Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Ноябрь '09 → И до конца дней своих...

 

(Вообще-то этот рассказ планировался, как юмористически-фантастическое приложение к статье про бизнес будущего. Но поскольку статья скорее всего не успевается, придётся рассказу встряхнуться, напустить на себя серьёзный вид и стать самостоятельной работой:) )

***

Изобретателям и новаторам посвящается

 


 ...а потом пришло это долбаное вдохновение. Нет, ну чего стоило лечь баиньки? Просто сгрести с дивана на пол книжки и пластиковые тарелки с объедками, плюхнуться, не раздеваясь, и хоть на несколько секунд прикрыть глаза. Думаю, этого хватило бы. Да нет, точно хватило бы! Просто - прикрыть - глаза - и подождать, пока мельтешащие под веками картинки станут объёмными, в глубине черепушки проклюнется многоканальный звук, а тело перестанет ощущать колотьё от усыпавших простыни крошек... Всё! Девять часов беспробудного сна с подростковыми полётами, погонями и почти невинными эротическими приключениями, треск будильника, бигмак в забегаловке. И - начало рабочего дня без головной боли и кругов под глазами.

      

      Но - с десяти до двух я пялился в телек, пристроив задницу среди накопившегося за вечер мусора, а ноги закинув на продавленный стул. Жрал, естественно, как свинья после праздника. И, естественно, только подбрасывал дров в огонь. В смысле - мусора на диван. Короче, ни на шаг не приближался к принятию боевой горизонтальной стойки, столь необходимой для героического отхода ко сну. Пару раз поднимался, чтоб добрести до туалета, или там сделать кофе, или выкопать чего-нибудь этакого из холодильника. В общем, с пользой проводил время, ага.

      Рациональная часть моего сознания подсказывала, что, если бы я каждый раз, вставая с дивана, прихватывал с собой по объекту... Ну, грязную тарелку с остатками макарон, или обёртку из-под шоколадки, или пачку журналов... То через пару часов диван был бы разобран сам-собой, без каких-либо особенных волевых усилий с моей стороны. Но подсказывала она то ли слишком тихо, то ли вообще не по адресу.

      Короче, по телеку показывали всякую дрянь, но оторваться я, видите ли, не мог. Так и валялся, пока не почувствовал, что превратился в зомби без малейших признаков электрической атктивности в головном мозгу. Тогда уже - вот парадокс! - оторвал-таки от лежбища задницу, сходить хоть рожу умыть перед сном... Но вместо этого решил зачем-то взглянуть, на чём я там остановился в прошлый раз, в писанине своей.

      Только взглянуть! Ну, интересно мне стало. Может же человеку стать интересно, после того, как он четыре часа тупо пялился в телек? Нет, но мне - стало. И хоть бы одна мыслишка закралась, что не к добру это всё, что было уже, и не раз, что завтра...

      В общем, последнее, что я воспринял в нормальном - то есть пригодном для засыпания - состоянии, это как я стою в трусах перед ноутом и жду завершения загрузки. А потом - пришло это долбаное вдохновение.

 

 

      Следующий "выход на поверхность" случился уже в половину шестого. Я вдруг осознал, что раскорячился в одних трусах перед письменным столом, в распахнутое окно задувает по-осеннему холодный ветер, а на экране передо мной четыре страницы свежеструганного, ещё соком исходящего текста. Изо лба будто вытащили затычку, и мозг стал с шипением съёживаться, словно надувной матрас под тушей раскормленной пляжницы. Ну, или пляжника, как кому больше нравится. В общем...

      "МАТРАС!" - Мысль эта молнией озарила пустоту и уныние моих внутренних просторов, одним махом лишившихся всех своих залежей и богатств во всеочищающем пламени творчества.

      А вернее, - "ДИВАН!".

      Грязные тарелки вперемежку с книгами и прочим хламом были сметены на пол (вся операция, кстати, не заняла и минуты), следом полетели трусы. Еле голову до подушки донёс - тут и сказочке, как говорится, конец.

      Помню только, снились какие-то жёлтые загогулины на чёрном фоне, а больше ничего не помню.

