Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Апрель → Будущее? Здравствуй и прощай.

Я родилась в краю, где очень короткое лето. В дыре, где среди безбрежных лесов живут одни сумасшедшие, отказавшиеся от вечной жизни.

Последние несколько лет я обитаю на сладком райском острове, в обычном трехкомнатном доме: у меня трудности с обживанием большого пространства.

Но, наверное, начать следует с того, что у нас все получилось: мы очистили моря и реки, воздух и землю, заселили другие планеты, избавились от болезней и отодвинули смерть.

Вакцину бессмертия создали из простых элементов неживой природы. Химические элементы неживой природы содержат всю информацию необходимую для создания вечно функционирующего и нестареющего целостного организма.
Чтобы не происходило никаких сбоев, и чтобы у человека всегда оставался выбор, вакцинацию нужно было проводить каждые 10 лет.
С самого начала находились люди, которые отказывались от вечной жизни. Остальные удивлялись и уверяли друг друга, что наступило самое счастливое для человечества время. Но вскоре стало понятно, что они несколько заблуждались.

Мы живем в странных местах и среди множества больших и маленьких вселенных, где каждый из нас создает свою собственную. Каждый носит в себе искусственные материки, земли, моря, и населяет их людьми.
Но сами мы формируемся в насквозь фальшивой атмосфере, в потоке информации, где каждый человек не личность, чувствующая себя самостоятельно, а робот, играющий роль.

Человек современного мира утратил веру в жизнь, потому что жизнь бесконечна. Мы получили вечную жизнь, но перестали чувствовать гармонию с миром, вот в чем проблема. Ничто не доставляет нам удовольствия, ни в чем нет смысла, тайны. Чем больше нам лет, тем точнее мы умеем предвидеть, чем закончится то или иное знакомство, то или иное начинание.

К сотне лет мы имеем за спиной уйму книг и информации. Многие из нас уже поняли, что сосредотачиваться только на имеющихся знаниях, на прочитанных книгах – смешно и глупо. Гораздо важнее неведомое и непрочитанное, интереснее искать не подтверждающие факты своим предположениям, а данные, которые доказывают нашу неправоту. Опровергающие примеры важнее для установления истины. Еще в далеком 19 веке философы говорили о важности отрицания, но раньше многим людям не хватало времени, чтобы понять это. Теперь времени у нас достаточно, но усталость ложится на всех нас, - сначала тоненькая, незаметная, потом мы перестаем выходить из дома и живем в своих виртуальных мирах. Реальность с каждым годом становится не слишком уютным миром.  
Мы перестаем искать и забываем, что когда-то были смелыми, благородными и верили. Мы теряем мечты, надежды и не стараемся их вернуть. 
Мы наращиваем мудрость, отрешенность и становимся философами. Пишем километры постов для своих собратьев философов, и находимся в вечной погоне не то за рейтингом, не то за общением. В виртуальном мире мы чувствуем себя в своей стихии.
В реальности все не так. В реальности мы разучились действовать в условиях неполноты информации и здорово напрягаемся. Поэтому каждый из нас моделирует альтернативный мир и создает из него единственно реальный.

Я проснулась рано утром с необъяснимым ощущением, что сегодня впереди меня ждет нечто интересное. Выпила бодрящий неочай, глядя, на открытую входную дверь: мы не боимся воров, нас больше не привлекают деньги, никому ничего не надо, кроме возможности посмеяться, испытать редкое чувство радости и новых впечатлений. 
Подумать только, когда-то люди соглашались любить за деньги, сейчас все хотят искренности, но теперь никто и никогда не бывает по-настоящему искренним.

Еще каких-то 500 лет назад издавалась литература, цель которой была провоцировать беспорядки среди малоимущих слоев населения. Еще не так давно на низших уровнях иерархии скапливались сексуально неудовлетворенные люди и люди недовольные неравномерным распределением богатств, они замышляли революции, чтобы получить красивых женщин и деньги.
Сейчас время не ограничено, и мы имеем возможность удовлетворить основные материальные, а значит и физические нужды; социального неравенства практически не существует.
К тому же, мы прекрасно понимаем, что успех это результат ухищрений, веяний моды и организованной шумихи, либо случайного интереса.

