не принадлежало, а они платили владельцу за проживание. Сам не понимаю, почему нельзя было настроить домов, чтобы всем хватило. В общем, как  я понял, с обычными людьми какая-то проблема была – никто на стройке работать не хотел, а кто работал, тот плохо, и пили много при этом. Ну а сейчас-то зомби всё делают, им же без разницы что дом строить, что яму рыть, что у конвейера стоять вместо робота. И не пьют вовсе, понятное дело. Бедняги.

Да сейчас, правда, вообще мало кто пьёт. Ну такого нет, как дед рассказывал, что на свадьбе у них с бабушкой гости 40 литров водки выпили. Сейчас такое невероятно, все здоровье берегут. Молодежь детей хочет – кто правда из любви к мелким, кто из-за перспектив халявы, а люди постарше не хотят в один прекрасный день проснуться со штрихкодом на руке – ну зомбироваться, короче. Форсированная реанимация – частое следствие всяких инсультов и прочих подобных критических заболеваний в наше время. Хотя у Васьки (это друг мой) дед чуть не раз в неделю заливается – говорит, мол, чему быть – того не миновать. То-то Василий с таким воспитанием в антизомбисты попал. Они, значит, за право на отказ от реанимации агитируют. Хотя какое там «агитируют», тоже мне. Кто ж им даст. Ежу ясно, что вся современная экономика на бесплатном труде зомби держится, какое ж правительство даст эту лодку раскачивать. Так что вся Васькина агитация только на меня и на Таньку, девушку его, и направлена. Мы-то его не сдадим, вот он и старается.

Я, как видите, циник. Против Васькиных взглядов я ничего не имею – правда ж неприятно когда твой близкий получает номерок и штрихкод на руку  – и идёт трудиться на благо общества по распределению после форсировки. Может, и правда, лучше смерть. Но для этого чёртова общества всегда было удобнее всего, когда кто-то трудится бесплатно ради его благосостояния.  Рабы-то может и были пару тысяч лет назад у всяких греков, ну и, может, чуть позже. Но и в цивилизованном мире только на этом-то и держалось благосостояние – на колониях, нищих странах и просто бедноте. В начале века для всех третий мир работал за чашку риса, считай тоже бесплатно.  А сейчас работают зомби – причём без всякого насилия и угнетения! Красота, да и только.

Да что эти экскурсы в историю… Васька, конечно, молодец, и может совесть его чиста, оттого что он что-то ради своей веры делает. Но мне-то понятно, что это скорее для самоуспокоения. С этими слухами – которые очень похожи на правду – насчёт «форсировки» отдельных активистов, что называется, «без медицинских показаний» – Вася и тысячи сторонников тех же идей так  и ведут свои камерные проповеди, но никогда не решатся на публичное выступление. Вот так я смотрю на всё это, как я уже сказал, цинично весьма, да, не спорю, но зато без розовых очков.

Кстати, для полноты картина – Василий-то наш сам алкоголь не употребляет. Вообще. Даже не пробовал никогда, что согласитесь, странно с таким-то дедом. Ну как баба совсем. Женщины-то сейчас совсем не пьют. Так-то если глянуть, пожалуй, нет у меня ни одной знакомой, которая хотя бы даже запах спирта вдыхала хоть раз. Парни так почти все хотя бы пробовали, да и на моём дне рожденья –– 20 лет стукнуло – недавнем таки выпили бутылку вина – опять же сидели мужской компанией, рано ещё о будущем думать. Да мне родители-то мозги и не промывали никогда на эту тему… Тут-то если копнуть, опять философия начнётся, размышления о судьбах мира. В общем, где-то в начале 2030-х эту технологию форсирования реанимации изобрели, в массы она пошла. Так вот вроде бы именно с тех пор стала резко рождаемость падать. Никакого научного подтверждения какого-либо влияния нет.  На животных никак не действует: как плодились, так и плодятся. Крысы, кстати, очень любят у колец Генератора греться. Да и многие ненавистники техногенной цивилизации, всякие последователи ньюэйджевских фантазий – ну не живут они в городах с этими «проклятыми» кольцами. Одних их островов-поселений посреди морей и океанов, на отшибе совсем – штук 200, я специально интересовался, так там даже электричества нет. А с рождаемостью у них та же история.

А мне нравятся города. Ну, во-первых, работа самая интересная и «чистая», считай, только в них и есть. Во-вторых, никаких бытовых проблем: для всего есть специальный зомби. Забавный факт: у меня бельё в стирку забирает номер, который при жизни занимался разработкой «Френди», ну это популярный стиральный порошок: так что у меня одежда всегда хорошо выстирана и служит долго – он никогда не ошибается в том, сколько порошка сыпать. Я когда в городе работу нашёл и переехал от родителей, то первые две недели от меня лесной свежестью невыносимо несло -  не знаю, как Джон, сосед мой по офису, это выдерживал: ну никак не мог я нужное количество порошка подобрать. Ну а потом мне выделили штат форсированных и зажил я как царь. И такому-то «царю» Васька проповедует! В интересное время мы всё-таки живём, всё так перепуталось…

