Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Общение → Схватка

Я в этой истории персонаж второстепенный. То есть, конечно, «был, состоял и привлекался», а также принимал непосредственное участие, но напрямую – лично меня, моей драгоценной шкуры и того, что под шкурой – это не касалось. Поэтому, постараюсь рассказывать без спецэффектов, в мягкой повествовательной манере.

Хотя и трудно сохранять стилистическую невозмутимость, описывая столь удивительные и превосходящие обыденный разум события…

 

 

***

 

А случилось все так: нас собрал босс.

Босс, чтобы вы знали, как раз и есть главный герой сей истории, имя ему – Михаил, а  фамилия, допустим, Саушкин. Еще он мой давний друг, вместе когда-то нырнули в пучины демократической матрицы,  вместе начинали аналитический бизнес, собирали команду, ухаживали за одними и теми же девушками, ставшими впоследствии нашими женами, и развлекались с одними и теми же другими девушками, ставшими впоследствии нашими любовницами. Так что по отчеству – Владимирович – я его если и называл, то сугубо корпоративно и подчеркнуто официально – не формы ради, но дисциплины для.

 

Сели в переговорной, раскинули технологические понты: айпады, айфоны, айручки и айкарандаши. Вот ведь, мимолетно подумал я, суета бытия: мозгов ты можешь не иметь, но ноутбук иметь обязан!.. Босс коротко глянул на меня, как бы сканируя на предмет мизантропии вообще и похмелья в частности, а потом зарядил указивку нашему юному гению Сене.

– Семен, ты русскую идею все-таки перепиши, снизь градус трансцендентности, клиент завернул предварительный вариант. Анекдот про чукчу и подводную лодку знаешь?

– Знаю, – скучно ответил Сеня. – Только не анекдот это, а баян.

– Ну так сыграй на баяне. Только не умничай, очень прошу.  Пальцем, пальцем показывай, наглядней метода еще не придумали.

– Пальцем показывать неприлично, – уперся Сеня.

– Ничего, опростись. Вспомни быдло-корни, проникнись парадигмой сермяжной, Сенека ты наш. А пока просто заткнись. Так понятно – или пальцем показать?

 

Ого, я насторожился. Сейчас будет ад и израиль, это настроение босса знал не только я, но и вся наша банда гиен логистики: прокуратора называть игемон! других слов не говорить!..

Тут босс встал и, обходя по кругу лобный стол, раздал личному составу каждому по бумажке формата А4 с напечатанными на них словами договора. Без логотипа, но с реквизитами: ООО Дьявол и Ко, расчетный счет, ИНН, БИК – все, как положено.

Я прочитал документ, вдохнул воздуха, прочитал еще раз, выдохнул – и осторожно посмотрел на коллег. Коллеги так же осторожно смотрели на меня и друг на друга. Осторожность – мать мудрости, и все мы были мудры, как философы в персональных бочках.

 

– Я его, кстати, записал, – босс запустил видео на мега-доску, ценою в 50 штук уёв, на которой можно было даже рисовать цветными маркерами всякие продвинутые схемы, а не только авишки с ноута сбрасывать, – забавная беседа получилась.

 

Тогда-то мы все впервые увидели чёрта, пусть даже и в записи с веб-камеры.

 

Совершенно обыкновенный, стандартная манагерская внешность, ни рогов, ни копыт, ни даже хвоста, очень уверенный, профессионально ироничный и как-то безусловно располагающий к себе. Свой парень, я бы такого взял в команду, не глядя.

А вот разговор на экране происходил далеко не стандартный. Речь шла о продаже души нашего босса Саушкина Михаила Владимировича.

 

– Любезный, так дела не делаются. У нас серьезная контора, одна из ведущих групп стратегического планирования, а вы предлагаете мне единолично подписать непроработанный контракт.

– Так ведь и душа – она ваша личная, нет? Какое отношение имеет коллегиальность принятия решений – к элементарной и прозрачной, как слеза девственницы, сделке купли-продажи?

Босс улыбнулся. Оценил циничную метафору про девственницу.

– Демонстрация активов и методологии на меня – да, произвели впечатление. Пойдете к нам логистом?

Молодец, подумал я. Играет на опережение. С чертом только так и надо.

Почему именно «с чертом так и надо», я пока не знал, но чувствовал. Спинным мозгом. Может, там  и спрятан божественный предохранитель против разнообразных лохотронов?..

– Лучше вы к нам, – черт изящно сманеврировал. – Широчайшие перспективы, карьерный рост.

– Я не торгаш, – ласково сказал босс. С каждой фразой он все больше теплел и прям-таки лучился доброжелательностью и толерантностью. Причем, это его состояние я тоже знал: Миша «завелся». Весь его мощный (пожалуй, мощнейший из всей нашей банды) интеллект сейчас работал в форсированном режиме. Босс вышел на тропу войны.

– Я вольный стрелок и серый кардинал. (пижон ты, подумал я)

– Кардиналы – такие же люди, – парировал черт. – Такие же клиенты. Вай нот?