 

 

      Проснулся от резкой боли в животе. Ещё и башка разламывалась, но это было нормально, это случалось почти каждое утро, за редкими счастливыми исключениями. А вот брюхо болело нечасто, несмотря на всю ту невообразимую дрянь, которой я регулярно его набивал. Да и в квартире моей по утрам обычно никто не хозяйничал. По-крайней мере, последние полтора года. А в том, что этот кто-то сейчас в квартире, не было никаких сомнений. Судя по болезненным ощущениям в области живота, он как раз бесцеремонно тыкал в меня чем-то твёрдым и, кстати, довольно острым. Бормоча все известные мне ругательства (а знал я их, благодаря интернетам да университетам немало), я с колоссальным трудом разлепил веки и сфокусировал глаза.

      Из сонной дымки передо мной выступило нечто, больше всего напоминающее здоровенный штатив для фотоаппарата, только со множеством золотистых, непрестанно подёргивающихся ножек, торчавших под самыми дикими углами. Одна из них методично тыкала меня в живот. На верхушке странного сооружения копошилось что-то лохматое и попискивающее. Я мгновенно, просто-таки моментально вскочил, прижимаясь спиной к стене и натягивая одеяло до самых глаз. От ужаса у меня по всему телу волосы встали дыбом, даже в тех местах, где и волос-то, вроде бы, не должно быть. Зубы выбили ультразвуковую, с синкопами, дробь, а по спине потоками хлынул холодный, шипучий, как фанта, пот. Всё случилось так быстро, что, можно сказать, пот брызнул из моих пор миллиардом колючих, бурлящих адреналином фонтанчиков. И хотя, по здравом размышлении, в той штуковине не было ровным счётом ничего ужасного, само её присутствие в привычной обстановке било по нервам не хуже самых кошмарных кошмаров, выдуманных душевнобольными сценаристами. Да и времени здраво поразмышлять у меня, согласитесь, не было.

      Наставив членистую ногу прямо мне в лоб и угрожающе наклонившись, штатив замер, а лохматая штука на нём дико заверещала. Одновременно с этим в моей голове вдруг раздался не лишённый приятности голос. Вполне членораздельно он произнёс:

      - Крэш Хаар! Блестяще! Все давно этого ждали! Даю два мегадомена! Лучшая цена в галактике!

      От испуга я чуть не подавился собственной слюной. Сжав одеяло до боли в пальцах, я заорал изо всех сил:

  - УЙДИ!!! УЙДИИИ!!!

      - Хорошо, зачем же так орать - несколько обиженно произнес голос, и существо и тут же исчезло, не оставив после себя ни малейшего следа.

      Совершенно обалдевший, я вытаращился на то место, где секунду назад торчал странный штатив. На ковре валялся видавший виды носок, а чуть поодаль - трусы, явно эти самые виды тоже видавшие. В остальном обстановка также не отклонялось от нормы.

      Лирическое отступление:  Не верьте тем книгам и фильмам, где, столкнувшись с неизвестным, герой, обычный притом человек, тут же начинает вполне разумно и последовательно действовать. Бежит звонить в специальный отдел ЦРУ, достаёт припрятанный под кроватью дробовик, начинает баррикадировать комнату... Обычный человек, столкнувшись с неизвестным, впадает в шок. Если оно, конечно, действительно неизвестное. Да что говорить - кто не просыпался среди ночи от якобы странного шороха и не принимал собственную куртку, небрежно наброшенную на спинку стула, за зловещую фигуру из своих детских кошмаров? И что - бежали, звонили, доставали? Стучали, небось, зубами под одеялом, пока не убеждались, что фигура абсолютно неподвижна, а сбоку у неё топорщится что-то подозрительно знакомое - уж не карман ли с нашивкой, собственноручно пристроченной в прошлом году? Вот тогда уже зубки переставали пощёлкивать друг об дружку, рука тянулась к выключателю, а мир становился привычным, нормальным и безопасным. Да и то, под ложечкой ещё долго перекатывалось что-то холодное и гулкое, а конечности оставались приятно-ватными, с электрическими мурашками, пробегающими в глубине. И засыпали вы, "забыв" выключить свет над столом, а то и по всей квартире. На всякий случай... А ведь это - лишь детский сбой взрослого воображения, лёгкое размытие границы между сном и реальностью, обычная, в общем-то, штука. Что же говорить, когда в реальность вторгается нечто неоспоримо чужое, не вписывающееся ни в какие рамки здравого смысла, да ещё так ярко, в малейших деталях зафиксированное органами чувств? Но шок - штука не зрелищная. Не будешь же показывать на экране, как человек несколько минут пялится в одну точку, а выражение лица у него такое, будто все контакты в голове разом замкнуло. Такое кино сборов не сделает. Однако именно это и происходило со мной в данный момент.