В самом начале, когда люди получили возможность жить вечно, многие стали говорить об опасности перенаселения. Впрочем, эту проблему решили довольно быстро.
Те из нас, кто выбирал обычную жизнь, ограниченную 2-мя столетиями, имели возможность заводить детей так же, как и наши далекие предки. Ну а кто к совершеннолетию выбирал вечную жизнь, имел право только на одного ребенка. Точнее это был не ребенок, а скорее клон. В медицинском центре с внешнего информационного носителя, из ваших клеток создавалось существо, похожее на вас; у него будут ваши черты и ваши гены. Это будет человек, полностью копирующий вас. Когда он появится на свет, у него не будет права на вечную жизнь, только положенные человеку примерно 2 столетия, а там уж как фишка ляжет, потому что если вы к моменту его совершеннолетия установите себе срок окончания пребывания в этом мире, тогда у вашего ребенка-клона появится право выбора. Благодаря этому ваш генетический двойник однажды может прожить жизнь обычного человека и родить незапрограмированных детей, т.е. осуществить то, что было недоступно вам. 
Но, надо признаться - не многие из нас решаются на родительство.
Смертные часто чувствуют себя неуверенно, а став бессмертными, мы стали еще неуверенней.
Вот так, наш мир подарил нам возможность вечной жизни, но ограничил количество радостей. Большие надежды и горькое разочарование.

Мы вне времени, у нас нет ни прошлого, ни будущего, написал мне вчера неизвестный комментатор. Чем мы это заслужили?
Допив неочай, я не вылезая из кровати решила прикупить одежды. Включила большой монитор, на котором появился мой виртуальный двойник.
Несколько лет назад я с удовольствием потребляла все модные новинки, но постепенно мне это наскучило, и я ограничивалась только самыми необходимыми вещами.
Появился список магазинов. Монитор начал показывать калейдоскоп нарядов, в которые мгновенно облачался мой интермедийный клон. Несколько секунд, один щелчок пальцем и понравившаяся вещь лежала в корзине. Оплата виртуальному продавцу, и еще через час покупки лежали у меня дома.

Я еще не утратила интереса, ориентиров и вкуса к реальной жизни, поэтому для многих здесь я источник благости и предмет вожделений. Остальные живут скучно, они ко всему охладели, стали равнодушными, ни огня, ни жизни в них не осталось, они что-то спрашивают друг у друга, но в их глазах нет интереса, они задают вопросы просто потому, что нужно хоть что-то спросить. Что угодно, но что знать незнакомому человеку ни к чему.

День начался с того, что я услышала зов. Я открыла небольшой медальон в виде модной подвески, и увидела на экране грустное лицо Кэт.
- Интуитивно мне кажется, что смерть простая штука, - говорит Кэт, не потрудившись поздороваться.
- Учитывая твой вид, так оно и есть.
- Мне хочется, чтобы все было как тысячи лет назад. Я создала мир, в котором люди живут и умирают, любят и страдают. И это прекрасные чувства. Я сама трижды умирала, и с каждым разом это было лучше и лучше. По-моему, жизнь, которой мы живем, это какой-то суррогат, мы себя пережили. Ты зайдешь сегодня?

Кэт жила одна и была виртуозом мазохизма.
100 лет назад по прихоти удачи она вознеслась на вершину славы, у нее были толпы поклонников, которые множились, благодаря «заразности» вкусов толпы. А потом эти вкусы устарели, и Кэт устарела вместе с ними. Потекли бесславные годы.
В наше время постоянная слава не угрожает никому, а удача часто изменяет. Превосходство не может длиться бесконечно, зато у каждого есть возможность дождаться своего шанса – пока мы живем, есть надежда взлететь на пик популярности благодаря вдруг возникшей на вас моде.

Я рождена от обычных родителей. Моя мать ушла в мир иной, когда ей исполнилось 180, отец в 182. Кэт - ребенок-клон женщины, выбравшей когда-то вечную жизнь.

Ее родители прожили долгую жизнь. Когда они встретились, за плечами у каждого было примерно по 400 лет. С первой минуты встречи у них возникло взаимное притяжение, они понимали друг друга с полуслова и не умели скрывать мысли друг от друга. По-моему это признак настоящей любви. Вместе они прожили еще много десятилетий, а потом решили оставить потомство, уже заранее зная, что у их детей будет выбор. Под конец жизни они отправились на какую-то небольшую планету, удаленную от солнца, еще больше, чем Плутон. Непонятно почему, ведь хотя мы давно обжили уже не одну планету, Земля остается самым любимым и престижным местом обитания людей. Но как бы то ни было, от них всегда шли видеосообщения, что у них все хорошо, спокойно и что у них действительно самая счастливая пора.

