Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Общение → Наряд для настоящего админа

Не только девушки, но и сильная половина человечества  мечтает оказаться в центре внимания. Для того чтобы мечта поскорее сбылась дизайнеры придумали оригинальную футболку-часы. Классическая черная футболка оснащена полнофункциональными часами и секундомером. Для этого спереди  на футболке  изобретатели разместили тонкую электро люминесцентную панель, с изнанки закрепили блок батареек. Позаботились дизайнеры и о герметичности всего устройства, поэтому футболку можно стирать:)


shrt-0105.gif

Что не мало важно футболку можно уже сейчас приобрести в зарубежных интернет-магазинах. Так что все идем за покупками:) А потом не забываем переводить футболку на зимнее время:)

 

по материалам GeekSugar

  1

Комментарии

Я бы хотел такую, но с уровнем моего пульса и давления. Чисто сидишь с симпотной девочкой в баре, а у тебя цифарки на груди растут растут....

Ну на самом деле можно приобрести не только футболку-часы:) Другие варианты (например, футболка-плеер) можно посмотреть здесь http://www.iwantoneofthose.com/searchSite.do?outOfStockRedirect=true&Query=Time%20T-Shirts

Я как-то в одном журнале выиграл майку, на груди которой был расположен индикатор приема WiFi-сигнала, но ее так и не прислали )

Вообще-то похоже на бомбу внутреннего действия — такой сисадмин-террорист-смертник.

Привожу небольшой фрагмент — Как пугать сисадминов — из личного опыта))

*** Я вообще мистический Ужас, пляшущий в глазах русских сисадминов. Сисадмин — это центрик всеселенной, а я им всегда объявляла: — Здравствуйте, я — Faeton! — А, простите, это что такое, — спрашивает он. — Это восьмая планета, она взорвалась, — подмигиваю и выхожу на связь. Сажусь и с гордой спиной впечатываю как пароль и ставлю себе как задания заборики цифр)) — Это не шифр, мне скрывать нечего. Я ж не исламская женщина. — Теро... — Помолись. Тело падает вниз.

Я — за информационную безопасность!

Уважаемая shadow, спасибо Вам за урок. Учителя математики — одни из самых любимых моих учителей. В детстве в Самарканде, где прошло моё детство, у меня была любимая учительница математики тётя Таня Ф. А здесь в Москве, где я оказалась уже после университета, — тётя Люба Р. Она меня учила считая и шифруясь, в частности, чисто по-женски в симпатичные белые тряпочки, браслетики с розовыми подвесками и т.д. спасаться от ужаса.

Страшнее всего здесь в Москве мне было, когда я работала в Центре современной архитектуры. Так совпало, что тогда мне было достаточно сложно — личная драма наложила сильный корёжащий отпечаток на внешности. А там были три счастливые московские женщины. Они мне показались истовыми и злыми. По крайней мере, по отношению ко мне. Каждая норовила вцепится в какую-нибудь часть тела. Унизить. Прижать к земле. Как-нибудь надругаться. Лена Баранова (у них всё равно сейчас другие фамилии) при этом сильно материлась. Ну, просто у нее такая манера изъясняться. А для филолога — слышать такое день изо дня — увечье. А Варя Чичкина (у каждой из них по-чеховски — а может быть по-гоголевски? — 'говорящая фамилия') знает английский, она москвичка — она всё умеет: она даже в Лондон смоталась на стажировку. Ну, впрочем, обычная история. Как же не поиздеваться над неучами. А начальница Ирина Михайловна условно скажем Базукина — мне еще страшно назвать ее фамилию, но она тоже стреляет — ходит в соболях и бараньих шубах и при подчиненных — работайте, работайте, вы можете поработать, — практически до гола раздевается и лезет на зеленый суконный стол: над ней там массажист упражняется. А в помещении нет ни одного окна — некуда отвести, чтоб отдохнули — глаза. Остается лишь ночью плакать. В страшной съемной квартире. А утром новые причуды начальницы. И всё это в левом крыле здания Совета Федерации. И вот мне снится, что мы летим и скоро все здесь взорвемся.