– Мы сейчас переговоры переговариваем – или софизмами обмениваемся?

– Ну, ну, – миролюбиво сказал черт. – Делайте бизнес, а не войну. Уточним детали?

– Легко. Итак: по условиям контракта, права собственности на душу Саушкина М.В. переходит к ООО Дьявол и Ко – после выполнения фиксированного количества желаний клиента. Представитель покупателя, при совершении сделки, руководствуется юридическими нормами современного бытия в его реальном точечном воплощении.

– Да, у нас все честно, – сказал черт и засмеялся. Босс засмеялся тоже. Они поняли друг друга.

– Количество желаний, их конкретика и очередность формулируются клиентом в рабочем порядке, а представитель покупателя (он же – технический работник сервиса) принимает их к неукоснительному и буквальному исполнению – это я правильно прочитал?

– Более чем.

– Тогда вот что. Это не контракт. Это – в лучшем случае – декларация о намерениях. Во-первых, мне все-таки надо уточнить права собственности на собственную душу, пардон за тавтологию. Чтобы не попасть под статью постановления № 8 Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 25 февраля 1998 года…

– … об отказе в удовлетворении исковых требований о возврате имущества, буде покупатель отвечает требованиям, предъявляемым к добросовестному приобретателю, – легко закруглил формулировку черт.

– Во-вторых, мне не нравится термин «буквально» – в контексте исполнения желаний. Голливудские фильмы у нас смотрит не только электорат, но и кардиналы, – босс ехидно подмигнул.

– Не вопрос. Запускайте свою аналитическую шарманку. У меня не горит.

– Две недели, – сказал босс, а я аж вспотел, предчувствуя форс-мажор по всем фронтам… За такой срок – разве что пару религий да одну идеологию свинтить можно, куда уж тут контракт с дьяволом…

– Желание клиента – закон, – черт вежливо склонил голову (нет рогов! ну нет, хоть ты тресни…). – Пусть даже он (клиент) изловчился к их халявной реализации в обход контракта.

Босс ничуть не смутился. Слова – дело такое: и сам сыт не будешь, но и другие не шибко наедятся.

– Укрепим контакты парой вопросов вне протокола?

– К вашим услугам.

– Так что, – босс сделал паузу, – Бог есть?

– Конечно, - ответил черт без тени иронии. – Как же без него?

– И где он? На облаке верхом – борода лопатой? Героические космонавты летали, никого не обнаружили.

– Вы веселый человек, – черт с уважением посмотрел на босса. – Бог есть, но объяснять, где и зачем, я не буду. Согласитесь, это глупо, учитывая мою принадлежность к другому ведомству. Да оно и бессмысленно – аксиомы доказывать.

– Тогда еще вопрос: почему весь мир до сих пор не свихнулся и не канул в бездну тотального бардака, вследствие перекрестных конфликтов желаний ваших клиентов?

– Милейший Михаил Владимирович! – окончательно развеселился черт. – Беседа с вами – праздник отсутствующей лично у меня души! именины моего квази-сердца! Поймите, наша фирма имеет человеческие души ежесекундно – пачками, оптом! Стандартными методами: дружеским участием, консультациями, советами, как ловчей подосрать ближнему и хапнуть поболе в собственное пузо. Видите, я даже не эвфемизмами не балуюсь, все честно и прозрачно, как та самая слеза. Или плева?

Миша спокойно смотрел черту в глаза. Даже не улыбнулся на шутку. Хотя, прямо скажем, черт расслабился и впал в петросянщину.

– Мы осуществляем контроль и учет этого мира. Мы тут главные, потому что мы – здесь и сейчас, а не там и потом, как упомянутый вами старец с бородой. Чувствуете разницу? Всё будет сегодня: не завтра, не после смерти, не  в Граде хрустальном и невозможном – сегодня! Подумайте, кто больше обманывает человека: мы или… не мы? Кто обещает человеку завтра, которое не наступит никогда – в реальном времени, а не в абстрактной божественной виртуальности? Соглашайтесь, босс, – черт встал и доверительно похлопал Мишу по плечу. – Случай-то уникальный. Это у нас, у чертей, вроде экзамена: формальная юридическая сделка, чем сложней и заковыристей – тем больше потом почета и уважения. И должность выше. Вы, если мне не изменяет моя дьявольская память, будете восьмым клиентом за всю историю человечества.

– А пока – всегда ваш и всегда готов, – черт осклабился в камеру. – Екатерина, вы сегодня очень милы в этом агрессивном макияже.

Сказав сие, черт исчез. Мгновенно. Вот он только был – а вот его уже нет.

Фокус-покус.

Конец записи.

 

Народ безмолвствовал.

