Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Софт для мозгов
Актуальные Гафниевые Новые Все

Послевкусие

Когда был объявлен конкурс на софт для мозгов - я обрадовался. Ну наконец-то конкурс, который не будет безнадежно испорчен  экофанатами или эмотехнологами. Увы, меня ждало разочарование. Попробую вкратце описать основные категории авторов, по мере сил воздержавшись от оскорбительных эпитетов.

 

1. Перепутавшие мозг со смартфоном или встроенным/носимым компьютером.

В эту категорию попадает чуть ли не половина всех текстов.  Традиционный набор - часы, будильник, браузер, поиск, аська и все в таком же духе. Особым шиком считается упомянуть антивирус или фаервол. Я бы рекомендовал этим авторам установить софт дающий хотя бы эмуляцию воображения.

 

2. Адепты магии.

Есть такая категория людей, которая искренне полагает, что если заменить слова "колдовство" и "призыв дьявола" на слова типа "телекинез" и "непознанные области мозга", то что-то изменится. Нет, не изменится. Туда же всех тех, у кого мозг "работает только на 15%". Боюсь, что никакой софт не в силах им помочь.

 

3. Школьники.

В плохом смысле этого слова. Те, у которых правописание гармонично сочетается с уровнем идей, на фоне которых даже авторы из двух вышеприведенных категорий каждутся великими мыслителями.

 

4. Халявщики.

Тут все про имплантацию знаний, умений и навыков. Тема настолько заезженная, что я искренне и от всей души соболезную авторам - нужно обладать полным отсутствием самоуважения, чтобы написать скучный текст на тему освещенную в десятках фильмов и книг.

 

5. Работы не по теме.

Т.е. вообще не по теме. Слово "мозг" или "софт" там присутствуют лишь для вида.

 

6. Оригинальные и интересные работы по теме. Составляют где-то 5% от всех работ. Что подтверждает старую истину про 95%.

 

Подытоживая: большинство авторов не понимает, ни что такое мозг, ни даже в чем разница между софтом и хардом. Я ждал интересных работ на тему эволюции сознания человека, о создании сверхсознания в рамках индивида или же мультисознания в рамках человечества, а прочитал 100500 работ о встроенном калькуляторе, улучшателях памяти и халявных знаниях. Никто даже не попытался, к примеру, разобраться с инстинктами, не то, что предложить более тонкую настройку личности. В лучшем случае, речь шла про какие-то базовые, примитивные отделы мозга и двигательные функции - это тоже неплохо, но... эх...

 

P.S. На тему конкурса есть отличный рассказ Леонида Каганова http://lleo.me/arhive/no_humor/jonny.shtml

  1

Визуальный язык программирования мозга или программирование судьбы

Человек должен выбирать, а не принимать свою судьбу.

П. Коэльо

Если провести аналогию между мозгом и компьютером, то можно предположить, что для мозга можно создать софт для его программирования. Кора головного мозга — это хард (процессор, оперативная (кратковременная) и постоянная память), соединения с глазами, ушами и кожей и т. п. — это системы ввода/вывода со своими драйверами.

Нейронные сети в мозгу - это операционная система, которая работает в соответствии с записанными в неё алгоритмами. Необходим язык программирования, который позволил бы пользователю (например владельцу этого мозга) программировать или перепрограммировать какие-то свои действия, ощущения, впечатления, навыки и.т.п.

Читать далее..

  -2

Hello world!

