Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Апрель → История одной вечной жизни

- Сегодня мне исполняется двести пятьдесят лет... Целых двести пятьдесят! А знаешь, - улыбнулась она, - были времена, когда спрашивать женщину о возрасте считалось верхом неприличия.

- Да что ты? - удивился он. - Но почему?

- Потому что жизнь была коротка — всего каких-то шестьдесят-семьдесят лет... А женщины с возрастом теряли красоту и ненавидели в этом признаваться...

- O tempora, o mores, - задумчиво проговорил её собеседник. - Когда же это было?

- О, всего каких-то двести лет назад! Если хочешь, я расскажу тебе одну историю... 

- Конечно, хочу! Только вот гости...

- Ничего, они придут часа через два, не раньше. Итак... - она поудобнее устроилась на антигравитационной подушке. - Итак, жила-была одна девушка, которую звали Анна. Она родилась в конце двадцатого века в России...

- Россия? - перебил он, - что-то я не припомню такого места.

- Была такая страна на Земле до Большого Объединения. Как-нибудь, - предупредила она новый вопрос, - я расскажу тебе историю становления Империи, но сейчас речь не о том. Ты готов слушать дальше?

Он кивнул.

- Нам теперь сложно представить мир без Глобальной Сети и биороботов, а тогда всё это только-только появлялось. И Анна выбрала себе необычную для девушки тех времён профессию — она стала программистом. Не думай, что она, как мы сейчас, делилась с компьютерами мыслями - вовсе нет! Она печатала руками тексты на специальных языках, десятки, а то и сотни раз вводила тестовые данные и исправляла ошибки... Тогда программирование не было базовым навыком — нет, это было искусство! Да, какие славные времена, какая романтика... - она прикрыла глаза и задумалась.

«И что в этом романтичного?» - с недоумением подумал он, но спрашивать не стал.

- Да, что-то я замечталась, - улыбнулась она, очнувшись, и внимательно посмотрела на собеседника. - Ты, наверное, удивляешься, что в этом романтичного? - Он смущённо хмыкнул. - Поживи с моё, и ты поймёшь, что каждому поколению кажется, что раньше жилось интереснее.

Итак, когда Анне исполнилось двадцать, люди ещё только мечтали о вечной жизни — и продолжали умирать. А ей, как и каждому в молодости, казалось, что впереди ещё уйма времени. Она закончила университет в двадцать два, потом стала заниматься наукой, получила сперва кандидатскую степень, затем докторскую... Ой, - спохватилась она, - ты же, наверное, не знаешь, что это значит? Это всё равно, что сейчас учёные первой и второй степеней.

- А почему мы сейчас не говорим так, как раньше? По-моему, так интереснее, - улыбнулся он.

- Да, конечно, но сейчас можно достигнуть и пятой степени, и даже десятой — было бы желание. Ну и талант, разумеется. А тогда лишь единицы успевали достичь третьей — на большее просто не хватало времени. И когда-то кому-то показалось, что проще заменить названия числами, чем заставить людей запоминать сложную иерархию учёных.

- То есть Анна стала учёным второй степени?

- Да, и к сорока годам уже руководила одним из крупнейших в стране институтом искусственного интеллекта, который соседствовал с институтом нанотехнологий. Глава последнего был хорошим другом Анны. И вот, именно там, в тех стенах, было получено лекарство против смерти, витум-1, как его теперь называют.

Наша героиня, вообще говоря, не должна была рисковать собой, пока лекарство ещё не было в достаточной мере протестировано, но она как раз начала новый виток в своих исследованиях и очень боялась, что двадцати-тридцати лет жизни просто не хватит на их завершение.

- Чем же она занималась?

- О, это была её давняя мечта — создание робота, способного говорить с человеком на равных. Ты же понимаешь, что нужно роботу, чтобы вести полноценный диалог с нами?

- Ну... Наверное, умение говорить и понимать речь...

- Да, но это лишь одна грань проблемы, и тогда только-только удалось научить компьютер верно распознавать 95% речи. А самое главное-то в другом — он должен уметь думать, как человек! Вот это-то и было самое сложное, и над этим лучшие умы Земли к тому моменту работали уже не один десяток лет.

- То есть она рискнула?

- Да! И надо сказать, не напрасно. Но только вот не учла одного...

- Чего же?

- Лекарство не уничтожало смерть как таковую — оно останавливало старение. По сути, это были те самые нанороботы, о которых во времена молодости Анны так много говорили и писали. Маленькие механизмы, которые постоянно находились внутри организма, очищая клетки от мусора, предотвращая мутации ДНК, борясь с вирусами... Но постепенно они переставали функционировать, и их набор нужно обновлять каждые пять лет.

То, что сначала было доступно лишь избранным, постепенно стало общим достоянием. И мир охватила эйфория. Анна была счастлива — теперь она имела возможность сколько угодно путешествовать, уделять время своим увлечениям, не спешить в исследованиях, ведь не было страшно не успеть... Только один минус - она не могла иметь детей.

- Почему? - удивился он.

- Сложно сказать, было ли это ошибкой учёных, или же они специально так сделали, но факт есть факт — витум-1 не только останавливал разрушительные процессы в организме человека, но и прекращал образование половых клеток. И чтобы получить право иметь детей, нужно было в какой-то момент отказаться от вечности.