Красавица Екатерина, наша амазонка структурной семантики, задумчиво гоняла карандаш по столу хищным лакированным когтем, как всегда с ней – было совершенно непонятно, куда попал комплимент: в эрогенную зону или под горячую руку; вредный Ефремыч рефлективно гуглил компромат; Сеня, явно успевший уже мысленно свинтить очередную гениальную модель, искал теперь для нее максимально ядовитый формат, чтобы произвести впечатление на Екатерину своей экстравагантной беспринципностью; атмосфера сгущалась, и в воздухе висел ключевой вопрос, задавать который придется мне как первому заму…

– Шарлатан? – спросил я нейтральным голосом.

– Нет, – ответил босс. И даже добавил: – Я проверил.

 

Это уточнение поразило всех. Своим «нет» босс закрыл тему. Тут надо понимать, кто такой есть Саушкин М.В. и чем мы ему все обязаны. Мы, конечно, крутые профи, а Сеня – так вообще гений (без шуток), но крутится все вокруг босса, и не только потому, что он «вхож» и обеспечивает нам проекты на высшем уровне, без которых наша банда давно б превратилась в кучку разношерстных теоретиков с невостребованными аналитическими амбициями. Босс обладал невероятным, просто метафизическим каким-то чутьем на людей, он их знал и умел. Он мог отказаться от наивыгоднейшего и вкуснейшего в плане стратегирования проекта – только потому, что человек, стоящий за этими деньгами и идеями, был блондин или не любил кошек. А по итогам отказа потом выяснялось, что либо сам контракт чисто отмывочный, либо человек – сволочь и манипулятор.

Уточнение было совершенно лишним – формально. Оно тревожило. Оно выводило ситуацию за грань рутинной будничности.

 

– Что ты проверил? – нештатно вбросил Ефремыч, единственный из нас обращающийся к боссу на «ты» всегда и везде, в силу своих солидных лет и не менее солидных ФСБ-шных звания и репутации. – Юридический адрес?

– Ефремыч, – босс аккуратно поставил генерала на место, – если я беру проститутку, то проверяю у нее только медкарту на предмет отсутствия венерических последствий. Давай не будем плодить лишних сущностей, лады? Это относится ко всей команде: отвлеченное философствование, прикладная теология и прочие паллиативы – не интересуют. Есть конкретный проект, и мы его будем работать. В полную силу.

 

– Тогда определяемся в базовых терминах, – вступила Екатерина. – Дабы не увязнуть. Формулируем душу, рисуем междисциплинарный концепт. Не Бином Ньютона, чай…

 

Екатерина не любила две вещи: математику (хотя сама была отличным структурологом) и наивных мужчин, пытавшихся назвать ее «Катенькой». С ними она поступала жестоко и беспощадно, могла словами просто размазать любое мужское достоинство так, что оно потом никогда уже не приобретало прежней упругости и самодовольства. Кроме того, она, как ни странно, была самым здравомыслящим игроком в команде, точной в оценках и лаконичной в тезисах. Особый – надо полагать, природный – ее дар босс метко назвал «неэвклидовой логикой»: время от времени она выдавала неожиданные парадигмы, всегда оказывающиеся ключевыми и решающими.

 

– Александр Сергеевич займется. Абстрагироваться от мистической периферии  и считать чисто логически. Выводы представить в виде унифицированных матриц.

Я сделал значительное выражение лица и мысленно сказал несколько матерных слов.

 

– Екатерина, на тебе – коммерческая адаптация. Первое: определяем душу во вменяемых материалистических и финансовых терминах. Если на нее есть спрос (а он есть: черт пришел и предлагает хорошую цену), значит, это товар. Второе: определяем цену этого товара, стандартными способами: рынок, котировки, соотношение цена/качество. Отдельно – перспективы тендера.

– И кому писать запрос на участие? – спросила Екатерина нудным голосом.

– Это нам скажет Семен. Да-да, на тебе общее стратегирование и юридическая проработка. Главное: в чем подвох? Сделка – одноходовая, действительно простая и прозрачная, как слеза интеллигента (тут Ефремыч обидно заржал). Наперсточников видел? тоже все просто: три стакана, один шарик. С одной стороны – абстрактная сущность, не имеющая внятного определения, с другой стороны – полный карт-бланш. В чем подвох? Если мне предлагают лимон баксов за кусок говна, значит, либо это вовсе не говно, либо меня хотят кинуть каким-то хитрым способом. Найди мне этот подвох! Но, Сеня, помни: если ты начнешь мне на сложных щах развозить про мораль, бессмертие души, адские муки и райские кущи – я тебя уволю к чертовой матери! Без права переписки. Ищи подвох.

– Обижаете, Михал Владимыч, - Сеню тоже заело. Чувствовалось, что задача ему нравится, и он будет рыть, как крот под веществами. –  Когда бог сотворил логистов, нужда в чертях отпала. Я его сделаю.

– Сделаем, Сеня, сделаем. Мы – команда, так? А ты, ко всему прочему, еще и моя отмазка. Работаешь запасной вариант: алиби на Страшный Суд. Пункт о теологических рисках в контракте. Допущение о ненулевой возможности данного мероприятия (СС). Проверка обязательств по договору – на предмет их соответствия, если можно так выразиться, "правовым нормам" СС. Если в сделке изначально заложен подвох, по которому я получаюсь однозначно виновным – в контракт вносятся дополнения, минимизирующие (а в идеале, исключающие полностью) эти риски. Душа-то одна, другой не будет.