Поймав сияющее авиатакси, я уже через 5 минут была у Кэт.
И сразу обратила внимание на ее бледность.
- Ты нормально себя чувствуешь, – спросила я, обеспокоившись: вдруг она подхватила какую-то из немногих оставшихся болезней. Маловероятно, но такое случается.
Кэт покачала головой.
- Нет, я просто вообразила себе целую историю, а он меня отшил.
- Ничего себе, ну ты даешь подруга, влюбиться в наше время, это просто абсурд, - говорила я полчаса спустя. Это глупо и нелепо, услышь голос рассудка.
- Ты не голос рассудка, - парировала Кэт, - и вообще, если не хочешь меня разозлить, оставь свои комментарии при себе.
- По-моему, у тебя просто тошнотворное настроение, - сказал я, разглядывая сосуды из темного стекла. В каком антизлость?
- Ты мыслишь логично, - поэтому просто сиди и молчи. Иначе, когда ты найдешь антизлость, будет уже поздно, - пригрозила Кэт. – И вообще ты не представляешь, каково это, влюбиться в человека с первого взгляда.
- Ну да, в силу дряхлого возраста и опыта я и не дергаюсь. Забавно. Кто бы мог подумать. Хотя, - я, вздыхая, взъерошила короткие выгоревшие волосы, - я бы не отказалась испытать нечто подобное. Последний раз я влюблялась полстолетия назад. Это было где-то в России, на Урале, это было оглушительно, безумно, бестолково, отупляющее, но вместе с тем прекрасно. Да, та девушка чуть не свела меня с ума, жаль, что это длилось недолго. Интересно, где сейчас…, - я замолчала и вздохнула.
- Слушай, почему отшил-то, он не один? Ну, так через сотню другую лет ему надоест та жизнь, которой он живет сейчас, ему захочется чего нибудь новенького, и тогда у тебя будет шанс, а пока утешься другими, ну и заменители радости и страсти принимай. Только не вздумай уходить за пределы реальности.
- Да не хочу я эти заменители, - с ноткой раздражения сказала Кэт. Мне не нравится ощущение отключки.
- Вот адский ад, покажи ка мне его, - прошу я.
Кэт, не глядя, щелкнула пультом: стена замерцала хлопьями помех, наконец, вынырнул облик симпатичного парня с длинными рыжими волосами. Я мгновенно считала информацию о его местонахождении, и мысленно похвалила себя, что когда-то мне хватило благоразумия настырно изучать искусство телепатии и считывания информации с органических существ посредством элементарной магии. Для кого-то и к 300 годам принцип действия элементарной магии остается загадкой.
Такс, ну, понятно: обычный персонаж изнуренный беспорядочным сексом и безрадостным существованием.
Что там в мире? На одном из каналов обсуждали скорую возможность обмена телами.
Смотри, - говорю я подруге, - если ты одолжишь мне на неделю свое тело, а я тебе свое, то думаю, мы найдем способ сломать друг другу жизнь.
- Ты совершенно права, - улыбнулась она.

Завтра ей исполялось 200 лет. Разумеется, я решила подарить ей предмет ее вожделений.


Я решила обрушиться на него внезапно.
- Ты знаешь, что мне нужно?- спросила я, когда он открыл мне дверь, надеясь, что он дорос до телепатии. В наше время никогда не угадаешь сколько лет человеку, пока не поговоришь с ним.
- Пока нет. Но скоро пойму, - ответил он, - и ухмыльнулся, послав мне мысленную фразу, - уж точно какая - нибудь пакость типа взаимного пользования.
- Ты переоцениваешь свое обаяние, - насмешливо ответила я, не издавая не звука.
- Скорее, ты его недооцениваешь, - оскалился он улыбкой саблезубого тигра.
- Почему ты думаешь, что кругом один разврат?
- Потому что так оно и есть. Любовь для избранных.
- Избранным станет тот, кто пожелает этого… - Пауза. – И будет вести себя соответственно.
- Что ж давай поговорим, - изрек он.
Вот наглый рыцарь херни, но красив, как черт - можно на него смотреть и поражаться. Такая крайняя форма чувственного восприятия красоты. Мда, как был у Кэт плохой вкус, так и остался. Но, пожалуй, с ним можно договориться.

