Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Общение → Город прошлого

2052 год

5:45

Просыпаюсь. Не устаю удивляться, как мой дом подбирает каждый раз новую музыку, которая заставляет меня двигаться и мгновенно сгоняет сон.

6:00

Я уже три года работаю удаленно, и мог бы целыми сутками сидеть дома, но министерство  здравоохранения платит субсидии тем, кто по утрам выходит на прогулку, поэтому я бреду в ближайший парк.

6:12

Роботы на плакате возле парка призывают доверять им. Неудивительно, после похождений роботов-мясников из Китая все крупнейшие производители роботов хотят дистанцироваться от того ужасного случая, огромные рекламные средства вкладывая в то, чтобы все думали, что их машины не смогут причинить вреда человеку в принципе. Лучше бы они эти деньги потратили на лишний барьер обеспечения надежности.

6:25

Возле входа в парк встречаю своего соседа Марка. Марк интересуется, не планирую ли я уйти с удаленной работы. Я говорю, что не планирую. Марк говорит: «жаль». Дело в том, что ему надоело искать среди соседей попутчиков до места работы, чтобы полностью укомплектовать пассажирами свой минивэн. Когда-то я был его самым постоянным и стабильным пассажиром. Марк жуткий скряга до бонусов и надбавок за каждую мелочь. Я советую ему продать минивэн.

6:48

Вдоволь насмотревшись на несколько унылых аттракционов и стариков-шахматистов из атомного века, никак не соображающих, почему семилетние дети обыгрывают их, я отправляюсь домой. На выходе из парка располагается автострада. Несколько зловонных мусоровозов и старых грузовиков проносится мимо меня, окутывая туманом неведомого химического состава. Министерство здравоохранения такое министерство здравоохранения.

6:58

Возле дома Марк в своем минивэне среди двоих пассажиров проводит опрос на тему, почему никто не хочет с ним ездить.

7:01

Наконец-то дома. Субсидия на сегодня отработана, можно больше никуда не ходить. Что ни говори, дом – место максимальной автоматизации и безопасности. Никаких мусоровозов. Никаких глупых разговоров. Ничего лишнего, только гармония и порядок. И чертовски хорошая музыка, мотивирующая на свершения.

7:14

Сегодня у меня много дел. В системе доставки грузов опять что-то напутали с картами, приходится обновлять их согласно правилам. Пришел заказ от военных на комплектацию походных рюкзаков пехотинцев. Прям NP-проблемы в каноническом виде сыплются на меня в последние месяцы.

8:01

Пятиминутка отдыха. Вкратце просматриваю новости. Взгляд зацепился только за одну строчку. В Корее был спущен с конвейера последний минивэн, завод переквалифицируется на производство роторных платформ. Ну вот, еще одним производителем легкового транспорта меньше. Индустрия окончательно укрепилась на пути глобализации и корпоративности. Надо будет сказать об этом Марку при встрече.

8:45

Соня выходит на связь. Просит прислать предварительные наработки по проекту подстройщика влажности. Вынужден ей отказать, сославшись на нехватку времени. Соня недовольна, говорит, что я срываю заявленные сроки. Говорю ей, что проект творческий и требует детальной проработки. На самом деле, все идет по плану, просто не хочу, чтобы она видела подноготную, торчащую из всех уголков схем и описаний на данной стадии. Соня дисконнектится, оставив грозную напоминалку. Вешаю на напоминалку десатуратор.

9:03

45% запланированной на сегодня работы сделано. Отключаюсь от работы на полчаса. Захожу на myowncity, семнадцать избранных ретроспектив города призывают запустить себя. Не выбираю ни одну из них, ищу утренний просмотр парка. Мне все не дают покоя эти мусоровозы. Какого черта они там делали?

9:13

Странно, но все поиски ни к чему не приводят. Что-то сервис барахлит, никогда такого еще не было. Ну, делать нечего, возвращаюсь к избранным ретроспективам. Выбираю ту, что скроллится вдоль ул. Праздничной. В основном она заполнена уличными шоу. Изобретательность артистов не устает поражать. Какой-то клоун призывает вживую поприсутствовать на их выступлении. Смешно.

11:01

78% работы сделано. Обед. Послеобеденная стрелялка. Написал Марку в оффлайн про закрытие завода минивэнов в Корее.

12:44

85% работы сделано. Чувствую легкое недомогание, глаза немного слезятся. Странно, похоже я простыл. Давно со мной такого не было. Прошу дом принести лекарство. Дом приносит какую-то детскую шипучку, которую он всегда приносит, когда затрудняется с диагнозом. Запрашиваю диагноз. «Undefined illness».

14:12

88% работы сделано. Недомогание не проходит. Добавился насморк и кашель. Дом по-прежнему поит меня шипучками и рекомендует отправиться в больницу. Чертовски этого не хочется. Напоминалка Сони активизируется и вежливо интересуется, как успехи. Игнорирую.

15:04

Кашель усиливается, начинаю отхаркивать кровь. Похоже, это не простуда. Дом в панике, настаивает на больнице. К черту.

15:12

Произошло страшное. Я потерял связь с домом. Что-то затронуло мой нейроинтерфейс. Это очень, очень плохо. Пытаюсь обратиться хоть к какой-то панели в доме, но все тщетно. Дом меня игнорирует, словно забыв, что я нуждаюсь в помощи.