– Ефремыч делает то, что и всегда. За что мы его все любим и платим: досье, подноготная, порочащие связи, слабые места. Подключай Контору, подключай аналогичных пиндосов – денег не жалеть. Инфа о прецедентах, профильтрованная, читать все апокрифы тупо времени не хватит. Семь сделок, понял? Найти и предоставить.

Всё.

Работаем.

 

***

 

И мы впряглись, как рабы на галерах.

 

Те сумбурные дни вспоминаются сегодня, как лучшее время в моей жизни: момент истины длинною в две недели. Философия, психология, пакет религий, Христос с игольным ушком и Макдугалл с рычажными весами – мозг кипел, душа томилась…

Да, душа… Как та ложка из Матрицы. И вот что удивительно: если выпарить всю кашу теорий, метафор, спекуляций около и импровизаций на тему – в сухом остатке будет полтора-два тезиса. Зато безусловных. Типа нематериальной субстанции.

Шучу.

 

Странные люди протекали сквозь наш офис: в рясах, в пончо, в наколках, в очках, бритые наголо, обросшие по всему телу диким волосом (одних бород я автоматически классифицировал под полсотни разных видов), босиком и в валенках, стрезва и под кайфом, отцы-пустынники и девы непорочны, пророки,  блудницы, юродивые, экстрасенсы, властители дум, подвижники, жулики и кандидаты в депутаты – и много их, и несть им числа. Это Ефремыч, принципиально игнорировавший электронную форму общения, производил статистическую выборку методом «личной явки с вещами». На вопрос же, зачем? – отвечал гордо и богохульно: «Имя мне – легион». Ох, доиграется он когда-нибудь…

 

Чем занимался сам Миша, я узнал позже, когда к концу срока мы вырвались на дачу – отпустить нервы.

Было выпито и было съедено. Было схожено в русскую баню – и снова выпито (тут важно держать молодецкий темп описания, чередуя универсальное «было» со всякими мужественными поступками: выпито, выкурено, трахнуто, врезано по морде). Ну, по морде нам было (sic!) некогда, ибо назревал серьезный разговор. Я так прямо и сказал:

– Миш, откажись. Сомнительное это дело. Ребята поймут.

– Ребята-то поймут… - задумчиво сказал Мишка. – А я?

– Что ты? Ты аналитик от бога…

Получилось смешно и странно – в контексте проекта. Посмеялись –  и выпили «ну, за аналитиков!»

– Саня, дело уже не во мне. Помнишь, мы просчитывали сопряжение политических персоналий на межвременной системе координат?

Этот проект я помнил хорошо. Хотя бы потому, что денег нам за него заплатили, но с большой обидой и недоумением. Да мы и сами сильно удивились, когда наложение психологических матриц  российских публичных политиков на модуль римского Сената (времен упадка, кстати) дало неожиданный результат: вся наша элита была удавлена/утоплена/зарезана буквально в течение недели. И не в результате интриг или там столкновения идеологией – нет, тупо поубивали всех, как последних сволочей, позорящих честное имя римского гражданина!

– Я ведь тоже не лаптем щи хлебал две недели, – Мишка закурил, уже вторую подряд. – Прокачал свои «контакты третьего рода» по верхам. Сопоставил с этим финальным манифестом представителя Дьявол и Ко – «Все будет сегодня!». И ты знаешь, Саня, оно не будет. Оно уже есть.

– Мишка, не загоняйся. Включи цинизм, мы не в стране эльфов.

– Нет, не буду я ничего включать. Он пришел ко мне,  как плечевой шлюхе, как опущенному, чтобы обсудить, в какой позе он меня поимеет. Вот он – сидит и рассказывает, что это нормальный деловой подход, трахать меня, тебя, нас – всех. Это логично, разумно, мобильно и эффективно. И ведь он прав, Саня. Добро – коммерчески невыгодно, душа – эвфемизм. А вся та мразь, которую я прокачал по контактам, давно уже свои души продала и перепродала не по одному разу. Здесь и сейчас! Он что думал, я «Легенду о Великом Инквизиторе» не читал?

И вот тут я понял, что Мишка уже все для себя решил. Окончательно и бесповоротно.

– Я его уничтожу. Не просто кину юридически, но – умножу на ноль. Зря он ко мне пришел, ой, зря…

– Гордыня, слышал такой термин? – спросил я голосом Торквемады.

Мишка бешено посмотрел на меня, потом плюнул и рассмеялся.

– Зарр-р-раза. Умеешь ты постаменты взрывать… Ну, за Страшный Суд что ли?..

 

 

Собственно, вот и весь разговор.

Потом события развивались таким образом, что времени на разговоры не осталось, но именно тогда стало ясно: это уже никакая не сделка.