- Бери свое сокровище, - важно сказала я Кэт уже через два часа. - Должны же быть какие-то настоящие радости в нашей тоскливой, однообразной жизни. Несчастная жертва моего преследования шустро прошла в гостиную подруги. У стеклянной двери, ведущей в виртуальный зал, она остановилась и с сияющими глазами сказала:
- Вообще-то, Кэти, мне просто надоели непристойные предложения, прости, представить себе не мог, что в меня можно влюбиться. Давненько со мной не происходило ничего подобного.
- Ну, с тобой не может произойти ничего такого, с чем бы ты не справился. И вообще, если ты родился мальчиком, не играй в свои игрушки в одиночестве, - я подмигнула смущенной подруге. Надеюсь, вы переспите в свою первую ночь, как и положено для начала серьезных отношений. Пока, дети мои, - приятного вам отдыха.

Я пообедала в летающем трактире и вернулась домой. Все чаще меня охватывало страстное желание оказаться в другом месте. Неважно в каком, главное бежать пока не исчезнет душевная слабость, поселившаяся во мне с тех пор, как я поняла, что стремиться больше не к чему – рано или поздно все желания исполняются.  
Я вскакиваю на мотоцикл - экзотический подарок последней любовницы. Странно, но я не могла вспомнить, почему я прожила с ней несколько лет. Многие вещи сейчас быстро забываются. Да, в нашем обществе распались строгие религиозные морали и толерантность теперь у нас в крови. Отсутствуют понятия гомофобии, ксенофобии, национализм и прочие. Большинство из нас бисексуальны. Однополые отношения возникают у многих людей, как на короткие, так и на значимые периоды.


Можно бесконечно рассуждать о том, были ли люди в прежние времена счастливее; можно рассуждать об обесценивании любви; о выгоде и неудобствах; можно даже усомниться в последних технических достижениях и поспорить, например, о том, что по мере совершенствования медицины ужесточается контроль над рождаемостью и постепенно утрачивается радость жизни.
Без элементарных радостей жизнь перестает казаться чудом. Что есть, то есть - чаще все наши отношения носят краткосрочный характер. Мы знакомимся, делаем вид, что нам интересно, что мы нашли друг друга, а к рассвету забываем имена. Иногда мы начинаем видеться часто и получать удовольствие друг от друга, это может тянуться и десятилетия, но однажды происходят какие-то невидимые изменения и обоюдное удовлетворение стирается без малейшего следа.
Как ни странно, когда люди осуществили свою заветную мечту - это разъединило их, породило чувство одиночества и незащищенности, усталости и ангедонии.

Мотоцикл с воем выстреливает пламя, раздирает воздух устремляясь вперед. Я мчусь, выбивая из под колес искры, глотая влажный ветер, на сколько хватает сил и дороги. Я тороплюсь встретить закат на берегу океана, прекрасно зная, что когда нибудь мне надоест этот райский уголок, и я вернусь в шумный мегаполис, а может быть, мне захочется уехать на север или в пустыню.
Мне, как и многим, категорически нельзя останавливаться где-то надолго. Мы от этого скучаем и злимся; раздражает то, что раньше нравилось и удивляло; жаркое, тропическое солнце надоедает уже через нескольких месяцев; соблазны, люди, виды, погода – все начинает утомлять. Мы меняем дороги, но ощущение пустоты не оставляет. Мы в вечном поиске – себя, своего места, любви, понимания… Мы как разорванные звенья цепи - соединиться бы, но не получается, потому что каждый думает только о себе. Куда ни глянь - везде люди и каждый со своими историями, со своими катастрофами, грустью, бессмыслицей, неудовлетворенностью. Мы хотим, чтобы нас услышали, но сами слушать не желаем. И можно только удивляться, как мало изменился этот мир.
Конечно существуют люди – те, кто занят каким-то делом жизни, например – производство и улучшение товаров потребления.