- У меня голова квадратная, от этого вашего софта. Какой-то он не мягкий.
- Ничего, через пару часов округлится. А что вы хотели, чтобы удар стал тяжелый, а программа ставилась легко?
"У меня удар и так ничего" - пробурчал Вася, а так его зовут исходя из наколки на кулаке, и ушел из салона.
- Питекантроп. Лучше бы читалку себе установил.
- Кош, ты же сам себе ударку ставил. При чем, не только хук, - длинные ногти с изображенными на них черепками пробежали по клавиатуре. - Полный комплект: и апперкот, и лоу-кик, и маваши.
Кош смутился:
- Шана, я же не только это поставил. Да и когда такие типы заходят, надо же что-то уметь, охраны то у нас нет.
- Да ладно-ладно, молодец. Пока начальству не жалко, ставь что хочешь, программист.
Шана завидует Кошу, ей установка идет не бесплатно, только со скидкой. У технического специалиста важна эффективность, а у девочки-кассира важен глубокий вырез и обаятельная улыбка.
- А знаешь, на что я недавно апдейт поставил?
- Удиви меня. - Шана раскладывала пасьянс, не забывая отвечать на сообщения в социальной сети.
Кош долго подбирал слова, пользуясь тем, что красивая кассирша витает в киберпространстве.
- Апдейт на самые древние инстинктивные способности, на то, как правильно делать движения, заложенные природой в каждое двуполое создание...
- Ты что, Кошарик, трахаться научился? - Шана перевела большие фиолетовые глаза с расширенной радужкой на сотрудника. - Молодец, хвалю. Мне даже интересно стало.
Кош заикаясь ответил:
- Да я и это, и до этого, в общем-то, умел, ну...
Его смущенную реплику прервал визг свиньи, годами режущий слух юзеров, и Кош свернул на тему, в которой разбирается лучше:
- Опять троян с сети. Если бы мы не обновляли вирусные базы, интересно что бы было с мозгами наших клиентов...
Шана перебила его:
- Точно же! У меня еще вчера окошечко вылазило, что у нас срок лицензии вышел. Ну и антивирь со вчера не обновлялся значит. Ты этим займись.
Кош нервно сглотнул:
- Как, не обновляется? Если это не единственный вирус был...
Шана махнула рукой, будто специально демонстрируя гламурно-готичные когти:
- Да ладно тебе, у меня вообще на носимом антивирус не стоит, вообще пофиг.
Кош уже быстро скачал свежую базу и ставил ее вручную:
- Мы же, мы же с людьми работаем, а если они вилками сегодня все глаза себе повыковыривают, - Кош открыл новости, пока антивирус начал проверку со свежими базами. - Твою мать!
В новостной ленте на главной странице красовалось фото, где на крыше пятидеситеэтажного здания банка стояли Вася и еще одиннадцать человек, недавно посещавших их контору.
Шана выругалась:
- Нам ****, Кошарик.
- Тут до банка 5 минут. Надо спасателям объяснить, что они там из-за вируса. Ты звони 911, объясни, что и как. А я бегом туда, постараюсь им на месте рассказать.
- Поторопись.
Кош рванул, как не бегал со школы. После сотни метров уже понял, что с сидячим образом жизни пора завязывать. Несмотря на холод, когда он подбежал к оцепленной территории, рубашка вся промокла от пота.
- Не делайте глупостей! Если вы хотите что-то сказать, самое время,  мы все вас слушаем.
На стоящих на крыше направленно специальное устройство, улавливающее речь без шумов даже с такого расстояния, но на крыше молчали. Конечно, ведь это не акция протеста - а работа хакера, написавшего вирус. Кош пытался пробиться к человеку с мегафоном:
- Вы не понимаете! Это вирус, у них вирус в головах! Мы базы не обновили, понимаете, вирус там!
Его не слушали, более того, два человека в форме подошли и заломили ему руки:
- Вы не понимаете, я знаю, почему они там!
- Ну и расскажешь потом, а пока людям работать не мешай.
В толпе прошел вздох. Стоящие на краю до этого спокойно и вразнобой, вдруг начали перестраиваться и вставать в разные позы.
Мегафон заливался вопросами к молча застывшим на крыше, толпа роптала в недоумении. Только Кош, которого вели в Уазик, вдруг залился смехом:
- Лол, вот это лол, вы посмотрите, как они стоят, там же написано: "Hello world!".

  -4

Твердый софт для мягких хардов.

Прежде чем задумываться о том, что будет писать программист будущего для наших с вами бессменных (по крайней мере, пока) нейронных компьютеров, стоит разобраться, когда он это будет писать, и все таки, для чего?

Вопросы эти, на первый взгляд различные, сплетены очень тесно на взгляд второй. Попробуем классифицировать и время и платформы для мозговых программ:

 

                                                               Завтра.

Соответственно программы меряем на наши с вами головы, без всяких дополнительных устройств. Нереально? Да, зато модель максимально честная, минимум фантазий.

Ведь, хотя работает наш мозг не как машина фон-Неймана, все равно в нас уже есть программы. И к ним не относится алгоритм решения квадратного уравнения, если, конечно, вы не выдаете результат, не вспоминая простую школьную формулу. Все-таки здесь решение находится в процессе, программа как бы возникает каждый раз заново. Но ведь есть действия, которые в результате многократного перезаписывания на один и тот же участок, стали установленными.

Причем большая часть софта записывается нам в самом раннем возрасте. Как ложкой в глаз не ткнуть, когда ешь, а всегда метко в рот, не проливая? Как ходить на двух задних конечностях,  да и еще и с разными апгрейдами типа: бегать, прыгать? Ведь мы только вызываем записанную функцию, и дальше все происходит как надо. Хотя подкорка обрабатывает и зрительную и тактильную информацию, и управляет работой одновременно многих мышц. Сознание - это юзер френдли интерфейс, по управлению мощным компьютером мозга.

А что если, именно такие программы научиться устанавливать без тысячекратных повторений? Даже не могу предположить как (кроме опостылевших нано-ботов) это можно произвести, но картинка открывается интересная. На уровень инстинктивной работы можно было бы возвести многое: танцуй, выпуская инстинкты, как профессионал, а не как цирковая мартышка (это про меня); стучи по клавиатуре всеми десятью пальцами со скоростью копирайтера с двадцатилетним стажем, даже если ты за клавиатуру садишься только раз в неделю, а сам нефть на вышке добываешь.

Но не знаю, на сколько хватит нашей нейронной сети, возможности которой и так используются по полной, не смотря на миф, о скрытых запасах. Да и как в ближайшее время поменять мельчайшие связи в головах (напоминаю, мы не о промывании нашими СМИ), не понятно. Так поговорим о времени и технологиях...

                                                             Послезавтра

Мозг мы еще не перестроили, не расширили его до необыкновенных возможностей. Но что могло измениться со времени завтрашнего вчера? Нас окружает дополненная реальность, и программы должны помочь в ней ориентироваться.