Я не пророк, но при таком раскладе дел. Когда в стране абсолютный беспредел. Ждать апокалипсиса — войны, убийств, аварий, взрывов, террористических атак — с юга, с запада, с востока — откуда угодо, я думаю, что недолго.

Уважаемая shadow, я давно хочу попросить у Вас прощения. Тот пост, где я Вам ответила достаточно резко: Метод одного допущения при построении трендов — мне, разумеется, Ваш ход понравился, но я отнеслась слишком серьезно ко всем поставленным Вами вопросам — и несмотря на то, что ответы у меня действительно давно вымученные и созревшие были, времени на то, чтобы их изложить не было: очень много работы. Да, у меня сдали нервы. Жизнь оказалась распоротой. За написанные тексты давно не платят, жрать иногда почти что нечего. За валосердином — тоже не успеваешь. А Вам ответила, как ответила. А потом опять мучалась, что же я наделала.

Точно также и с начальницей Ириной Коробьиной. У меня просто сдали нервы. У них, кстати, именно такой логотип тогда был утвержден: Ц — и мигающие две точки — СА. У меня друг смеется: именно в таких без окон помещениях, примерно в таких майках как эта здесь на картинке и готовят террористов-смертников. Мы же, если не сознательно, то подсознательно считываем всю информацию. Как говорит мой духовник, раньше не было фотоаппаратов — были художники и мир был более безопасен, прекрасен. А сейчас, когда могут фотографировать: труба (если будет время, напишу об этом отдельный текст с вытекающими оттуда трендами)). Тогда же в Ц:СА написала текст — нарушение информационной безопасности? — но там все титлы были указаны: так и так: Центр современной архитектуры: сделал выставку, над которой мы с моим другом ночами вкалывали, ну, и я там использовала, расшифрованные мной цитаты с видео-выступлений архитекторов — сжала в концентрированные экстракты до нескольких предложений — текст «Москва глазами архитекторов» — получилось очень красиво. Я всю новогоднюю ночь с 2006-го на 2007-ой год работала над этим текстом и плакала. Это, знаете, как икону Казанская Божией Матери рисуют без рук. Почему? Крестьяне шли с деревни — был, не помню какой, великий православный праздник, а они шли работать, и вот подходя к полю, увидели в небе Пресвятую Богородицу: — Куда вы идете? — Работать. — Возвращайтесь в село. Идите в храм. — Но мы боимся, что не успеем. — Я вам отдам свои руки. Казанская икона Божией Матери, насколько я знаю, единственная икона, на которой Богородица изображена без рук.

Точно также, можно сказать, я воспользовалась глазами архитекторов. У меня сдали нервы. Меня переполнил страх. Я написала — на мой взгляд красивый текст — из здешнего подземелья)) И заслала его как самолетик с надеждой о выходе из заточения в журнал И+Д. Боже, что там началось. Простите, но я мыслю в категориях беснования. Хотя она тоже обычная женщина. У нее сдали нервы. Она привыкла, что всё ей, что все пашут и работают на неё — для меня она просто прообраз Москвы — а тут, видите ли, такая безобразная утечка информации! Работа не под грифом её фамилии. Она меня напугала ещё на пару следующих лет. Был шантаж. Звонки на следующую мою работу. И постоянно злые глаза. Куда я в Москве не пойду. Я собственно больше года никуда и не высовывалась. Сидела, как партизан в засаде. Я не хочу с ней воевать. У меня своя жизнь. Мне хочется мирно работать. Зарабатывать честно положенное за труды. Рожать детей. И ничего не боятся.

Я отправила текст, отнюдь еще не договариваясь о его печати. Хотя я, безусловно, при помощи его сваталась. Надо было продемонстрировать, как я умею работать, а тут я только вкалывала, как Золушка — работала ногами, разносила приглашения — на вечеринки, на которые меня принципиально не звали. При мне звали всех, даже зябнущую идиотическую Машеньку до жути также запуганную этой счастливой в соболях московской женщиной. А меня только заставляли разносить приглашения. Ну, еще ведь важно каким тоном — все эти приказания. Я не обвиняю. Она даже молодец. Она меня разбудила. Можно сказать воспитала. Только мне страшно от того, чему она меня обучала. Мне страшно от этих ростков смерти. Хотя, говорят, после изнасилований девчонки, как правило, не зачинают. Когда у них затянется эта травма — это уже другой вопрос — может быть, останется на всю жизнь, всю её искалечет. А может быть, время лечит. Вообще же лечит любовь. Всепрощение.