      Уровень адреналина стал потихоньку спадать только минуты через четыре, и я - как бы вместе с ним - обессиленно сполз на кровать. Повертел головой, разминая мышцы, скрученные страхом в каменные узлы; в затылке что-то вкрадчиво хрустнуло. Потом боязливо высунул ноги из-под одеяла и опустил на прохладный линолеум. В щель между неплотно сдвинутыми шторами лупило бодрое утреннее солнышко. В голове царила звенящая пустота, не нарушаемая ни единой мыслью. Только сердце колотилось, как бешеное, сморщивая тишину гулкими, чуть аритмичными складками. Что-то подсказывало - заснуть в ближайшие несколько часов я всё равно не смогу, разве что снотворного наглотаюсь.

      Скинув одеяло, я сделал шаг и вступил во что-то липкое. В миллионный раз проклиная свою привычку бросать тарелки с объедками там, где у нормальных людей стоят тапочки, я опустил глаза и  обнаружил пузырящуюся массу, больше всего похожую на смолу, которая с утробным бульканьем вдруг выбросила вверх большой горб с фиолетовыми прожилками, напоминающими раздутые гангренозные вены. Издав нечеловеческий вопль, я отпрыгнул вбок, выдирая ноги из жуткого желе, споткнулся о пылесос, заботливо разложенный посередине комнаты ещё с вечера, и грянулся спиной о трюмо. Посыпалось стекло, а бугрящаяся масса как в страшном сне неуловимым движением обрела человекообразные очертания и плотоядно забулькала. Я вцепился в тумбочку, намереваясь швырнуть её в адскую тварь, как вдруг в голове опять раздался голос. Времени на детальную оценку не было, но мне показалось, - тот же самый, что и в прошлый раз. Да и слова были похожие:

  - Крэш Хаар! Вы изобрели его! Два с половиной мегадомена и аванс за будущие изобретения! Наша фирма...

      Крутанувшись на пятках, я с утробным хрипом отправил тубмочку в то место, которое больше всего напоминало у твари грудную клетку. В стороны полетели тёплые тяжёлые брызги, одна блямба шмякнулась мне прямо на голую коленку, другая влепилась куда-то в волосы.

      - Ублюдок. - прокомментировал голос, вопреки смыслу высказывания не лишившийся своей приятности.

      И комната опустела.

      Как безумный я упал на колени и кинулся вперёд. Не знаю, чем это можно объяснить, по идее, я должен был бы нестись прочь со всей возможной в этих условиях скоростью. Может быть, сама нереальность мгновенного появления и исчезновения твари - да и самого её существования - породили столь парадоксальную реакцию. Тяжело дыша и стуча зубами, я искал малейшие следы жуткого пришельца, буквально обнюхивая сантиметр за сантиметром, словно охотничья собака, только что слюни изо рта не капали. Но ковёр был девствственно чист - насколько это вообще можно сказать применительно к моему ковру. Запоздало схватившись за колено, я обнаружил, что и липкой чёрной блямбы на нём как не бывало. На стенах, правда, виднелись жирные пятна, но они, насколько я помнил своё жилище, были здесь и раньше.

      Шлёпнувшись голой задницей прямо на пол, я что есть сил хлестнул себя сперва по одной щеке, затем по другой. К сожалению, никаких библейских чудес за этим актом самоотречения не последовало; правда, от боли вспыхнуло что-то под веками, но когда я вновь обрёл способность видеть, вокруг ничего не изменилось. Осколки трюмо красиво поблёскивали в лучах утреннего света, разлетевшись по всей комнате. Деревянная рама разломилась на несколько частей под весом моего насмерть перепуганного тела. Трусы валялись там, где они валялись со вчерашнего вечера. Мне неоднократно снились кошмары, но таких острых ощущений испытывать не доводилось и в реальной жизни. Я был полностью дезориентирован, подавлен, смят, не знал, что и думать.