Это схватка.

 

 

***

 

Итак: накануне. День предпоследний, лобный стол, рекогносцировка.

 

Дабы не обременять читателя обильной терминологией, неизбежно сопутствующей финальной сборке проекта, я, пожалуй, не буду разворачивать всю ленту дискуссии. Тем более, что изложение разработок происходит, не последовательно (встал, отчитался), но в «перекрестном» режиме, по логике базовой темы у каждого есть свои «точки входа», таким образом происходит монтирование итогового концепта.

 

Постараюсь максимально сжато и научно-популярно.

 

Душа безусловно есть. В качестве иллюстративной модели – мы взяли метафору легендарного сисадмина, ныне древнего старца, проповедующего линукс в глухом таежном ските: «Душа – суть операционная система человека». Исходный код, ядро ОС  (предположительно) – локальный клон некоего абсолюта, которого мы определили рабочим термином «Бог». Сам Бог, кроме изначального творения пра-ОС, никоим образом не участвует в судьбе своих клонов, не администрирует человеческие души – это основной постулат «свободы воли», принципиальной автономности человека в бытии.

Но никакое бытие не может существовать без противоположной силы, как не может существовать электрический ток без соответствующих плюса и минуса. Этот минус мы обозначили вторым рабочим термином «Дьявол». Тут аналогия с электричеством заканчивалась – и начинался компромат, собранный Ефремычем.

Дьявол не абсолютен. Он – вариативен, многогранен и неструктурирован. Близкая цитата из классика учения своего же имени: «Сумма знаний, накопленная человечеством», только кроме знаний здесь имеют быть вообще любые человеческие признаки: от половых – до национальных. В идеале, можно сформулировать Дьявола как макрочеловека, приобретающего на этом макро-уровне некоторые свойства и способности (новое качество), не доступные пониманию его отдельных элементов (человеков).

Дьявол по-определению неТворец. Фокусник, престидижитатор. Великий комбинатор, если угодно. Он не умеет творить чудеса, не читает мысли, не воскрешает из мертвых. Он бессмертен ровно настолько, насколько бессмертно само человечество, чего не скажешь о его воплощенных представителях – чертях, которых можно убить – эту радостную новость нам с удовольствием сообщил опять-таки Ефремыч. Трудно, но можно.

Функция Дьявола в бытии очень проста: он – хакер. Он не умеет кодить, но он умеет шкодить (вброс Сени). Дьявол взламывает души и ворует куски божественного кода для их перекомпиляции и последующей замены. При этом конкретная душа, подвергнувшаяся взлому, с каждым чужеродным включением – теряет изначальную  стабильность, вследствие неизбежного (но не осознаваемого на логическом уровне) конфликта программных модулей. Конечная цель Дьявола – полная замена исходной ОС, при этом пересобранный вариант души представляет из себя уже нечто принципиально иное: не ОС, но эмулятор.   

Эмулятор души и практически, и теоретически ничем не отличается от своего, так сказать, первоисточника, за исключением одного деликатного нюанса – он не работает (близкая аналогия: берется живой человек и физически разбирается на составные элементы, после чего эти элементы собираются назад – буквально и один к одному – человек будет очень похож на настоящего, но необратимо мертв). Единственный способ запустить сей эмулятор – удаленное управление, то есть человек полностью теряет изначальную самодостаточность и становится частью целого – Дьявола в его макро ипостаси.

Однако, следует очень четко понимать, что все расхожие представления о последствиях замены души – суть дешевая голливудщина (в очень большой степени инспирированная самим Дьяволом). Никаких ходячих/ползающих/летающих/бегающих на лыжах мертвецов, никаких зомби, никаких уголовно наказуемых воплощений зла с рогами. Никакого (ключевой момент!) централизованного управления. Эмулированные души образуют кластер и работают по принципу обратной связи, но – строго в формате физического бытия: не по совести, но по логике. (Екатерина: дилемма милостыни, подать из неочевидной корысти, мысленно поставив галочку насчет еще одного «доброго деяния», сумма которых должна обеспечить теплое место в раю – или подать просто из жалости, без осознанной фискальной мотивации)

Формулировка «товарная ценность души» бессмысленна по своей сути, хотя бы вследствие отсутствия рынка как такового. Монопольный (фиксированный) спрос также делает любые коммерческие операции с душой – невыгодными.

 

– Замечательно, – сказал босс, – Но все-таки, в чем подвох?

– Ну, мы тут посоветовались, – Сеню распирало от гордости. – Ефремыч собрал сделки. Правда, Фауста скипнули, там мутная история и свидетели ненадежные. Екатерина расписала методологию. Всё просто.

 

По форме – это кредитная линия. Не случайно массовый всплеск апокрифов приходится на конец 16-го века – период становления и расцвета крупнейших банкирских домов Европы.