Чип, встроенный в голову, может ловить сигнал, идущий с глаз и обрабатывать его, что переводит дополненную реальность на новый уровень, если сравнивать со специальными очками. Этот чип - как бы еще не часть мозга, но все-таки часть ЦНС.

Такой чип так же точно может обрабатывать не только информацию зрительную, так же он может перехватывать любые нервные импульсы. Так что дополненная реальность можно будет трогать и нюхать, и, если захотеть, отличия от обычных предметов фактически исчезнут.

Кроме того, когда несем тарелку с горячим супом, мозг включает невероятно сложные программы, и чтобы идти ровно, и чтобы руки при этом не дергались... Но написана программа явно не идеально, иначе бы я так часто эту тарелку не проливал, когда  кот под ногами проскакивает. Рано или поздно человек сможет лучше, и при таком раскладе, ставиться программа будет не в мозг, а в чип, который будет обрабатывать информацию на проходе между периферией и мозгом. Вопрос только в том, когда написаны будет такие программы, будут ли актуальны чипы, будем ли мы еще находиться в таких телах как сейчас, или наступит...

                                                         Послепослезавтра

"Расширенное и ускоренное сознание". Нейронная сеть нашего мозга благодаря нашим же усилиям стала содержать в тысячи раз больше узлов, стала перестраиваться быстро и по желанию хозяина, цепочки не разрушаются под действием времени, как сейчас, скорость передачи сигнала в наших мозгах стала быстрее многократно.

Что же с этим хозяйством будет делаться?

Любой "человек" будет программистом, и термин этот уйдет в прошлое. Перестройка собственной нейронной сети и есть установка программы, и одновременно изменение железа, поскольку в наших головах это неразделимо, и будет, пожалуй, неразделимо и в представляемом будущем. Чем будут вообще заниматься и интересоваться супер-разумные существа само по себе большой вопрос, от того и сложно представить, какие они будут использовать "программы".

Но я могу представить, как существа со сверхмощными нейронными сетями в "головах", сознательно перестраивают цепочку связей, по примеру какого-нибудь "программиста", так, что для них оказывается естественно просто(как для нас сейчас - ходить)  на взгляд определять точный вес предмета.

Когда человек будет полностью понимать, контролировать, изменять ход процессов в "мозге", только тогда будет достигнута настоящая свобода разума. И в этом свободе, создание и улучшение мозгового софта будет основной деятельностью и сутью развития пост-человеческих существ. 

 

  -3

Система управления державой

Знаете, в чем проблема коммунизма? Да в том, что человек, по своей натуре — эгоистичная сволочь! :) Дать ему свободный доступ к чему-либо — полнейшая глупость, он просто будет брать бесконечно во имя того, что это бесплатно. И, даже если бы человек удерживал свои чувства и не хотел бы брать лишнего, как он в одиночку может оценить, кому важнее блага, что есть у страны?

Итак, главный принцип коммунизма — "каждому по потребностям, с каждого по возможностям". Проблема в том, что оценка потребностей (да и возможностей — тоже) — ужасно субъективная штука. То, что вам кажется ужасно важным (например, новенький iPad), для вашего дедушки представляет гораздо меньшую ценность, чем, например, его медаль со времен войны. Конечно, это пример, ведь вы не собираетесь продать его медаль и купить себе iPad, но суть понятна, я считаю.

Как же это решить? Как дать оценку "потребностям" человека? Ответ на этот вопрос можно найти в названии конкурса. Софт для мозгов. Программа, которая может управлять мозгом. А значит, и считывать с него некоторые данные. К сожалению, я даже примерно не могу описать механизм считывания таких данных, как потребности, однако это не такая недосягаемая цель, даже в ближайшие несколько десятков лет. А если мы получим трезвую оценку желаний каждого человека, то организовать общество станет намного проще.

Таким образом, встроив в мозг небольшой датчик, соединенный с главным центром, мы можем оценить отношения потребностей каждого человека и выделить самых страждущих (конечно, нельзя допустить вмешательства в мозг, это должен быть лишь сенсор, который только считывает данные, ничего не изменяя). Тогда, просуммировав и найдя общие потребности, мы можем упорядочить принадлежащие державе блага и распределить их соответственно желаниям людей. Прямо как Дед Мороз, каждому, кто что хочет, то и дарит.

Но как же решить проблему с производством благ? Ведь люди, даже если уравнять расходы, не хотят работать. Тут уже сложнее, однако если стимулировать человека к труду на основании его личностных характеристик, определив сферу, где оптимально реализуются его возможности, можно добиться наибольшего выигрыша в производительности общества. Однако все равно необходима стимуляция. Для этого можно силу желания в предыдущей формуле умножать на количество произведенных данным человеком благ. Таким образом, люди с огромными потребностями каких-то недорогих вещей, которые при этом приносят много пользы обществу, окажутся вверху списка. А те, кто мечтает о яхте, ничего не делая, будут последними в очереди на получение.

А теперь представим систему в действии. Представьте, что вы — рабочий. Утром вы встали, пошли на работу. Работали там в поте лица, превысив планы на 200%. В перерыве на обед вы увидели рекламу нового iPhone. И захотели его сильнее, чем все остальное на этот момент. В нашем обществе вам бы пришлось копить деньги. А тут вы идете на работу и работаете до вечера вдвое усерднее. А прийдя домой, увидите, что вас там ждет новенькая белая коробка.

