Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

КиберВидео → Потомки играют в нас

Любая современная компьютерная игра представляет собой, по сути, среду моделирования процессов с мощной интерактивной составляющей. Моделированию подлежат как физические, историко-социальные, экономические, так и любые другие процессы в заданном создателями игры масштабе времени.

При неоспоримом сходстве с промышленными средами моделирования компьютерные игры от них отличает, в первую очередь, необязательность (вплоть до нежелательности) достижения максимальной точности моделирования оригинальных процессов. Исключения можно пересчитать по пальцам: единичные авто- и авиасимуляторы, а также механистические игры с соблюдением законов физики. Зачастую к этому перечню ошибочно относят исторические стратегии, созданные на основе реальных событий; именно о них и хотелось бы порассуждать в русле футурологии.

Ни одна историческая стратегия не является точным отображением реально произошедших событий. Чем ближе сценарий к исторической правде, тем меньше простора для действий игрока; правдивость убивает геймплей и сводит на нет интерактив.

Ближайшим литературным аналогом для данного класса игр является жанр альтернативной истории, позволяющий мысленно взять реванш потомкам поверженных в сражениях вековой давности или, напротив, повторить подвиг предков и надрать за.. самим повергнуть неразумных географических соседей — в зависимости от степени везения предков. Как «альтернативноисторические» романы, так и компьютерные исторические игры в большинстве своём позволяют пересмотреть результаты войн и сражений и гораздо реже — политические и экономические провалы. Возможно, причина этого кроется не только в зрелищности/читабельности событий такого рода, но и в потаённом историческом комплексе, загнать поглубже который представилась очередная возможность.

Полагаю, большинству трендсеттеров известен шедевр игростроения 90-х — великая Civilization за авторством Сида Мейера, возглавившая в 1996 году рейтинг «150 лучших игр всех времён» журнала Computer Gaming World. Эта игра, оперирующая базовым набором исторических стереотипов, обладала не меньшим количеством допущений. Так никто не мешал «вавилонянам» разобраться с «ацтеками», пригрозив им ядерной бомбардировкой столицы «Нью-Васюки». По сути, вся игра с её ветвистым древом технологий являлась одним большим допущением, историческим «чудищем Франкенштейна», но именно её принято приводить в пример как эталон жанра.

39641.jpg

Взирая на «вавилонян» и «ацтеков», копошащихся по ту сторону ЖК-матрицы, рядовой геймер не впадает в исторический ступор по объяснимой причине — настоящие древние вавилоняне и ацтеки в его сознании гораздо ближе друг к другу, нежели к нему самому сегодняшнему. Величайшей исторической несправедливостью с его точки зрения стало бы не территориальное, а временное смешение цивилизаций, когда «ацтекам» противостояло бы воинство Барака Обамы. И я тогда, пожалуй, присоединился бы в своём негодовании к нашему абстрактному геймеру.

Итак, наглядно продемонстрировав кредо сценаристов исторических стратегий: «Фоменко — rulez, Соловьёв — suxx», приступим, наконец, к выявлению трендов, слегка привр… пофантазировав.

Будет ли через пару сотен лет создана зрелищная и популярная игра с погружением в события начала XXI века? Хотелось бы верить, что… нет. Единственным поводом для наших потомков «геймизировать» наши тела и души станет их, тел и душ, участие в боевых действиях на фронтах Третьей Мировой. Простите, Борис Натанович, не верю я в досягаемость Полудня этими вот душами и их телами; гораздо более вероятным видится достижение магического числа «три» счётчиком мировых мясорубок.

Но — если не война, то — что? Офисный планктон как главная движуще-тормозящая сила полудохлой экономики? Сама полудохлая экономика (здравствуй, кризис)? Гугл vs. Майкрософт? Гугл vs. Китай? Китай vs… (ну, здравствуй, Третья Мировая)?

Виртуализация кривых зеркал графа П.? Путешествие с Веничкой от Курского без сэйвов, но с распитием мощных артефактов (+2 храбрости, -3 ловкости, +10 харизмы)? Переход с этапа на этап МБХ безо всяких там порталов?

Есть ли в нашем «сегодня» что-то такое, что было бы достойно хотя бы (!) компьютерной игры в свет… тём… сумрачном «завтра», каким бы это «завтра» ни было, и каким бы ни был в этом «завтра» игровой компьютер? Будучи изданной, не возглавит ли эта игра рейтинг самых невыносимо-скучных игр всех времён? Знаете, я думаю, для этого у неё будут все шансы. Главным трендом проникновения «сегодня» в игровое «завтра» я объявляю отсутствие тренда.

Но внимательный трендсеттер просто обязан намекнуть на упомянутых выше «вавилонян» и «ацтеков». А я, как автор, обязан ответить.

Да, мы неминуемо станем теми самыми «россиянами», которые, отправив в 1945 году на Марс Нила Армстронга, будут бороться и победят «центавриан» в лучшей исторической стратегии 2196 года по версии Computer Gaming Universe.

А потом мы раскурим с ними трубку мира.

Chief_Good_Boy_smoking.jpg

  4

Комментарии

© 2017 Trend Club