Подвох же, во-первых, в постепенном переходе прав собственности (декомпиляция и эмулирование), с каждым желанием Дьявол забирает часть души, а во-вторых, в самом способе реализации этих желаний. Самый примитивный пример: заказываем много денег (рабочий термин «куча бабла»). Черт не может сделать их из воздуха, он может их либо нарисовать (лучше настоящих), либо украсть. Для того чтобы мы получили это деньги, надо чтобы кто-то их потерял – базовый принцип. С фальшивками мы сразу садимся далеко и надолго – тут все понятно. А с переходом денег из рук в руки – мы становимся соучастниками воровства. И необратимо теряем часть души.

Следует учитывать, что черт – очень умный гад. Не в смысле его ума (тут Сеня сделал такое выражение лица, что всем сразу стало понятно, у кого в действительности самый умный ум), а в смысле его вычислительных и прогностических способностей. Он может считать событийные цепочки любой длины и сложности, причем, сразу несколько вариантов. А человек (практически) не может. И что получится, если в результате получения вышеуказанной кучи бабла, умирает кто-то из близких? Или (как идеальное кидалово) сам клиент?

 

– Пфф!.. – сказала Екатерина. – Закажем Тяньхэ у китайцев.

– Зачем? – скромно ответил Сеня. – Сделаем проще и дешевле: вносим в контракт пункт, обязывающий покупателя предоставить: декларацию о доходах и все событийные цепочки исполнения желаний, каковые последние не должны входить в противоречие с Уголовным и Гражданским кодексом Российской Федерации, равно как и с аналогичными правовыми документами прочих стран мира. Формулируем термин «лог желания», пишем нехитрый аналитический софт, непосредственно перед исполнением лог сбрасывается на электронную почту клиента, где проходит правовую и моральную верификацию.

– Да не тяни, – сказал босс, ­– давай уже, выкладывай свой гениальный финт ушами. Ясно же, душа не продается. (тут мы согласно покивали) Как ты собираешься его развести?

– Михал Владимыч, -­ отчаянно воскликнул Сеня, – вот честное слово: сто один вариант! На любом кольцевом парадоксе поймать можно. Я даже схемы расписал, и по импликации, и по софизму Эвтла. Даже по кошке с маслом! Но самое простое и изящное – тупо загнать его в собственные же понты «сегодня/завтра». Вопрос только в формате: как подсунуть? Он же не дурак и просчитает эту залипуху на раз.

– О! – босс значительно поднял указательный палец вверх. – «Приходите завтра». Сеня, ты лучший. А за формат не беспокойся. Я уговорю черта.

– Как?..

 

И тогда Мишка рассказал нам – как.

 

Некоторое время мы сидели молча. Слов не было.

Наконец, я решился – и выразил общее мнение:

– Ты спятил.

– Да ладно, – босс с удовольствием смотрел на наши невменяемые рожи. – Ну, ребята! напрягитесь. Вы же профи!

 

Переговорная взорвалась.

Сначала мы просто орали, каждый своё, скакали по стенам, качались на люстре – образно выражаясь, конечно. Постепенно из этого кубла стали выпадать отдельные части тел отдельных членов команды, вместе с тезисами  и модулями подлянок, ор сублимировал в мозговой штурм, на предельном, поистине наркотическом градусе мысли,  нервы звенели от восторга, формулировки ложились на лист огненными рунами валтасаровых пророчеств, с особой тщательностью и цинизмом прописывались штрафные санкции: лишение всех прав и полномочий, полный запрет на профессиональную деятельность, творить добро в производственных масштабах, петь в церковном хоре, выступать на детских утренниках в роли зайки-попрыгайки,  и пусть старушек через дорогу переводит! да, и пусть насморком болеет! (Насморк-то зачем? удивился я – А чтоб сопли из носа текли! злобно ответила Екатерина)...

К вечеру оба контракта были готовы, а мы – выжаты досуха, но счастливы.

 

 

***

 

И вот настал день схватки.

Мы сидели спокойные и хладнокровные, как семью семь самураев, отринувшие прошлое, раздавшие долги и готовые к смерти, только Сеня лениво клянчил у Екатерины тюбик помады, чтобы нанести на морду лица приличествующую случаю боевую раскраску аналитического спецназа, но внутри каждого из нас вибрировал какой-то пронзительный звук, словно зов неведомой трубы или рокот невидимого барабана, я еще подумал насчет ничтожности моего поколения, которому, увы, не дано обозначить это состояние более полным и объемлющим слоганом, чем классическое «есть упоение в бою и бездны мрачной на краю». Мы были готовы – и мы ждали.

Явление черта состоялось в назначенное время. Просто и без спецэффектов.

 

– Счастлив видеть, рад споспешествовать, – черт по-дружески подмигнул правым глазом. – Сразу к делу?

– Наша версия, – босс передвинул контракт покупателю.