Ну и тоже про города – немаловажное достоинство – это цифровой канал. По кольцам сигнал проходит просто с невероятной скоростью, мне лично выделено 10 терабит. Естественно, самый большой плюс от такого канала – это голограммы. Полный эффект присутствия.  Приезжал к деду в деревню: он по старинке за монитором сидит, пишет код на древних языках программирования – развлекается. Недавно показывал мне фильм свой любимый про людей, которые борются с компьютерной программой, при этом сами же в ней находятся. Наверно, он видит в этом сюжете намёк на города, не любит он их, а зомби так вообще не выносит. Так вот, он говорит, когда-то это была самая продвинутая графика. Ну что тут сказать, когда я через пару часов у себя запустил «Новости планеты» – в голографике, естественно – то понял, что из города я уеду не скоро. Перспектива дедовского монитора меня пугает. Мониторы-то сейчас почти и не делают, разве что маленькими партиями для ценителей. Значит, в деревне придётся мне сидеть перед моим суперсовременным голопроектором и смотреть на двухмерную картинку! Что может быть грустнее?.. Никаких игр, никакого видеоконтента –  ведь всё хранится в распределённой сети города, фактически в головах, а именно в мозге зомби. Пока, к сожалению, не удалось разработать альтернативный этому способ хранения всех тех объёмов данных, которыми обладает современная цивилизация. Что же мне останется? Разве что вручную читать новости – ведь доступа к моей агрегационной сети («команды» специально подобранных зомби, которые отбирают контент из мирового потока по определённым параметрам) у меня тоже не будет.  И  общаться с людьми, как древний хакер – в текстовом мессенджере, пока мои собеседники изгаляются по-всякому с помощью своих голограмм или наложенных на проекцию тела аватаров!

В общем, с приходом в жизнь человека компьютеров можно в любой момент времени, глядя на любую техническую диковинку, пафосно замечать, что будущее, мол, уже наступило. А если приглядеться, хотя бы к теперешней ситуации – то что такого особенного? – ну голограммы, ну быстрые каналы, ну медицина продвинулась. Ну так это всё мелочи: яблони на Марсе не растут, робот думать не умеет по-прежнему, и даже самая современная медицина не может сделать человека из зомби. Короче, прогресс даёт нам кучу вещей, но у всего этого нет души. Прямо как у зомби. Жизнь есть, а души нет.

Почему я весь этот разговор о душе завёл? Ну форсированная реанимация выглядит так: если не удалось реанимировать человека за краткое время после клинической смерти (как раньше говорили, «пока мозг ещё жив») то, оказалось, всё ещё можно оживить тело и позже, поместив его в специальное χ-поле. Если, конечно, внутренние органы не повреждены либо к этому времени повреждения удалось исправить. И самое занятное в этом то, что мозг после этой операции вполне себе в порядке. Даже лучше чем в порядке. По сути он начинает работать «более правильно»: работу мозга «форсированных» удалось расшифровать. Выяснили, как кодируется сигнал  для записи и для извлечения информации. Научились хранить данные в человеческом, точнее, «зомбическом» мозге, это был прорыв по сравнению со всеми игрушечными технологиями компьютерных «дисков».

Но кроме того, что, может, оказалось для человечества даже более важным – выяснилось, что «форсированные» вполне могут жить – в том смысле, что их организмы могут функционировать, если находятся внутри χ-поля. При этом, в отличие от самого процесса реанимации, энергия поля для поддержания существования реанимированного таким образом тела нужна самая минимальная – обычному человеку никакого вреда нахождение внутри контура нанести не может. «Форсированные» после такой реанимации, находясь в этом поле внутри колец Генератора, сохраняют навыки и частично знания – в основном такие, которые могут быть представлены в виде правил и схем. Могут выполнять механическую  работу в соответствии с полученными инструкциями – если эти инструкции согласуются с теми знаниями, что у них сохранились от прижизненного состояния. Точнее сказать, наверно, работу не механическую в прямом смысле, а автоматическую: пример – моя агрегационная сеть: в ней все зомби с высшим образованием и специальными знаниями, которые позволяют им настолько хорошо структурировать информационный потом, что невозможно того же результата достичь с помощью программного кода на базе формальной логики.

Это выглядит так, будто бы «форсированные» могут думать. Но дело в том, что у них отсутствуют чувства, к ним в голову не «приходят» новые мысли. У них нет никаких стремлений и осознания себя как личности.  Они не узнают (в человеческом смысле) родственников и друзей, хотя знают их имена и помнят, как те выглядят – просто у них «внутри ничего не шевелится». Короче, нет у них этого самого «внутри», хотя теперь-то уж точно никто и не знает, что это за оно. Раньше думали, что личность, сознание – это то же, что память, и значит она в мозгу. А сейчас выходит, что нет.

Так посмотришь на этих зомби и думаешь: что же делает человека человеком? Что у нас есть такого, чего нет у них? Ценим ли мы это? Вряд ли.

Может, потому дети и не особо родятся: не хотят в наш мир, заселённый одними зомби: теми, кого «форсировали», и теми, кто живёт в этом мире – теми, которые всем довольны, которые ничего не хотят, ни о чём не мечтают и не замечают, во что этот мир превратился, чтобы угождать им и создавать удобный для них комфорт. В общем, люди – а живут, будто и без души вовсе.

Так что если честно признаться самому себе, то чем я, современный человек середины XXI века, вроде неглупый и даже, можно сказать, мыслящий, чем я отличаюсь от форсированных? Сплю, ем, хожу на работу – я такой же как и они. Я – зомби.

Я жду будущего: надеюсь, со временем учёные что-нибудь этакое придумают, и жить станет проще, легче и веселей. А не станет – так в один прекрасный день зайду в реанимационную камеру, нажму нужную кнопку – и избавлюсь от всех этих сложных мыслей, которые прилагаются к тому, чтобы быть человеком. Я всё-таки инженер, и зомби из меня должен получиться неплохой – полезный…

  1

Комментарии

Антинаучный идеализм детектед.

До конца даже дочитать было тяжело.

Зомби сожрут экономику, заняв рабочие места живых.

Аааааа!.. Коллайдер! Ну конечно!

Довольно занимательное представление городов будущего. Очень интересно написано.

Вот этот текст серьёзно порушил мой мозг.

© 2019 Trend Club