Вы спросите, а зачем реклама в обществе, где все бесплатно? Дело в том, что необходимо еще каким-то образом оценить полезность произведенных благ каждым человеком/фирмой. А какая самая важная конечная цель любого правительства? Чтобы граждане были богатыми? Неправильно. Чтобы у них все было, что они хотят? Опять не то. Чтобы они были удовлетворены? В точку! Итак, когда вы получите эту коробочку, вы удовлетворите свое желание. И проектор iPhone, директор Apple, менеджер по рекламе и еще пара сотен людей получат плюсик в множитель их потребностей, ведь именно благодаря им вы получили удовлетворение. 

Итак, мы получаем систему, которая стимулирует удовлетворять других людей, вознаграждая это удовлетворением Вас. Такая система должна быть идеальной, ведь она реализует главный принцип морали — "сколько ты, столько тебе".

  -7

Разумное чувство

В «загрузочной» сменили оборудование.

Вместо жуткого стула с зажимом для головы поставили обычное кресло. Со стола исчезли пилы, сверла и длинные блестящие иглы, похожие на вязальные спицы. На стену налепили широкий экран. По углам расставили горшки с цветами, и «загрузочная» окончательно перестала напоминать комнату пыток.

Увидев новую обстановку, Виниченко незаметно перевел дух.

- Доброе утро, - приветствовал его Владимир Иванович Маршак - хозяин всего «загрузочного» этажа, гениальный нейрохирург, мировое светило и прочая: регалий и достижений в медицине к своим пятидесяти годам у него набралось не меньше, чем у Виниченко – в мировой экономике. С другими клиентами работали светила рангом пониже, но для Виниченко, на деньги которого и апгрейдили «загрузочную», это было не единственным исключением.

- Утро доброе, - ответил Виниченко, пожимая протянутую руку. – Наконец вы избавились от «кресла Пиночета» и прочей лоботомии.

- Клиентов станет больше, - сказал Маршак. – Все хотят чудо-возможностей, но не все позволят ради них сверлить свой череп и втыкать в мозг электроды.

- А сейчас?

- Укол в ухо, - сказал Маршак. – И последующее сопровождение чипа до гиппокампа. Управление осуществляется с пульта.

- Здорово, - с чувством сказал Виниченко, один из тех пионеров, что ради чипа прошли когда-то долгую, рискованную и жестокую операцию. А те, кто ставят чипы сегодня, обойдутся уколом. Зато он пользуется чипом уже год, и за это время тот сослужил огромную службу. Новичкам его не нагнать, они уже потеряли первый и самый важный год пользования супервозможностями…

- Чувствую, скоро мое участие не понадобится: софт будут закачивать дома, из интернета, - сказал Маршак.

- Вирусов нахватают. Или бета-версий.

- Неминуемо. Загрузят английский, а получат суахили. Вперемежку с эсперанто и японскими жаргонизмами.

Они рассмеялись.

- Что сегодня? – спросил Маршак.

- Арабский, аравийскую группу. Хочу упростить процесс переговоров и порадовать наших восточных партнеров. И еще историю династии Алауитов, там кто-то себя к ним причисляет – при случае блесну.

- Сделаем, - сказал Маршак, разворачивая широкий рулон компьютера. - Приступаем?

- Приступаем.

Маршак быстро выполнил необходимые процедуры, проверил мозг пациента, подготовил его к загрузке. Зажегся настенный экран, на нем – внутренность черепной коробки Виниченко: когда Маршак запустил загрузочную программу, сбоку появились сменяющие друг друга цифры, символы, побежали юркие кривые.

В отличие от многих клиентов, мучимых головными болями, Виниченко всегда нравился процесс поступления информации непосредственно в мозг, минуя органы восприятия. Нравился даже когда для создания нейронных связей в мозг еще втыкались электроды. А уж сейчас, когда все по беспроводной сети…

 

…Воспоминания появляются незаметно. Сначала кажется, что ничего не происходит. Но стоит попробовать вспомнить, что он знает об арабах, как из глубин памяти всплывают сведения о правящей марокканской династии, ведущей род от самого пророка Мохаммеда. Если продолжать, знания о Алауитах становятся ярче, дополняются деталями. Еще немного, и уже можно вспомнить даты правления любого из них. Словно когда-то тщательно их заучивал. На самом деле он узнал их минуту назад, когда завершилось искусственное формирование новых нейронных связей, которые обычно возникают в долговременной памяти только как результат многократного повторения.

«Как, – подумал Виниченко, - будет по-арабски «в середине 17 века Марокко утратило контроль над золотыми копями?»

Ответ появился не сразу: словно тяжелая и ленивая донная рыба, он застыл в глубинах памяти, и пришлось поднатужиться, чтобы заставить его подняться к поверхности.

- …في منتصف القرن 17 ، وفقدت السيطرة المغرب, - медленно прошептал он. Одновременно Виниченко пытался представить, как это пишется, и ему показалось, будто он думает задом наперед – ведь арабы пишут справа налево.

- Готово, – прервал его упражнения Маршак. – Закончили.