      Парадоксальная реакция наконец-то сменилась нормальной, человеческой. Пригибаясь, я добежал до туалета, врубил свет, захлопнул за собой дверь и забился в угол между унитазом и стеной. По-крайней мере, это пространство можно было полностью контролировать. Через пару секунд я обратил внимание, что сжимаю в руке металлический совок, а задницу довольно неприятно что-то покалывает. Видимо, я уселся на веник. Сердце начинало слегка успокаиваться, и я даже опустил руку вниз - проверить, не обделался ли от страха во время визита той жидкой хрени. К счастью, всё было чисто. Секунды тянулись бесконечно - я пытался прийти в себя, и одновременно услышать, не происходит ли что-нибудь в остальной части квартиры. Но за дверью, как и внутри, была лишь потрескивающая от напряжения тишина, прерываемая моим судорожным дыханием. Мозг начинал потихоньку работать, и мне пришло в голову, что самым разумным было бы бежать из замкнутого пространства. Вот только сперва надо вернуться в комнату, чтобы захватить одежду и телефон. Если бы в момент нападения я находился ближе к входной двери, то без сомнения, выскочил бы на улицу голяком.

      Вдруг я заметил странного таракана, причём, готов поручиться, секунду назад на этом месте его ещё не было. Он не бежал со всех ног к ближайшей щели, как это обычно делали его собратья, по крайней мере, в моей квартире, где их ждала неминуемая расправа, а смирнехонько сидел в противоположном углу и феноменальные коленчатые усищи его были направлены прямо на меня. Мощные задние лапы насекомого, более подходившие для саранчи или сверчка, слегка покачивались вперёд-назад, как два маленьких поршня, постепенно убыстряя ритм.

      Подумаешь! Чего только не встретишь в наших экологически чистых каменных джунглях. По-крайней мере, это был не штатив на ножках и не живая человекообразная масса, выныривающая из-под пола. Сжав покрепче совок, я уже хотел было прикончить мутаната - судя по всему, он как раз надумал прыгать - как вдруг понял, что это не тишина потрескивает от напряжения. Это ножки насекомого, трущиеся о брюшко, издавали ритмичный похрустывающий звук. В голове раздался знакомый голос:

  - Три мегадомена. И, пожалуйста, дайте ответ на словах. В отличие от моего коллеги и конкурента, я не обладаю жидким телом и вы вполне можете меня убить. Ну? Время идёт. Три с половиной?

      В первый раз мне пришло в голову, что голосу можно попробовать ответить. Может быть, потому, что сейчас на меня никто не нападал, не тыкал острыми металлическими предметами под дых, и не выскакивал, как чёртик из коробочки, размахивая ложноножками перед лицом.

      - Эээ... А вы кто? - протянул я, обратив внимание, что звук получился блеющим - зубы всё ещё отбивали лёгкую чечётку.

      - Представитель корпорации Маарави Бич Трансгалактик, - степенно ответствовал мой невидимый собеседник. - Но давайте же решать с делом, времени всё меньше. Четыре? Вы хотите дополнительных льгот?

      В этот момент мне показалось, что таракан изготовился к прыжку. Его поршни заметались с частотой иглы швейной машинки, а усы угрожающе завибрировали. Я стал примериваться совком, чтобы ударить наверняка, и уже занёс было своё не раз испытанное в боях орудие, как меня снова отвлёк голос в голове:

  - Я же просил вас! - укоризненно произнёс он,  - Так и контракта лишиться можно!

      В следующий момент странного таракана не было на полу. По-бабьи взвизгнув, я швырнул совок, тот с грохотом отколол кусок кафеля и срикошетил в дверь. Вскочив на толчок, я как очумелый захлопал ладонями по волосам, плечам и груди. Успокоился только через минуту - если сверчковый таракан и прыгнул, то всё-таки не в мою сторону. Кажется, насекомое просто исчезло, будто кто-то нажал кнопку и выключил голографическую проекцию. Всё ещё стоя обоими ногами на унитазе, я спросил в пространство:

  -  Четыре чего?

      Но голос молчал. И слава богу! Не очень-то приятно, когда кто-то разговаривает у тебя в голове, к тому же употребляя при этом кучу непонятных терминов.

      Я слез с унитаза и обнаружил, что способность думать снова возвращается. И даже смог подвести что-то вроде итогов произошедшего за последние десять минут. Итоги выглядели неутешительно, однако был во всей этой истории и один плюс. Но - по-порядку.

      Во-первых, у меня поехала крыша. Оч-чень конкретно поехала, с визуальными, слуховыми и тактильными галлюцинациями. По полной программе, как говорится, сдвинулась. И, похоже, прекращать своё путешествие она в ближайшее время не собирается. С чего бы? И так всё весело.