Сначала это никого особо не волновало — ведь впереди такая длинная жизнь, всё успеется! Но годы шли, мир менялся, а население начало впадать в глобальную депрессию. Да, конечно, дети всё-таки появлялись — но единицы. Страх перед смертью отступил. Техника становилась всё совершеннее, труд людей — легче. Но люди не учли одного... - она замолчала, нахмурившись.

- Им стало скучно? - рискнул нарушить молчание он.

- Да, - встрепенулась она. - Да, можно было остановить старение тела и даже омолодить его, но над своими душами люди оказались не властны. Души неизбежно старели. Были, конечно, люди, которые не теряли интереса к жизни, но в основном... Анна не избежала общего настроения. К своим ста пятидесяти годам она больше не хотела жить. Дети давно разъехались по всему миру, а с мужем, которого она за эти годы успела разлюбить, они развелись. Исследования были окончены, её роботы давно уже с успехом прошли тест Тьюринга, и андроидов уже с трудом можно было отличить от человека. Это было великое достижение, но что же дальше? Начинать что-то новое не хотелось. Перед ней было два пути: или умереть быстро, - старый-добрый свинец по-прежнему оставался весьма действенным способом свести счёты с жизнью, - или просто перестать вводить витум и дождаться естественной смерти.

- И что же она выбрала? - негромко спросил он.

- Не спеши, - мягко проговорила она. - Так, людям Земли в то время срочно нужен был новый стимул для свершений. И они его нашли! Страх смерти заменило... Угадаешь, что?

Он лишь недоумённо пожал плечами.

- Правильно, тебе сложно это представить, ведь к этому пришли именно женщины. Дети! Женщины хотели рожать детей, но не могли из-за лекарства. Правда, ходили слухи, что где-то в тайных лабораториях оно давно уже усовершенствовано до такой степени, чтобы не влиять на эту часть организма. Но даже это не было бы выходом — ведь ресурсы Земли слишком ограничены, и пришлось бы искусственно уменьшать время жизни... Нет, я даже представить себе не могу, что было бы тогда.

- И что же, тупик?

- Нет, выход был, очень простой и крайне сложный одновременно. Если Земли было мало, значит, нужно было осваивать другие планеты. А поскольку космические корабли до сих пор с трудом выходили за пределы Солнечной системы, учёные обратили свои взоры к Венере и Марсу. Колоссальная это оказалась задача — создать условия для жизни человека там, где их не было миллионы лет, а может, и вовсе никогда.

Но цель была, и были средства, так что две планеты стали медленно, но верно меняться. И к сташестидесятилетию Анны — ты ведь не забыл, что история о ней? - постройка небольших куполов для двух групп исследователей-колонистов была завершена. Причём очень многие изобретения в ту пору были сделаны именно женщинами - они отчаянно боролись за своё естественное право продолжать род.

Анна не очень интересовалась этими работами. Она уже приняла решение дожить остаток дней где-нибудь в маленьком домике, коротая часы за рукоделием и чтением книг. Её душа тогда была очень, очень старой и уставшей. Но однажды... Тебе ещё не надоело слушать?

- Нет-нет, что ты! Продолжай, пожалуйста...

- Однажды Анна встретила Его. Они столкнулись на улице в каком-то маленьком городке, где она присматривала себе жилище. И произошло чудо! Знаешь, в годы молодости моих родителей была песня... Погоди-ка, сейчас вспомню... Да, там был такой припев:

Так не должно быть, но снова я взгляд твой ловлю

И понимаю, что всё это глупо и странно...

Так не должно быть, но сердце стучит неустанно...

Я люблю... Я люблю!..

- Она что же, влюбилась?

- О да! Они оба влюбились с первого взгляда! Много позже Анна безуспешно пыталась понять, как такое могло произойти... Но какое это имело значение? Спустя несколько лет он признался ей, что в тот момент мечтал лишь найти тихий уголок и пустить в висок струю  дезинтегратора... Конечно, все планы расставания с жизнью забылись, и молодые — и впрямь, помолодевшие душой на добрую сотню лет, - были счастливы.

И тут, как нельзя вовремя, его друг рассказал супругам о наборе в группу колонистов. Казалось бы, зачем им менять гарантированное настоящее на Земле на неопределённое будущее на чужой планете, где этого будущего-то может и не быть вовсе? Но всё же предложение было крайне заманчиво. Догадываешься, почему?

- Ну... Я не уверен, но, может быть, дело в детях?..

- Именно! Им пообещали то самое усовершенствованное лекарство, так называемый витум-2. И они согласились лететь на Марс.

- И им удалось выжить? И у них родились дети? И?...

В этот момент в комнату быстрым шагом вошёл мужчина:

- Дом уже полон гостей, а они тут беседуют! - возмутился он и, укоризненно покачав головой, всё же улыбнулся, подав руку жене. - Пойдём скорее, Ань!

Родители скрылись в двёрном проёме, а мальчик неспешно подошёл к окну и распахнул створки навстречу алым марсианским сумеркам.

  7

Комментарии

© 2019 Trend Club