Виниченко взглянул на экран. Тот был пусть, лишь сверху мигала надпись: 100%.

- Спасибо. Приятно быть образованным человеком, - сказал Виниченко, вставая. – Осталось превратить знание в умение.

Он попытался бегло произнести пару фраз на арабском, но, конечно, запутался в построении и не выдержал интонацию.

- Ничего, рефлекс наработаем быстро, - сказал он.

- Несколько дней хватит, будет получаться автоматом, без раздумий, - согласился Маршак. – Но разговаривайте хотя бы сам с собой.

- Придется, иначе не смогу блеснуть. А хотелось бы, помимо арабского, еще этак небрежно упомянуть в разговоре этих самых Алауитов, и желательно - к месту.

- Сразу так только с эмоциональными файлами получается, - заметил Маршак.

- Почему?

– Умение испытывать любое ощущение или эмоцию до автоматизма уже доведено, - пояснил Маршак. – Это же не какое-то новое, незнакомое знание. Это химия. Стимул – реакция. Удар – боль, приятная встреча – радость, необычное – удивление. Стоит лишь потрогать нужные отделы мозга. Сложнее с усиливающими файлами, а еще сложнее - с созданием новых эмоций и ощущений. Здесь все только начинается.

- Усиливающие файлы – это что? – спросил Виниченко. – Оргазм восьмой степени?

- Что-то вроде, - сказал с улыбкой Маршак. – Последнее время особенно популярная услуга.

 

Через двадцать две минуты знаток арабского языка и истории Алауитов входил в кабинет своего личного психолога. Еще вчера никакого психолога не было, но они как тараканы - и не захочешь – заведутся.

Впрочем, Виниченко хотел.

- Садитесь, - сказал мужчина без возраста, с аккуратной бородкой. Узко посаженные глаза прятались за очками с простыми, но толстыми стеклами.

Сев, Виниченко понял, что не сможет рассказывать о своих личных проблемах совершенно незнакомому человеку. Хуже только голым в мороз плясать на оживленной улице. Он пожалел, что поддался слабости, какой-то нелепой и глупой надежде, будто бы кто-то сможет помочь. Ничто и никто не сможет помочь ему, не поддающемуся ни гипнозу, ни языку жестов, ни НЛП, ни психологам.

Меж тем бородатый ненавязчиво демонстрировал готовность к общению располагающей улыбкой, лицом, повёрнутым к Виниченко, и телом, что почти незаметно изогнулось в легчайшем полупоклоне.

- Многие относятся скептически к тому, что я делаю, - зажурчал он, - однако, стоит, все же, убедиться самому?

- Именно, - сказал Виниченко. Он забыл, как зовут хозяина кабинета. Еще ему остро хотелось уйти.

- Вы можете рассказать, что вас беспокоит? – спросил психолог.

- Могу.

- Вы хотите это сделать?

- Нет, - сказал Виниченко. – Если честно, я жалею, что пришел к вам. Простите, но…

- Не стоит извиняться. И не обязательно сходу рассказывать о ваших проблемах. Сейчас нам лучше поговорить на другие темы. Я вижу…

- Нет. Не сейчас.

Торгвальд вышел, проклиная все и вся. Что он мог сказать этому знахарю человеческих душ, привыкшему лечить от депрессии каких-нибудь глупеньких манекенщиц или скоробогачей-кокаинщиков? Глупец. На что он надеялся? Никто не сможет помочь ему.

 

Он слишком рано закончил работу в тот день. Ни переговоров, ни совещаний, ни проблем, требующих срочного разрешения. Как не пытался он придумать задачу, чтобы вернуться домой не раньше ночи, ничего не вышло. Просиживать же штаны просто так всегда казалось ему глупым занятием.

Виниченко кликнул клавишу селектора и велел подать машину.

 

Дома повис душный полумрак, отчего он казался неуютным, чужим, заброшенным. Или это казалось только ему?

Виниченко, не раздеваясь и не снимая обувь, поднялся на второй этаж и прошел в комнату супруги. Та сидела за столом и принимала горячее участие в перипетиях сложной средневековой жизни каких-то маркиз и лордов.

«Двенадцатый сезон, - определил Виниченко. – Как можно играть в эту дрянь?»

- Привет, - сказал он.

- Привет! – сказала супруга с улыбкой, и, привстав, вытянула губы.

Виниченко, стараясь не морщиться, торопливо ее поцеловал.

- Я скучала. Ты ужинал?

- Нет.

- Я тоже – ждала тебя. Может, съездим куда-нибудь? Надоело дома.

- Не хочется. Съезди одна.

- Без тебя не поеду.

- Тогда дома.

- Ладно. Сейчас на кухню позвоню, пусть подают.

- Хорошо, - равнодушно сказал Виниченко.

Пока супруга разговаривала с поваром, он беспомощно топтался посреди комнаты. Большой, в темном пальто и лакированных туфлях - будто заглянул всего лишь на секунду. Мучимый нестерпимой скукой.

По-прежнему не раздеваясь, он прошел в свой кабинет. Но и там не нашлось никакого занятия. Настало время личной жизни, и точка.

«Интересно, о чем мы будем разговаривать за ужином? - подумал он, - ведь не о чем же».