– Тэк-с, посмотрим, что вы тут наваяли… – сказал черт и, вытащив из кармана пенсне (как я понимаю – такая реприза, клоун из пекла, не смешно), приступил. – … желание клиента реализуется сегодня (буквально и в полном объеме)… неплохо… буде покупатель отказывается от контракта, он попадает под штрафные санкции… ха-ха, забавно!.. окончательный расчет (передача прав собственности на душу клиента) происходит завтра… – черт внимательно посмотрел на босса и сказал:

– Я похож на идиота?

– Ты похож на мудака, – не выдержал Семен.

– Сеня, спокойно, держи себя в руках, – строго сказал босс. – Если не хватит собственных рук, я попрошу об этом Екатерину.

Сеня сразу успокоился.

– Вы нам не доверяете? – продолжил босс, обращаясь к черту. – Как можно! Наши бескорыстные намерения прозрачны, как плева дьявола!

Черт захохотал.

– Михаил Владимирович! Огромное спасибо вам за доставленное наслаждение…

– И вы подпишете этот контракт, потому что у меня будет безусловный поручитель. Окончательный гарант сделки.

– И кто же? – весело удивился черт. – Не Мавроди, часом? Так он у нас мелким писарем подвизается…

Вместо ответа, Миша ловко заменил контракты.

– Окончательная версия.

Черт долго читал резюме, шевеля своими мудачьими губами (тут я не смог отказать себе в удовольствии мысленно прочитать сакральный рэп: было стукнуто, было врезано, было ткнуто пальцем в глаз!...), поднял круглые глаза на босса (монокль при этом выпал) и просил:

– Вы это серьезно?

– Более чем, – срезал босс крученный в угол, отбивая диалог к самому началу переговоров.

– Итак. Количество желаний клиента: одно. Формулировка желания: разговор с Богом. Цель желания: получение божественной гарантии коммерческой честности клиента, а также обязательной и своевременной оплаты по контракту.

– Вопросы? – босс снисходительно улыбался.

– Зачем вам это?

– Затем, что Бог – не обманывает. Никогда. Просто не умеет. И вы об этом прекрасно знаете.

– Не в моей компетенции. Надо доложить по команде, – озабоченно сказал черт.

– Валяйте. Только недолго, – босс посмотрел на часы. – Обед скоро. Я на голодный желудок душу продавать не буду.

– Момент, – черт на минутку замер, будто его выключили из розетки, потом вздрогнул, сказал:

– Разрешение получено.

И подписал контракт.

Вид у него при этом был ошалелый.

– Тогда приступим, – сказал Миша. – Я готов.

 

Мы затаили дыхание.

Что мы ожидали увидеть? слепящий луч света, как от летающего блюдца элонавтов? или превращения Миши в горящий куст? в общем, чего бы мы ни ожидали, ничего не произошло. Вообще. Просто Миша встал, постоял немного и снова сел, а черт сказал еще более безумным голосом.

– Подтверждение получено.

– До свидания, любезный, – вежливо сказал Миша. – Приходите завтра.

 

И черт, презрев свои обычные понты, встал и вышел. Встал! и вышел!

 

– А прикинь, Саня, – босс как-то таинственно ухмыльнулся, - если б ты сей текст на этом и закончил, а? Вот бы тебя критики порвали!..

– Какой текст, – недоуменно спросил я. – О чем ты?

­– Ладно, проехали, – Миша потер руки. – Жрать хочу! Личному составу приступить к приему пищи! Но – не расслабляться. Еще ничего не кончилось. Все только начинается.

– Миша, – все-таки решился я. – Один вопрос. Он – согласился?

– Да, ­– ответил босс.

 

Вот так. Все просто и обыденно

 

 

***

 

На следующий день черт пришел за Мишкиной душой.

Его ждали. Нам не терпелось закрыть уже этот проект.

 

– Вы по какому вопросу, гражданин? – спросил Миша.

– Не кривляйтесь, Саушкин, – нервно сказал черт, – вам это не идет. Душу позвольте.

­– Вам когда назначено? завтра? А чего ж вы сегодня заявились? Вот завтра и приходите.

– Я обжалую сделку! – закричал черт.

Мы дружно засмеялись. Попался, морда рогатая!..

– Ну-ну, – Миша с интересом наблюдал за нечистыми ужимками. – Рискни.

 

Черт опять снесся со своим ведомством (выкл/вкл) и сел, извиняюсь, на жопу прямо в переговорной, минуя стул.

– А в чем подвох? – жалобно спросил он.

 

И тут Миша поднялся из-за стола. Глаза чего горели.

– Подвох? Нет никакого подвоха, щенок. Все честно. Это у вас – подвохи, а у нас – принципы, Дело чести. Слышал такое слово – «честь»?..

Потом сел и сказал уже обычным голосом:

– А теперь – пшёл вон, утырок. Ты нам неинтересен.

– Ефремыч, – добавила Екатерина, – что-то наша секюрити разленилась. Пусть заломают этого козла и придадут ему максимально возможное ускорение.

 

Но черт, обмякший и сдувшийся, уже сам стек по лестнице вниз. Как плевок в унитаз.

 

– Вот теперь – можно праздновать! – распорядился босс.