Когда вырисовывается океан, я бросаю мотоцикл на горячий желтый песок, погладив его как любимую женщину. 
Перед взором встает полоса темного горизонта, далекие молнии вспарывают небосвод, порезанный на неровные кусочки перистыми облаками. Я слизываю с губ корку соли, чувствуя вкус собственной крови, и улыбаюсь этому лучшему из миров.
Закат спускается на сцену как раз к моменту, когда местные жители начинают жечь костры и воссоздавать удивительные забавы наших предков.
Мы начинаем идеализировать прошлое, как и наши предки тысячи лет назад.

В угасающем свете дня я молча наблюдаю, как последний луч солнца скользит по горным грядам и скрывается где-то за горизонтом, там где небо сливается с океаном.

Поздно вечером я захожу на территорию своего интермедийного мира. Интерьер комнаты, где он находится, выдержан в благородных красно-коричневых тонах. Я наполнила кружку легкой дозой расслабления и удобно устроилась в кресле. На стене появился силуэт очень красивой девушки, в переливающейся одежде. Лицо ее светится от улыбки, но не было никакой надежды добиться от нее сексуальной благосклонности. 
- Как жаль, что ты виртуальная, - который раз огорчаюсь я, любуясь делом рук своих.

Я знала тех, кто создавал себе идеальных друзей, возлюбленных, а потом начинал считать их чем-то реальным. Люди сливались со своими созданиями: им казалось, что удовольствие было единым, счастье – совместным. Но радости и беды живых людей не касаются наших виртуальных созданий. Это опасное наваждение, оно сводит с ума и незаметно делает человека одержимым, особенно если тот одинок. В виртуальной реальности мы вольны делать все, что заблагорассудится: самые смелые желания и безумные идеи осуществляются в наших головах. Но некоторые теряют грань, где заканчивается реальность и наступает представление о ней.

- Что за жизнь, что за жизнь? Разве ее поймешь?- задумчиво говорю я.
Девушка плавно посылает мне воздушный поцелуй и говорит: а ты не пытайся понять, просто сделай вид, что все понимаешь.
Ты гениальна, - улыбаюсь я, забыв на миг, что все ее реплики, движения и вопросы запрограммированы мной самой. Девушка насмешливо щурится и принимает бесстыдную позу. Хотя стыда лишена я сама – ведь это я создала ее такой. 
Она поворачивается спиной, изящно скрестив точеные ножки, и слегка покачиваясь, пишет на белом экране позади себя следующий текст: запись под номером 1000000.


- Меня погубит твое обаяние, - говорю я, наблюдая за ней.
Она звонко смеется и протягивает руки: не подлизывайся, я тебя и так люблю. Пойдем, я покажу тебе свой сказочный сад, там много новенького, - она таинственно манит меня пальчиком.
О, - с тобой мой реальный мир, когда нибудь точно рухнет, мне уже сейчас трудно тебе противостоять. Погоди, допью и присоединюсь. Я закрываю глаза и прогуливаюсь по закоулкам собственного сознания.

Какое мое творение заслуживает меня пережить? – думаю я, и эта мысль становится мучительной, потому что знаю, что никакое. Я – Анна, красивая белая женщина, и я не совершила никаких дел, достойных упоминания. В 160 признаться себе в собственном ничтожестве, мало у кого есть такая способность. Я восхитилась собственной смелостью, обычно на это признание людям требуется гораздо больше времени.


Вдруг мне представились давно минувшие времена, люди, которые когда - то жили на этой земле, в этом городе и возможно находились на этом самом месте, где сейчас стояла я. Люди, которые давным-давно канули в Лету. Я ясно увидела сотни незнакомых лиц, услышала далекие голоса и детский смех. Голоса быстро затихали, картинка менялась и снова люди и эпохи сменяли друг друга с катастрофической быстротой стеклышек в калейдоскопе. Одни превращалось в пыль и тут же словно из тумана выходили новые образы.
Непонятный холод тем временем сковал тело, дыхание становилось учащеннее, а сама я, казалось, стала проваливаться куда-то в глубокую яму. Черт, похоже я перепутала расслабление с чем-то другим. В висках бешено стучало.
Я увидела черную шторку и знала, что за нею что-то очень важное, но я не могла отодвинуть её, все попытки заканчивались неудачей. Только казалось, что вот - вот сейчас, как к горлу подкатывал комок тошнотворного ужаса. Примерно такого, когда на твоих глазах происходит что-то ужасное, и ты не в состоянии этому помешать. Смесь тошноты, слабости, парализующего страха и где-то глубоко в сознании – странного, неуместного восхищения. Этот комок образуется в районе живота и, поднимаясь к груди, мгновенно захватывает целиком все тело, обволакивает холодом, сбивает с толку, и наступает чувство как будто я уже не я, а кто – то другой внутри меня управляет моим телом. Мне хотелось убежать, но бежать было некуда - это было внутри меня.