Все, что хотели, они друг другу давно уже сказали за долгие годы совместной жизни.

И, говоря по правде, за эти же годы он совершенно охладел к супруге. Он не испытывал к ней ровным счетом ничего – одно тупое равнодушие. Уже не брал ее в деловые поездки, но и не вывозил на отдых, не выводил в свет, и, вообще, не баловал вниманием.

Виниченко вздохнул, взял пульт от дома и вышел в коридор. Он зажег все лампы, разливая яркий свет по коридорам и комнатам, но это не помогло. Его ждал еще один пустой, тоскливый вечер.

 

На переговорах в горячем Марокко все сложилось, как он хотел. Переговоры шли в атмосфере понимания и согласия, контракты подписывались незамедлительно, и Виниченко болтал со своими восточными друзьями на их родном языке так непринужденно, что переводчик совершенно не требовался, точнее, не требовалась…

Юная и нежная, с красивыми глазами, она заставила сердце биться сильнее и чаще. И то ли палящее солнце виновато, то ли волшебные ночи, с яркими, крупными звездами, но события развертывались самые романтические: флирт, лукавые взгляды, терпкий запах какого-то цветка, дрожь в голосе и полумрак дворца, в котором Виниченко вновь ощутил себя молодым и сильным.

 

Он никогда не останавливался на полпути, куда бы тот не вел, и не оставлял позади себя незавершенных дел.

А потому, психологу все же удалось разговорить его на третью встречу. Хотя это он сам заставил себя высказаться.

- Хочу, чтобы сердце билось чаще, как в нашу первую встречу двадцать два года назад. Или как недавно - в Марокко. Но что там произошло – неправильно. Я чувствую себя виноватым, ведь мой поступок – предательство, неуважение к жене, к человеку с которым меня связывает так много, и который меня не предавал ни разу!

Мы пережили бедность, голод, и что сложнее – мое становление, карьеру, когда бизнес отнимал все время, и супруга десять лет провела, хоть и со мной, но одна. Я вычеркнул ее молодые, самые важные годы. И все же, она была со мной. Она меня и поддержала, и помогла, и спасла. Никто не знает, кем бы я стал, и что бы со мной стало без нее. Она любила и верила в меня в самые трудные моменты. И я не хочу ее предавать.

Но если запрещу себе отношения с другими, это скажется на моей жизни и моих делах – мужчина должен любить, бороться, страдать, чтобы жить и работать в полную силу. Вот моя неединственная, но основная проблема, господин психолог. А теперь скажите, что она неразрешима, и я покину вас навсегда.

- Проблема разрешима, но для этого стоит помнить, что влюбленность, о потере которой вы сокрушаетесь – это лишь химический процесс, протекающий в нашем организме, а в настоящую, искреннюю любовь она как раз и перерастает в течение многих лет, когда люди учатся по-настоящему ценить и уважать друг друга…

- Но что это за любовь? – перебил Виниченко. – Лишь привязанность к человеку, который давно неинтересен, даже больше - надоел. Это по-настоящему?

- Ключевое здесь – надоел. Вы хотите, чтобы отношения с женой вновь стали свежими. А раз так – это возможно. Но придется кое-что изменить. Ведь вы много лет видите одно и то же. Стоит поехать куда-нибудь, сменить распорядок дня, имидж, одежду, позы в сексе, или даже попробовать ролевые игры, сменить прическу, словом…

 - Стойте, - сказал Виниченко. – Теперь я совершенно точно убедился - вы мне не поможете. Я не изменю свое отношение к чему-либо, лишь переодев это что-либо. Я всегда буду помнить, что это по-прежнему это, а не то. Никакие игры и смена расписания не заставят меня вновь испытывать угасшие чувства. Они не зависят от декораций.

Но кое на что вы меня натолкнули. Любовь – это химия.

Виниченко встал, и твердым шагом покинул кабинет своего личного психолога. Навсегда.

Он знал, как вернуть былую краску своей семейной жизни.

 

- Голос, запах, внешность – все должно вызывать неземной восторг, – говорил он через несколько минут Маршаку. – Вы говорили, что эмоции – это просто. Я хочу испытывать все то, что испытывает мужчина к женщине, в которую по уши влюблен. Я хочу испытывать это, глядя или думая о своей жене! Я хочу любить только ее и никого больше. Хочу, чтобы это было, как в первый раз на протяжении всей жизни. Чтобы, когда касался ее, я чувствовал, как пробегают между нами электрические заряды. Чтобы, в конце концов, я дико, неистово хотел только свою жену! Замкните мой эмоциональный центр на нее. Вы сможете?

Маршак медленно кивнул.

- Смогу.

- Когда мы сможем приступить?

- На создание файла потребуется несколько дней. А вы и вправду считаете, что такая любовь будет настоящей?

- Несомненно! Россказни о случайно и вечной любви - полная чепуха. Обман. А вот любовь, как проявление разумной воли человека – истинна. Любовь – это разумное чувство. Я люблю свою жену не сердцем – оно давно к ней остыло, но мозгом. И я хочу заставить сердце вновь разогреться. Это ли не проявление истинной любви? Мой организм подчинен эволюции, которая сделала нас полигамными – иначе бы вымер людской род, - но я хочу переподчинить его разуму.