      Во-вторых, твари из глюков хотели со мной о чём-то договориться. Это и есть тот самый плюс. сомнительный, конечно, но в моей ситуации выбирать не приходится. Если уж галюны, то хоть настроенные на сотрудничество. Да, голос каждый раз был один и тот же и, к тому же, раздавался у меня в голове, но он, несомненно, доносил до меня слова разных атворов. Настолько разных, что я даже сперва не сообразил, кто именно ко мне обращается, не скумекал, что те страшилища как-то с ним, с голосом, связаны. Это я с перепугу орать да швыряться, чем под руку подвернулось стал. Да и кто на моём месте не стал бы?

      А голос, то есть твари, каждый раз говорили о каком-то моём изобретении. Кажется, оно называлось... Крэш Хаар? Ну, или что-то в этом роде. Абсурд, конечно, я за всю жизнь ничего не изобрёл, кроме тысячи новых способов отлынивать от работы. Но - тем не менее. И вроде бы, они собирались его купить, если я правильно понял игру с повышением ставок? Так что же из всего этого следует?

      Наверное (учитывая пункт первый), следует всё-таки выбраться из туалета и позвонить знакомому психиатру, который давно намекал, что мне пора воспользоваться его услугами. Весьма недешёвыми, кстати. А учитывая всё остальное, нужно было хотя бы попытаться выяснить у моих неожиданных гостей - чего же они хотят? Вдруг и с галюнами договориться можно? Крэш Хаар? Да запросто! Хоть два! Знать бы только, что это такое. В любом случае, пора было двигать из туалета. Не торчать же тут голяком в ожидании новых визитов? Трансгалактических, к тому же.

      Я осторожно приоткрыл дверь и высунулся наружу. Повертел головой вправо-влево: вроде бы всё было тихо. В пустом коридоре царил приятный полумрак, дверь в кухню была плотно прикрыта, а из комнаты, словно лазеры охранной системы в каком-нибудь гангстерском боевике, косо торчали несколько солнечных лучей, поблёскивая на мелких осколках, вылетевших за порог. Пригнувшись как можно ниже, я бросился в комнату. Нет, я уже понял, конечно, что эти спецназовские уловки абсолютно бессмысленны - гости могли появляться и исчезать по желанию, в любую секунду, и отследить их перемещения у меня не было ни малейшей возможности. Я бы попросту не заметил, что в квартире стало одним странным объектом больше. Но уж больно не хотелось снова оказаться застигнутым врасплох, да и страх всё-таки не до конца ещё выветрился. Понимание - пониманием, а рефлексы - рефлексами. Всё тело потряхивало, словно я ухватился за клеммы выдыхающегося аккумулятора, а кожа стыла от проступившего пота.

      В два прыжка оказавшись у письменного стола, я стал один за другим выдёргивать ящики в поисках визитки с телефоном психиатра. Конечно, она оказалось в самом последнем. Не успел я протянуть руку к заветному кусочку картона, как почувствовал спиной что-то громадное и холодное, словно айсберг, а в черепной коробке зазвучал знакомый голос:

  - Крэш Хаар, ваше изобретение. Сколько вы за него хотите?

      Я поперхнулся и, выворотив ящик, запрыгнул с ногами на стол, в лучших традициях кунг-фу по пути  оборачиваясь к опасности лицом. Думаю, даже ниндзя заапплодировали бы, случись им стать свидетелями этой фигуры высшего пилотажа. Проделано всё было чисто рефлекторно, может, и опасности-то никакой не было, но когда глаза сфокусировались на том, что находилось перед ними... В общем, когда я увидел это, у меня появилось сильнейшее желание просочиться сквозь стену за спиной.

      Занимая почти всю комнату, упираясь в потолок слизистой макушкой громадного кожистого мешка, в воздухе висела, лениво покачиваясь, бледно-зелёная осьминогоподобная масса, состоящая из плавно перемещающихся щупалец и присосок. Глаз, правда, не было видно, но я чувстовал, что масса отлично знает, где я нахожусь, и, случись что, фанерным ящиком, зажатым в руке, здесь не отделаешься.  - Я... я... я... Я ведь даже не знаю, что изобрёл... - к своей чести всё-таки выдавил я из себя.