15:30

С трудом открыв выходную дверь в ручном режиме, выбираюсь из  квартиры. Меня уже шатает, все кругом плывет и покрывается какими-то странными красками. Выхожу на улицу. Вдохнув уличного воздуха, я на первую минуту чувствую облегчение. Облокотившись на бетонный столб, я собираюсь с мыслями и пытаюсь прикинуть, что дальше делать. Скорее всего, ни одни транспорт или робот на улице не будет со мной взаимодействовать, так как мой нейроинтерфейс, похоже, накрылся. Ручной режим ввода у них у всех деактивирован. Осматриваю улицу. Ни одной живой души, хоть кричи, никто тебя не услышит. В это время здесь безлюдно. Галлюцинации возвращаются, в отчаянии делаю несколько шагов в направлении дороги, и чувствую, что падаю.

Не знаю, сколько я пролежал. Помню только, как кто-то поднял меня и потащил куда-то, затем бросил внутрь машины. Потом помню тряску и знакомый запах салона. Очнулся я уже в больнице.

19:22

Я сижу на кушетке в палате, пытаясь осознать произошедшее. Ко мне подходит доктор.

- Мы починили ваш нейроинтерфейс и очистили организм от инфекции. Теперь все должно быть в порядке, но пару дней вы будете чувствовать усталость. Рекомендую вам воздержаться от работы в это время и провести его в теплой компании. Ваша страховка покрывает все расходы.

- Доктор, а что со мной произошло?

- Вы стали жертвой преступной халатности хозяев одного из химико-биологических предприятий, позволивших вывезти недостаточно защищенные контейнеры с отходами через город. Сейчас об этом во всех новостях говорят, есть жертвы. Погибло более тридцати человек. Вам повезло, вас вовремя привез ваш друг. Скажите ему спасибо, для вас счет шел уже на минуты. Без квалифицированной врачебной помощи вы бы умерли быстро и мучительно.

19:55

Возле палаты меня дожидается Марк. Соня тоже здесь.

20:32

Мы идем по парковке возле больницы, а Марк рассказывает, как он нашел меня без чувств возле дома, вернувшись с работы, как потом вез в своем пустом минивэне в больницу.

- Марк, спасибо тебе огромное. Я понимаю, что эта поездка на пустом микроавтобусе лишает тебя всех бонусов за месяц, накопленных тяжким трудом… Я компенсирую.

- Да что ты, брось! Ерунда все это. У меня зато лишний повод до конца месяца не ездить на нем на работу. Буду как все нормальные люди добираться.

Мы подходим к машине.

- Раз уж ты лишился всех бонусов, может, прокатимся по ночному городу? – предлагает Соня.

- А что, можно.

21:45

Мы стоим на обзорной площадке. Наш минивэн припаркован неподалеку. Перед нами простираются огни ночного города. Отсюда он виден как на ладони.

Я смотрю на город и думаю, как хорошо он структурирован и функционален. Наш город – система. Сложный организм, части которого обмениваются между собой информацией и энергией по сложным, скрытым от невооруженного глаза алгоритмам. Город разбит на функциональные блоки, соединенные между собой линиями инфраструктуры. Когда-то я любил просматривать эти схемы, - электрическую, транспортную, информационную и другие. Сейчас я смотрю на их живое воплощение и начинаю думать о странных вещах. Даже сбои в системе - часть системы. Может, город разговаривает с нами? Может, он пытается мне что-то сейчас сказать?

Марк говорит:

- Я читал сегодня ссылку, которую ты мне прислал. Кажется, время личного транспорта действительно прошло. Но я не могу просто так с ним расстаться. Наверное, я сам – такой же, я – нечто безвозвратно устаревшее. Впрочем, я нашел для себя решение. Этот проект называется «Город прошлого». Там все, как сорок лет назад. Там больше шумов, гари, копоти, транспортных проблем, системы управления менее оптимальны, но там все понятно и мило мне. Я хочу туда отправиться. Не хотите поехать со мной?

- Господи, Марк, да это очередная глупая затея противников прогресса, - говорит Соня. Обращаясь ко мне, она добавляет: - Не правда ли, бред?

Я смотрю на них в раздумии. Наверное, я все же откажусь от приглашения Марка.

 

  6

Комментарии

Далекое будущее... министерство здравоохранения все еще не подозревает, что люди делятся на "сов" и "жаворонков"....

А разве делятся? Это лишь вопрос привычки.

Привязка к времени суток - да, привычка. А вот период активности (условным утром, или условным вечером) - это уже привычкой не объяснить.

А я вот не могу отнести себя к совам или жаворонкам, но тут у меня другая проблема. Я поймал себя на мысли, что не укладываюсь в стандартную классическую схему разделения суток на сон и бодрствование. Под стандартной я понимаю это "8 часов сна - 16 часов активной деятельности". Мне нужно такое же соотношение, но сами промежутки должны быть длиннее, т.е. что-то около 10 к 20 было бы в самый раз.

И я страдаю от этого. 8 часов мне не хватает, чтобы выспаться, а по прошествии следующих 16 часов я не хочу спать.

Есть такое. Когда я не привязан к времени суток необходимостью ежедневно куда-то идти, то у меня сутки растягиваются до 26-28 часов. Т.е. я каждый день ложусь спать на два часа позже.

"Проведенные экспериментальные опыты ученых показали неожиданные результаты относительно биоритмов сна и бодрствования человеческого организма. Оказалось, что суточное время циркадных ритмов соответствует не 24 часам, а 36. При этом, как правило, 12 часов отводится сну, а 24 — бодрствованию. В связи с этим неуклонно растет показатель неиспользованного для сна времени любого человека. Из-за этого в течение активного бодрствования сознание вынуждено отключаться на доли секунд".

Чуфаровский Ю.В. Юридическая психология. Учебное пособие.

© 2018 Trend Club