Я и только я должен решать, когда, к кому и какие чувства мне нужно испытывать. Я хочу быть уверен, что это – навсегда! По-настоящему уверен.

Любовь, поставленная под контроль – гораздо бОльшая любовь, чем глупая и короткая прихоть нашего слепого и глухого организма. Теперь, когда мы клянемся любить кого-нибудь вечно, можем быть уверены, что соблюдем клятву.

- Убедительно, - задумчиво сказал Маршак, когда Виниченко выдохся и замолчал. - А вы разрешите вашей жене загрузить такой же файл, но по отношению к вам?

- Пусть сама решает, - сказал Виниченко.

  -2

Broken Synapse

Иногда бывает невероятно тяжело что-то начать.

Поймать ту самую мысль, распознать её, ухватиться за ту самую ниточку, которая вытянет тебя, постепенно и неспешно, к твоей цели. Зато потом, как только ты и твоё сознание находят такой «рычажок», становится как-то проще. Вроде и фундамент есть, и идея формируется, и процесс пошёл.

И тут снова.

Почему-то снова теряешься в лабиринте собственного сознания. Очевидное становится неочевидным, вчерашние идеи  вздором, а конечная цель так и вовсе сулит лишь провал, тем самым окончательно туша свет в конце всех возможных туннелей.

Знакомый каждому творческому человеку цикл. Лабиринт, лабиринт из сотен осколков, в мутном отражении которых порою так трудно разглядеть нечто крайне в данный момент необходимое. Люди зовут это «нечто» вдохновением. Или музой. У каждого она, как принято, своя. А вот мне, почему то, с ней не особо повезло.

Когда всё это произошло, я работал видео-дизайнером в небольшой развивающийся фирме, маленьком рекламном агентстве. Я чертовски любил свою работу, можно даже сказать, нашёл своё место в жизни, но каждый новый заказ давался мне всё тяжелее, чем предыдущий. Почему? А я и не знаю, честно говоря. Скорее всего, я был слишком высокого мнения о одухотворённости творческого процесса, а до кучи ещё и ленив. Мне казалось, что мои коллеги, целыми днями играющие в тупые пасьянсы на дорогущих iMacах нашего офиса, хватают идеи прямо из воздуха. Ведь вот он сидит, играет, а тут хоп! И уже открыт графический редактор, в руках планшет, набросок-набросок-набросок идея. Со стороны всё так просто. Вот и было мне в какой-то мере обидно за своё скудоумие. Как-то так.

А ведь ещё и лето на дворе. Одиннадцатое июня две тысячи двадцать первого года, время отпусков, жары и залитых солнцем улиц. И сколь безгранично бы я не любил свою работу, но свой уютный домашний диван, фаст-фуд из соседствующего с домом общепита и уйму свободного времени я всё же люблю больше.

Надо было прикончить заказ. Последний чёртов заказ. Простой рекламный ролик. Но в голову ничего не приходило.

Взглянув на время, я сообразил, что до конца рабочего дня осталось всего двадцать минут. Повернувшись лицом к монитору моего компьютера, я закрыл видео-редактор и запустил браузер, чтобы вновь накачать мозг тонной ненужной ему информации. Я всегда так делал за полчасика до того, как можно было идти домой  ибо все попытки придумать что-то стоящее в этот момент настолько тщетны, что не имеет смысла и пытаться. И всё было бы совсем как всегда, если бы мой виджет таргетированной рекламы не показал мне интересное сообщение:

«Микро-революция. В ВАШЕЙ голове.»

Будучи заинтригованным столь броским заголовком, я отдал компьютеру команду развернуть и отобразить текст новости.

«Многие годы человечество пыталось раскрыть потенциал сознания. Ведь наш мозг  это самый совершенный компьютер из всех, что можно себе представить. Могли-ли вы когда-нибудь подумать о том, что наступит день  и слова поставить программу и обновить прошивку будут применимы для мозга?»

Я несколько раз моргнул. Бред же какой-то! Никогда о таком раньше не слышал. Ну, телевизор я, допустим, не смотрю, но в интернете-то мог наткнуться на нечто столь амбициозное! Ещё раз пробежавшись по уже прочитанному тексту, я продолжил вникать в суть.

«Мы предлагаем именно Вам принять участие в глобальном тестировании новой технологии HYBRAIN [HYBRID BRAIN], разработанной ведущими учёными США и теперь, спустя почти два года, доступной и на территории России. Мы отбираем самых разных людей самыми разными способами, в самых разных местах планеты для того, чтобы сделать наше устройство идеальным. Так в чём же суть нашей технологии?

Компании Synaptec, лидеру в индустрии биоимплантов (тут я отметил про себя, что с этим названием я знаком  моей любимой бабуле в прошлом году ставили биотический протез этой чудной фирмы, после того как она умудрилась ото в прочем, этого я уже не хотел про себя отмечать), удалось создать уникальный семи-биотический чип, который может превратить ваш мозг в многофункциональную вычислительную машину. Работая на основе перехвата синаптического сигнала, этот чип, сочетающий в себе потрясающую производительность и надёжность, позволит вам:

 Полностью контролировать ход своих мыслей. Упорядочение, перемещение, удаление и копирование.