      - Придурок. - лаконично откомментировала масса, - Из-за таких, как ты, галактика и катится в тар-тарары. Подумай о тысячах обездоленных на всех отсталых планетах! Я стараюсь не для богачей. Четыре с половиной.

      - Но я только...

      - БЫСТРЕЕ!!!

      - Я просто хотел бы знать...

      - ЕЩЁ БЫСТРЕЕ!!!

      - Что....

  - У меня закончилось установленное законом время переговоров. Придурок.

      Существо испарилось, как если бы его здесь никогда и не было. Несмотря на то, что я всего секунду назад мечтал просочиться сквозь стену, а теперь трочал на письменном столе абсолютно голый, попирая ногами собственный ноутбук и принтер, и держал в руках ящик, с корнем выдранный из пазов, меня охватила самая настоящая злость.

      - Осьминог грёбаный! - заорал я. - Каракатица вонючая! Слизняк, пальцем деланный!

      Меня уже порядком задолбали эти инопланетные визиты, даже если они и были плодом моего съехавшего со всяческих рельс больного воображения. Унижать меня в собственном доме я никому не позволю!

      Вдруг безо всякого предупреждения пространство снова взбугрилось слизистой, усыпанной присосками массой. Одно щупальце молниеносно схватило меня за шею и сдавило так, что глаза чуть не выскочили в ящик, который я всё ещё сжимал в руках.

      - Придурок, не называй меня каракатицей. Теперь я здесь за свой счёт, и поверь, у меня достаточно денег, чтобы, если в новостях ещё раз появятся что-то подобное, я сварил тебя в собственной кислоте, - членорадельно произнёс голос.

      Раздалось шипение и в ноздри ударила кошмарная вонь. Я не мог видеть, что происходит, но вокруг заклубился туман, от которого хотелось блевать и биться головой об стену одновременно. Впрочем, и первому и второму весьма успешно мешало щупальце, душившее меня и удерживавшее таким гуманным способом от того, чтобы причинить себе вред. Спустя секунду давление на шею исчезло вместе с пришельцем и я мешком рухнул на стол, доламывая ни в чём не повинные ноут и принтер. Когда потоки рвоты перестали извергаться из моего измученного организма, я смог увидеть, что же творилось там, куда они извергались. Желание биться головой обо что бы то ни было сразу пошло на убыль.

      В полу красовалась огромная дыра с оплавленными краями. Похоже, здесь поработала какая-то кислота, только разъевшая впридачу к ковру ещё и бетон. Слава богу, дыра была не сквозная, не то мне пришлось бы иметь дело ещё и с соседями.

      Тут я наконец задумался о том, что сказал пришелец, когда вернулся во второй раз.

      Новости. Он сказал, что если мои ругательства ещё раз появятся в новостях...

      Я затравленно огляделся по сторонам. Вроде бы вокруг никого больше не было, но кто знает, чего можно ожидать от существ, которые способны в любой момент материализоваться посреди твоей собственной квартиры и проделать в полу здоровенную дыру? Причём при помощи кислоты, судя по всему являющейся естественным выделением этих самых существ. Может быть, они ведут скрытое наблюдение, снимают каждый мой шаг, и об этом моментально становится известно всей галактике? Тут я вспомнил, что до сих пор гол, как сокол, и опрометью кинулся к чудом уцелевшему шкафу. Те трусы, из которых я стартовал перед сном, увы, были пожраны кислотой вместе с носками, куском ковра и изрядной массой бетона впридачу.

      Распахнув дверцу, я схватил первые попавшиеся и, кажется, не слишком чистые треники, когда за моей спиной вдруг раздался глумливый писк, а в голове зазвенел не заставивший себя ждать перевод:

      - Желтая Галактика интересуется, почему вы так и не захотели продать Крэш Хаар? Может быть, вы состоите в тайном сговоре с Объединёнными Астероидами Манаса? Или по идейным соображениям отказываетесь...

      - ВОООН!!! - Заревел я, истеричными рывками натягивая штаны и одновременно по-крабьи разворачиваясь вокруг собственной оси.

      Правда, тут же пожалел о собственной несдержанности - вдруг этот посетитель, в отличие от предыдущего, не остановится на стадии запугивания? Впрочем, я успел заметить только что-то маленькое, напоминающее жёлто-фиолетового ежа скрещенного с жабой, мелькнувшего на краю дыры, оставленной предыдущим "гостем".