Там, на глубинном уровне, далеко – далеко, не было выхода, не было места, где можно спрятаться.
Я смотрела на свои руки и видела, как растворяется в воздухе кожа, дымятся мышцы и кости медленно исчезает, словно их кто – то стирает невидимым ластиком. Сознание медленно плыло по волнам безграничного одиночества в темное пространство без единой звездочки, и вместе с ним туда же двинулся и разум.

Словно сомнабула я с трудом пошевелила конечностями и разлепила веки. Несколько мгновений вокруг была ужасающая темнота. Первое, что я увидела, это – полные сочувствия глаза моей виртуальной феи, которая, казалось, вглядывалась в глубины моего подсознания. Когда она смотрела так, я забывала, что у нее кибернетический мозг.

Голова кружилась, странное чувство раздельности души и тела не покидало, усиливая чудовищное ощущение помутившегося разума. 
Интересно, какие неведомые создания живут внутри каждого из нас? Из чего они – из личных мыслей и воспоминаний, из образов прошлого и настоящего, из устремлений будущего или же они складываются из обрывков Вселенского разума или из разума людей, крепко связанных виртуальными сетями?

Чертовы приступы страха. Страх захватывает власть над миром бесмертных.
Откуда начинаются его истоки? Когда человек осознаёт, что он один? Вокруг много людей, но не к кому обратится.
В моём сердце живёт только страх и отвращение, потому что я давно поняла, что жизнь – это одиночество, а вечная жизнь – вечное одиночество, - часто говорит Кэт. Я знаю, что в мире миллионам людей так же страшно. У каждого свои тайны, ужасы и они засасывают как трясина. Бесчисленные фрустрации и страдания, быстро становящиеся невыносимыми, вот что нас ждет после 100, если не поддерживать себя искусственными эмоциями.

Когда страх подкрадывается, наступает тишина. Бывает тишина, когда хорошо и наслаждаешься звенящей пустотой в воздухе. Но это другая тишина – напряженная, бездыханная, тревожная - ты застываешь и ждешь, ждёшь…
Постепенно ужас вбирает в себя всё пространство, тело стягивается в одну дрожащую точку, небо опускается и давит невыносимой тяжестью, как бетонная плита, а в онемевших пальцах чувствуешь, как бьётся сердце. Страшно, пустынно, бесприютно душе в собственном теле в такие мгновения. Депрессии и приступы паники, которыми страдали смертные люди – ничто, по сравнению с этим недугом нашего времени.
И как хорошо, когда в эти мгновения ты не один: чьи-то руки крепко обнимают, и сквозь узкий коридор черного ужаса вытягивают вверх; затем прорыв в воздушное пространство, и - свобода. - Я здесь, все хорошо...

Медленно озноб уменьшается, спасительное тепло от рук доходит до сердца и разливается по всему телу. Небо поднимается на своё место, появляются звуки и уже не так громко и быстро стучит в груди. Страх отступает, испуганный заботливым голосом, он так хотел поживиться и вдруг ему помешали. Забившись в дальний угол, он не уйдёт навсегда, а будет снова терпеливо ждать своего часа.

В зеркале я увидела свое отражение: светлые волосы, аристократичная бледность и дрожащие руки. Тонкие черты лица - такого же, как всегда, как 130 лет назад, с тех пор как мне исполнилось 30. Снова и снова я возвращалась к тому дню.
Когда-то у меня был друг, но 50 лет назад он ушел, потому что не хотел жить вечно. Бессмертие – это синтез человеческих неудач,- говорил он, - и помяни мое слово – скоро многие начнут отказываться от него. Он был прав - в последнее время многие отказываются от вечной жизни. Кому-то хватает положенных 200, кому-то 300, 500…
Ну, так вот раньше, если что, я звонила ему. Если у меня что случалось, с чем я не знала, чего делать - он точно знал. Однажды я сказала ему: мне кажется, что у моего страха нет, и не может быть конца.
Он посмотрел на меня и ответил: добро пожаловать в вечную жизнь, Анна.
И теперь я думаю, что не такие уж и сумасшедшие люди живут в том краю, где я родилась.
Ведь, как ни крути, жизнь всегда оказывается умнее.