Какое это отношение имеет к информационной безопасности? Я не знаю, откуда уже на следующий день Ирина Коробьина знала, что я отправила текст. Меня этот вопрос до сих пор волнует: если она залезла в мою личную почту. Тогда ведь так надо друг другу и сказать — тогда конфликт снят: возможно, если события развивались своим чередом и в журнале И+Д запросили бы, утвердили бы текст для печати, я бы обратилась к ней за согласованием. Я а) достаточно трусливая девчонка, по крайней мере, была)) б) стараюсь вести себя честно. Но когда очень страшно — надо спасаться, бежать. Да, наверное, это был вопль. Я хотела от нее сбежать. И знала, что она не очень хочет меня отпускать — где ж ещё такую идиотку найдешь, вкалывает как проклятая. Шучу, мне тогда было очень сложно: проблемы со здоровьем. Я не могла работать в полную мощь, и тоже от этого мучалась. А ИК — тоже видела и недоумевала, постоянно оскорбляла и понемногу привязывала к ноге-прикармливала: делала всюду тебя обязанной: куда ты теперь от меня убежишь?

Ну, в общем это очень длинная история. Из которой можно сделать много выводов, вывести бизнес-трендов, архитектурных задач. Простите, trenclub, конечно, не исповедальня. Простите, меня, простите.

Уважаемая shadow, простите меня, пожалуйста.

Я собственно и свой текст Скажи мне, как ты сочиняешь тренд... — стала писать, как ответ на Ваш про метод одного допущения, а потом отсекла страницу вступления: как советовал поступать Антон Павлович Чехов и разместила отдельными вопросами.

Ну, ВЫ же очень умная, Вы всё поймете. Кто всё поймет, тот всё простит))

*** Когда-то писала в тексте-рецензии на Антологию выстаивания и преображения. Век XX Фонда СЭИП / презентация в Ярославле%

Как в провинции отреагировали на теракт в Московском метро, на обвал крыши в «Транваале», на гибель молодых сноубордистов из столицы? «Просто в Москве по отношению ко всей остальной стране всё слишком несправедливо устроено» (цитата с трамвая). Об этом ещё никто не сказал с телеэкрана. Но об этом говорит провинция. ... Идеи справедливости опять обретают свою упругость. Справедливость — самая кровавая добродетель. Но всё же добродетель или нет?

Современное российское общество расколото. Демаркационная линия проходит сегодня внутри самого общества: столичного («столичный» — это в современной России стиль жизни, а не география) и нищего провинциального, «черного» и русского. Она дробит и делит семьи, скученные в малосемейках, ползет по кафелю подъездов, разбрасывая по баррикадам соседей, режет напополам парты, за которыми сидят школьники. … Мне моя московская учительница тётя Люба как-то рассказывала, как посадила однажды за одну парту мальчика-грузина и мальчика-армянина — деток-пятиклашек, а их братья по-старше друг друга через пару дней чуть не зарезали: защищали младенцев.

Также, как «черномазых», в обществе ненавидят олигархов, в провинции — москвичей, в задрипанном захолустье — любого приезжего… А в Камбоджи когда-то, например, убивали и просто очкариков.

*

Мне в ЖЖ написали коммент к приведенной выше цитате: В провинции отреагировали на беды людей так, как и положено реагировать скотам на беды людей.

ММ, ну, в провинции же тоже люди. У них есть нервы, дети, жены. Много бед. Многие пьют. Не хватает образования. Медикаментов и пр. Надо всё учитывать и понимать.

*

Простите, за столь длинное сообщение.

Я не перечитываю. У меня много работы. Надеюсь, на понимание))

Вот кстати синий прямоугольник фигово смотрится. Надо было просто цифры оставить.

телепортация, Randall, и он может стать красным или золотым))

© 2019 Trend Club