      Два последних визита полностью истощили меня. Страх перешел в другое агрегатное состояние - и если бы я не был так опустошён, то наверное дымился бы от злобы. Растерянность и смятение уступили место усталости, которая оказалась неплохим средством от болезни под названием "рухнувшая и разбившаяся вдребезги картина мира". Сейчас инопланетяне и прочие потусторонние пришельцы не казались мне чем-то таким уж удивительным и ужасным. Также мне было всё равно, настоящие они, или явились из галлюцинаций. Просто нужно было учитывать особенности их поведения и внешнего вида - и не совершать необдуманных поступков. Тогда, может быть, удастся обойтись без сюрпризов, вроде объятий с кара... всмысле, с осьминогом. Да и без папарацци уж как-нибудь. Даже загадочная сделка, которую мне так настойчиво предлагали, если не сказать - навязывали, почти перестала интересовать меня.

      Пошатываясь и бормоча себе под нос нечленораздельные (дабы не навлечь на себя ещё больших бед со стороны воинственных инопланетян) ругательства в адрес Жёлтой Галактики, а заодно и всех населяющих её жёлто-фиолетовых существ, я побрёл на кухню, чтобы избавиться от рвотного привкуса во рту и заварить чаю. Сейчас я с радостью готов был отдать Крэш Хаар, чем бы он там ни был, лишь бы мне позволили спокойно добраться до цели. Психиатр мог подождать. К тому же, дыра в полу поубавила у меня уверенности, что всё происходящее является лишь плодом моего воображения.

      Кажется, эти инопланетные умники сумели прочесть мои мысли - по дороге обошлось без чрезвычайных происшествий. Прополоскав рот и умывшись, я почувствовал себя значительно лучше. Затем переключил воду на фильтр и сунул чайник под струю, а когда спустя десять секунд бросил взгляд через плечо, в кресле уже умостился вполне человекообразный старичок. Впечатление портила, пожалуй, только большая и какая-то жирная на вид бородавка на веке третьего глаза. Впрочем, это была сущая мелочь - по-сравнению с предыдущими посетителями он выглядел наитипичнейшим представителем человеческой расы. Я закрыл кран и повернулся к гостю лицом.

      Проникновенно улыбнувшись, дедуля вдруг высунул язык и принялся совершать им совершенно неприличные движения, шумно сглатывая слюну и плотоядно причмокивая губами. Все три его глаза при этом просто-таки лучились мудрой добротой и пониманием. Не будь я основательно подготовлен ко всякого рода неожиданностям предыдущими пятнадцатью минутами, боюсь, несмотря на охватившую меня безграничную апатию, я чисто рефлекторно врезал бы ему по лбу чайником, всё ещё зажатым в правой руке. Голос, не замедливший раздаться в моей черепушке, вроде бы однозначно указывал на то, что и эти порнографические упражнения представляют собой вид членораздельной речи. Но, честное слово, если бы передо мной сейчас гигантский богомол чертил задними лапами в воздухе балетные па, стоя на голове, поверить в разумность его движений было бы не в пример легче.

      - Здравствуйте, уважаемый абориген этой отсталой, но богатой талантами планеты! Пожалуйста, не пугайтесь голоса в голове, это всего лишь программа-переводчик!

      Прервавшись на секунду и убедившись, что я понимаю, о каком голосе идёт речь, посетитель снова воодушевленно заработал языком:

      - Я прибыл из планетной системы Кадавра, чтобы помочь вам разобраться в происходящем. Я - социальный работник и психотерапевт в одном лице. Участникам Патентного Розыгрыша часто требуется информация, а иногда и психологическая помощь, настолько шокирующим порой оказывается происходящее для представителей малых цивилизаций...

      Вероятно, после всего произошедшего, я всем своим видом являл ходячий запрос на психологическую и информационную помощь представителям малых цивилизаций, потому что старичок удовлетворённо причмокнул и продолжал:

  - Компьютеру было довольно сложно найти в базе представителя разумного вида, похожего на ваш, и к тому же обладающего соответствующей квалификацией. А, судя по тому, что передавали в новостях, в вашем случае, - голос особо выделил последние слова, а старичок при этом задорно хохотнул, - гуманоидная внешность и высокая квалификация - необходимые элементы успешного контакта. Я, по счастливому стечению обстоятельств, как раз обладаю обоими качествами. Меня зовут Зиммухт, Зиммухт Хрейнд.