И мы стали праздновать. Эх, как мы это стали!.. Текло шампанское рекой и в воздух всякое бросалось. Ну, за стратегирование! Ну, за победу Добра над Злом! Ну, за женщин (несколько раз)! Ну, за еврейскую гору и сибирскую тайгу! Ну, за окончательное завтра!..

Мы были полны любви друг к другу и взаимного уважения, о котором (уважении) было заявлено неоднократно, даже опасная Екатерина снизила зазор между собой и Сеней с двух – до одного метра… Мы праздновали победу.

 

Миша счастливо улыбался вместе с нами, потом вышел с бокалом к себе в кабинет, достал из сейфа подарок Ефремыча беретту 92, сел в кресло – и выстрелил себе в висок.

 

 

***

 

Хоронили Мишу скромно, без помпы.

Его смерть сильно ударила нас всех. Оно ведь как: можно сколь угодно умнО стратегировать, строить воздушные замки логистики на зыбком песке парадигм, но в этой жизни решают не слова, но поступки.

Екатерина отказалась принять сам факт смерти Миши, именно она нашла его тогда, с недопитым бокалом на столе и безнадежно простреленной головой. Что вам еще рассказать? про ее белые глаза? как кричала она в кабинете? это я не смогу, нет у меня таких слов. Ефремыч ушел в дикий запой, мутный и страшный, в котором к нему боялись подходить даже спецы из Конторы. Но вот Семен в этой ситуации повел себя поразительно: в нем обнаружился железный стержень, не зря Миша его всегда выделял. Семен вытащил Ефремыча из колодца белой горячки, отобрал все оружие и лично отвез генерала в клинику, где стоял над капельницей, пока тот окончательно не пришел в себя. Семен вернул Екатерину из той несуществующей страны, в которую она совсем уже было собралась. Как? – не знаю, он не говорил. По сути дела Семен сохранил группу. Он сказал, что не позволит нам стать предателями.

 

А сегодня мы хоронили Мишу.

Мы стояли над разверстой могилой, свершая непонятный обряд прощания с телом, но думали совсем о другом.

 

– Когда он сказал, «я хочу его уничтожить», – мы с Ефремычем курили чуть поодаль, – я подумал, метафора, оборот речи. Кто ж знал, что он так все обернет… Конец времен – ну кто сегодня в это верит? Так, сюжет для очередного блокбастера… А с другой стороны – мы бы никогда не переиграли черта, даже если б поймали его за хвост и приковали в офисе на контракте добрых дел. Все равно бы он нас когда-то перемухлевал. С ним нельзя играть по его правилам, вот в чем фишка. Да и кому он нужен – мелкая шпана, бес на побегушках? Миша все решил правильно. Завтра обязательно наступит – и вот тогда будет последний бой. Пусть попробуют взыскать с него плату. Пусть попробуют. Я только одного не пойму: почему так сразу? ведь не на следующий же день назначено?..

– Ты молодой еще, – ответил Ефремыч. – Не понимаешь, что за все надо платить. У Бога тоже есть своя цена. Попробуй повисеть на кресте, узнаешь. Никто так просто, за красивые глаза, не дает ни должностей, ни званий. Тем более – главкома Вооруженных Сил Добра и Света.

– Циник ты, Ефремыч.

– Наверное… Горбатый по самые брови, не всякая могила исправит. Я так понимаю, уникальная ситуация у них получилась, у Бога с Дьяволом. Единственный факт контакта и договоренности между сторонами, которые по самой своей природе противоположны друг другу. Чтобы получить Мишкину душу, Сатана явится лично. Великая честь, между прочим. И чтобы ее заслужить, надо с живой душой добровольно сойти в то место, о котором в трезвом уме и здравой памяти лучше не упоминать. Это как срок без вины и приговора, а ты еще учти, что эти суки ему там явно приготовили теплую встречу и особый режим…

Ефремыч вздохнул.

– Знаешь, Саня, я много говна сделал в своей жизни. Боюсь даже вспоминать, сколько. Но не предавал. Я сумел сохранить свою душу. Может, там, хер его знает на каких небесах, это все-таки примут во внимание, а? И может, старому генералу будет оказана честь, встать в том бою рядом с Мишей, а не против него?..

 

  3

Комментарии

Отлично подмечено про монополию.

Уважаемый kxmep! Это Вы нам, членам TrendClub, в виде бонуса - читать такие "вкусности" бесплатно? Спасибо!

Шелдон, вы слишком разволновались. Но рассказ хорош, да. :-)

Спасибо, коллеги :)

Текст относительно недавний, поэтому сам еще не успел проникнуться к нему отвращением :))

Да, и про буддизм - таки сдержался! Невероятным усилием воли!!

:)

Великолепно! А можно вариант с буддизмом?!

Там уже Пелевин все зачистил :)

Нас интересует Ваш взгляд

Да у меня простой взгляд: буддизм для европейца изначально непонятен и чужд, как иероглифическое письмо.

© 2017 Trend Club