Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Общение → Явление ЗЗ народу

Ёлка-Дирижабль 2010: Арт-версия и Архитектурная версия

Ландшафтные комбинации

 

Раньше люди действовали по принципу обретения и завоевания первого и единственного пристанища себе на земле. Цельного и целесообразного универсума, который надо заточить в рамку владения. В XVII веке ярославский землемер, имя которого история не сохранила, назвал вторжение в девственную природу покорением и расчисткой «материка земли»*.  Сейчас же  мир проницаем и мозаичен. Он уже скорее переполнен — и ждет расчистки и освобождения не дикая целина, а ойкумена. Наиболее методологически оправданными тактиками моделирования ландшафта оказываются  те, которые реализуют взгляд на город как на ландшафт.  

Столичная реальность изнемогает от проектирующего диктата власти. Если в СССР народную волю ‘национализировали’ — так что в начале хватило на вспашку репрессированными и движимыми энтузиазмом кадрами огромных целинных пространств, — то потом интерес даже к внутридворовому пространству у жителей страны закономерно иссяк. Схлоп горизонта. Известное стремление к маниакальному порядку и наполнению своей собственной домо-ячейки, а дальше — хоть трава не расти, и после нас — хоть потоп. Современный мегаполис заменил ландшафт категорией пространства, разбитого на ресурсные, распродаваемые и административные зоны.  На населении эта регламентация отражается пространственными заболеваниями такими, как предсказанная архитектурным мыслителем Александром Раппапортом  «планетарная клаустрофобия» — страх перед глобализированным стерто-стандартным миром —  или отмечаемая Сергеем Ситаром имплозия (расширении пространства внутрь себя). В России эти проблемы стоят, как это ни странно, особенно остро: человек рождается, вынужден жить и мечтает жить, как правило, в разных местах. В стране столь обильно богатой просторами, взгляд не может обхватить необъятное и ищет замыкающую точку перспективы. Извечная центростремительность российского культурного ландшафта. 

 Современный лос-анджелесский социальный георгаф Эдвард Соха выступил с концепцией постмегаполиса, в котором обозначил три перспективы пространства: собственно физическое, как оно мыслится-помнится-мечтается и, наконец, как оно проживается. Моделирование городского ландшафта, таким образом, можно производить не только посредством архитектурной ткани, но и урбанистического веб-дубля. Особенно эта практика станет актуальной при введении вебтринольной системы (семантическая сеть), а также в перспективном трехмерно-сенсорном освоении виртуального пространства.  Однако Правительство Китая уж сейчас инициирует создание сайтов, действующих по принципу городского лего для всех. Здесь местные жители могут виртуально наподобие муравейника обустраивать свои районы — создавать многослойное ландшафтно-архитектурное пространство жизни-перемещения.  На выходе все данные анализируются градостроителями-планировщиками и обобщаются в конкретные проекты. Так, в виртуальном пространстве достигается пространственный консенсус населения и власти и сбрасывается излишек коммуникации,  губительный для реальной среды. 

В России — своя альтернатива: дачный дубль  мегаполиса. Здесь лишенные каких-либо инициатив в городе жители делают все по-своему. Это феномен индивидуализированной и спонтанной эстетики дачного самостроя. Именно Время, которое разворачивается в этих строениях,  Александр Раппапорт, диагност «планетарной клаустрофобии», полагает в качестве  оплодотворяющего начала пространственного разнообразия. Время, согласно пока мало востребованной в отечественной архитектурной науке и практике квантовой физике, четвертое измерение пространства. Вся современная культура хроноцентрична. Евгений Асс определял ее как постпространственную. Эстетика самостроя содержит в себе процессуальность: долгостроя-вечностроя-руины. Эту стратегию культивируют и архитектурные профи. Никита Токарев, например, предлагает сбросить с архитектуры узы «проектгеничности». Александр Ермолаев призывает провозгласить методику непрерывной коррекции. Собственно также, избегая вербальных манифестов, действовал при строительстве признаваемой одной из лучших вырастающих из ландшафта построек «Ресторана 95 градусов» Александр Бродский. 

Александр Бродский создает эффект гиперспективы, где ретро- и перспектива пространства (парадоксальная память о том, что будет) стянуты в настоящее и умышленно отстроены. В практике бюро «Проект Меганом» это заявленный  в градостроительном исследовании «Green river» механизм «дезурбанистической мутации», а также аэро-проектирование, когда на здание реконструируемого здания Речного вокзала в Перми наносится люминисцентная маркировка, заметная из иллюминаторов пролетающих самолетов, а также из космоса (в расчете на фотофиксацию Google-Earth). Такие проектные ходы рвут пространство во времени и распахивают окрест. Они освобождают заточенный ландшафт, и обращают к нему наши отвыкшие от него чувства.  Здесь игра на грани ландшафта и пейзажа. Это отнюдь не тождественные категории. Если пейзаж предполагает фиксированную точку зрения — это полностью плоскостной характерный для современного восприятия сведенный к визуальности опыт, то ландшафт — стереочувственное проживание реальности. Например, в николо-ленивецкой Ротонде Александра Бродского не одна-две двери, а целых 20: пейзаж обретает объем. «В микроархитектуре сходятся физиология и география, элементарные реакции тела и естественные материалы окружающего ландшафта», — писал Никита Токарев**. Иначе дело обстоит в моделировании ландшафта посредством хай-тек форм. По мнению критика Григория Ревзина, у них опция создания материальной инаковости, за счет технических ухищрений проникнуть за границу этого мира — в мир иной***.  

 

*Е. Колбовский Ландшафт в зеркале культурологии // публикация в Электронном научном издании «Аналитика культурологии» http://analiculturolog.ru/

** Н. Токарев Архитектура прямого действия// Проект Росиия № 7.  — С. 83.

***Г. Ревзин  Техника и классика. О смысле техногенного образа. // Проект Росиия № 7.  —  С. 91.


y8.jpg

.

  3

Комментарии

какая ... (я понял что здесь на матерятся) КГ\АМ. Не асилил

ОЧЕНЬ много имён и чужих мнений: «Василий Васильев считает так-то», «Иван Иванов призывает к тому-то». Где за всем этим скрываются ваши мысли?

Елка конечно густая.

Очередные психоделические картинки.. Теперь еще и с видео (с) =)

© 2018 Trend Club