 Потрясающая сила визуализации  мы подарим вам кристально-чёткое изображение воспоминаний, сюжетов из ваших снов.

 Функция SmartRecovery. Восстановите любую забытую вами информацию, пользуясь понятной системой тегов.

 Доступный и предельно понятный интерфейс. Стоит вам закрыть глаза и захотеть  как перед вами тотчас появится полнофункциональная операционная система.

Более того, воспользовавшись нашим предложением сейчас, вы получите бесплатную подписку на обновления чипа HYBRAIN, а так же льготы на тестирование новых разрабатываемых функций. Компания обязуется самостоятельно оплачивать все необходимые исследования, а так же выплачивать вам премиальные за участие в проекте. Если вы заинтересованы нашим предложением, пожалуйста, нажмите далее.»

Я откинулся на спинку стула. Похоже на спам, но чёрта с два, делать-то всё равно нечего! А звучит крайне любопытно. До конца рабочего дня оставалось ещё десять минут, и я, снова подтянувшись поближе к монитору, клацнул кнопку «далее».

После секундной задержки, браузер отобразил форму регистрации. «Анкета испытуемого Synaptec». Звучит круто.

 Имя Антон,  бубнил я себе под нос.  Фамилия Темников

Возраст, страна, город, дом, квартира, контактные данные, соцопросы и абсолютно ненужные поля, даже тест Роршаха в конце  всё это пришлось заполнить крайне внимательно. Клацнув клавишу «enter» на последнем поле для ввода, куда требовалось написать результат математической задачи 15+98, я опустил глаза к последнему пункту, у которого мне предлагалось поставить галочку.

«Я согласен с действующими правилами и политикой проведения лабораторных испытаний, готов на независимое сотрудничество, а так же полностью осознаю то, что ответственность за состояние своего организма в ходе испытаний и после них несу исключительно я. Я позволяю компании Synaptec использовать меня в качестве испытуемого и проводить любые эксперименты и наблюдения, сопоставимые с действующими законами, правами и конституцией.»

Холодок прокатился по моей спине. Жутковато как-то. Слишком вычурное соглашение для «лохотрона». Но, отступать уже было некуда  я поставил необходимую для завершения регистрации галочку и кликнул кнопку «готово».

«Спасибо за регистрацию! С вами свяжутся в ближайшее время!»

 И всё?  Буркнул я.

И всё. А ведь я и представить не мог, как много в этом слове, хех.

Сколько времени уже прошло? Месяц? Год? Век? Тяжело воспринять, тут его будто не существует, среди этих кристально белых стен.

Они сказали, что это какой-то сбой, очень редкий сбой. Отторжение на уровне подсознания, или что-то вроде этого. Сказали, что меня непременно вытащат.

Но я-то знаю. И вы наверняка знаете, жаждущие прогресса и лёгкого решения проблем.

Лабиринт мутных зеркал не отпустит вас. Он Забирает всех.

Навсегда.

  -5

Изменённый разум

Пролог

Человеческий мозг – это вершина эволюции. Мы создали двигатели внутреннего сгорания, научились управлять ядерной реакцией, отправили человека в космос, а во второй половине прошлого столетия научно-технический прогресс устремился в сторону микроэлектроники. Всё начиналось с огромных устройств занимавших целые здания, и вот во втором десятилетии двадцать первого столетия мы уже пользуемся устройствами , помещающимися в карман, но в разы мощнее тех старых компьютеров-прародителей. И, на мой взгляд, у этих устройств есть то, чего уже не хватает нашему мозгу – многозадачность. Да, некоторая многозадачность существует у мозга – мы можем идти по улице и при этом думать на отвлечённые темы или разговаривать с кем-то по телефону. При этом ещё мы дышим, моргаем, сердце гоняет кровь по нашим артериям и так далее – и всем этим управляет наш мозг. Но возможности нашего мозга всегда ограничены: фоновые задачи (сердце, дыхание и т.д.), управление моторикой и одна мыслительная деятельность. Мозг человека способен в единицу времени думать только об одном. Если вы читаете и пытаетесь вникнуть в сюжет книги, и в это время к вам подходит другой и начинает разговаривать с вами, то волей-неволей вы перестаёте вникать в сюжет, и вам приходится переключаться на общение с собеседником. Но вы представьте, что мозг человека способен отрабатывать несколько мыслительных потока одновременно! Вы можете сидеть перед компьютером и печатать новую статью, при этом думая о том, что бы приготовить на ужин, а также думая о планах на следующий отпуск. Всё это одновременно!

Читать далее

  -5

Один день

Увидел конкурс в интернете:

"Подумать, как бы нам жилось

Когда действительно на свете

Софт в мозг засунуть удалось".

Чем прозой мысли описать,

Сложнее избран способ мной,

Про мир такой, о жизни той

В стихах решил я написать.

Теперь итоговый мой труд

Представлен ниже на Ваш суд:

Далее

  -2

Здоровый человек

Прекрасный софт для человека тот, который позволяет отслеживать физическое состояние организма. Софт, который занимается мониторингом всевозможных характеристик физического состояния человека. Который позволяет обнаружить болезнь заблаговременно, особенно если это рак. Такой софт спас бы много жизней.

  -3
© 2017 Trend Club