Я вспоминаю океан, красный закат и пишу миллионную запись в своем виртуальном мире. Интермедийная красотка терпеливо ждет, накручивая золотистые локоны на палец:
Это был отнюдь не пропащий день, - пишу я, и протягиваю ей руку.


Эй, вы все еще в своем уме? Тогда мы идем к вам.)

 

  10

Комментарии

ДНК неживой природы=)

ой)) спасибо, сейчас по другому обзову)

Еще один рассказ лисы о кислом винограде.

Если нам станет известен "генный и химический состав состав человеческого существа с точностью до грамма атома", то мало того, что такие нежелательные и низменные чувства как страх можно будет убирать, так еще можно будет создавать новые виды тел для жизни - как насчет того, чтобы побыть кентаврой или снежной женщиной? )

ну, а-хули? (это лиса такая)))

это в вашей истории страх можно "убирать" совсем, в моей - нет). в вашей истории можно будет "создавать новые виды тел для жизни", в моей - всего лишь обмениваться телами)

кентавром, снежной женшиной- я? неее, вы явно в наилучшей форме для этого))) (в наивысшем смысле этого слова).

Здравствуйте. Можно было написать покороче, исключить диалоги и описание чувств страха и ангедонии, если человек выбрал вечную жизнь… Я намеренно уделила больше внимания не техническим новинкам (я залетная на этом сайте, и, видимо, не совсем по теме)) – меня больше волнуют проблемы неравенства, коррупции, расизма, ксенофобии и негуманное отношение людей друг другу. В моем будущем этого нет). Короче говоря, меня глубоко волнует эволюция человека разумного.) Сужу со своей колокольни - быть дичью, и на протяжении жизни огребать человеческого говнища - сильно утомительно.

Я попробовала представить, что в будущем на однополые отношения будут смотреть, как на нормальное явление, т.е. перестанут осуждать, объяснять и вообще говорить об этом. Разделение людей на гомо и гетеро станет утопией. Но такого, наверное, никогда не случится.

Возможно, увеличение продолжительности жизни до 150-200 лет станет реальностью, появится много удивительного, волшебного и загадочного, но то, что у людей одно общее будущее – смерть, это факт.) Жизнь всегда умнее, что бы мы не делали. В конце концов, человек сам не захочет жить вечно – не обязательно усталость замучит или страх, может что-то другое). спасибо.

Здравствуйте. Можно было написать покороче, исключить диалоги и описание чувств страха и ангедонии, если человек выбрал вечную жизнь… Я намеренно уделила больше внимания не техническим новинкам (я залетная на этом сайте, и, видимо, не совсем по теме)) – меня больше волнуют проблемы неравенства, коррупции, расизма, ксенофобии и негуманное отношение людей друг другу. В моем будущем этого нет). Короче говоря, меня глубоко волнует эволюция человека разумного.) Сужу со своей колокольни - быть дичью, и на протяжении жизни огребать человеческого говнища - сильно утомительно.

Я попробовала представить, что в будущем на однополые отношения будут смотреть, как на нормальное явление, т.е. перестанут осуждать, объяснять и вообще говорить об этом. Разделение людей на гомо и гетеро станет утопией. Но такого, наверное, никогда не случится.

Возможно, увеличение продолжительности жизни до 150-200 лет станет реальностью, появится много удивительного, волшебного и загадочного, но то, что у людей одно общее будущее – смерть, это факт.) Жизнь всегда умнее, что бы мы не делали. В конце концов, человек сам не захочет жить вечно – не обязательно усталость замучит или страх, может что-то другое). спасибо.

Ну хватит уже тролить)

да ладно вам, тролить) просто я не в прайм-тайм, а когда уже все разбежались) не умею удалить лишний коммент.

© 2019 Trend Club