      И он, наконец убрав свой слюнявый язык в рот, привстал и протянул ладонь, украшенную аж тремя огромными бородавками.

      Несмотря на то, что этот Хрейнд, или как там его, явно держал меня за придурковатого недотёпу, я вздохнул с облегчением - наконец появился кто-то, кто расскажет мне, в чём дело.

      Мы обменялись бородавчатым рукопожатием и гость откинулся обратно в кресло.

  - Присаживайтесь! - предложил он, заметив, что я продолжаю топтаться с чайником в руках, - Согласно галактическому кодексу психотерапевтической помощи и социальной работы, клиент должен занимать удобное для себя положение!

      Я неуверенно огляделся в поисках подходящего седалища - единственная табуретка, имевшаяся на кухне, была заляпана овощным рагу, которое я опрокинул на неё позавчера, да так и не удосужился убрать. Обычно я пользовался креслом, в котором сейчас расположился Зиммухт.

  - ДА САДИТЕСЬ ЖЕ, ИДИОТ! - вдруг заорал он, выпучив все три глаза.

      Я моментально шлёпнулся на табуретку и замер, кое-как пристроив чайник на коленях. К счастью, рагу уже конкретно подсохло. Как ни в чём не бывало, старикан пояснил:

      - Меня могут дисквалифицировать за невыполнение правил. К тому же, у нас мало времени - телепортация весьма дорогое удовольствие. Итак, начнём со стандартных вопросов. Нужно ли убеждать вас в реальности происходящего?

      - Да н-нет, п-пожалуй, - выдавил я, слегка заикаясь после столь экспрессивного психотерапевтического вмешательства. Так и подмывало спросить, - а орать на подопечного и обзывать его идиотом, что - одобряется галактическим кодексом социальной работы? Но, памятуя о той кара... ммм, осьминоге, я только добавил:

  - Д-дыра в полу убедила меня на все с-сто...

  - Отлично, отлично! - Зиммухт потёр свои отвратительные ладошки. - Как говорится, пол дела сделано. Магарлаксы ужасно неучтивы, но с паршивой овцы хоть шерсти клок. "Жёлтая Галактика" крутила этот эпизод в новостях раз восемь. - старичок снова жизнерадостно хохотнул.

      Похоже, сбывались мои худшие опасения относительно возможностей галактических папарацци.  Я осторожно переспросил:

  - Эээ... В новостях?

  - Ну да, всё происходящее в доме снималось подпространственными камерами с того момента, как патентное бюро объявило о вашем изобретении. Кстати, примите мои самые искренние поздравления! Подумать только - Крэш Хаар!

      Он ещё раз воодушевлённо потряс мою руку, но, видя, как я озираюсь по сторонам, доверительным тоном добавил:

  - Как только время, отведённое на Розыгрыш, истекло, съёмка сразу прекратилась. Таков закон! Сейчас мы разговариваем абсолютно конфеденциально.

      Я с облегчением выдохнул - всё-таки не каждый день доводится выступать посмешищем для целой галактики, пусть и жёлтой. И наконец высказал то, что волновало меня больше всего остального:

  - Но ведь я ничего не изобретал! О чём идёт речь?

  - А-а-а! - довольно протянул старикан, словно фокусник, наконец дождавшийся своего выхода на сцену. - Так вы ещё не сообразили!

      Он развёл ладошки в стороны, и пространство между ними вдруг потемнело, превратившись в некое подобие телеэкрана, только объёмного. На чёрном фоне мелькнули какие-то значки, а потом появились светящиеся золотом кольца и загогулины, медленно сплетающиеся и снова расплетающиеся в самых невероятных сочетаниях. Узор менялся каждую секунду и с гипнотической силой притягивал взгляд. Я напряжённо наблюдал за удивительным танцем, и вдруг меня осенило:

  - Это же мой сегодняшний сон!!!

      - Правильно! - одобрительно кивнул Зиммухт, - Не каждый может догадаться так быстро. Не удивительно, что Крэш Хаар изобретён именно вами - видимо, у вас хорошо развита способность к запоминанию и интерпретации сновидений.

  - Но... КАК?!

      Кажется, я начинал выходить из апатии. Мой сон! Он-то и был тем замечательным изобретением, за которым охотились все эти невообразимые твари! Пардон - агенты галактических корпораций... Конечно, Зиммухт ошибался насчёт каких-то особых способностей - я бы даже не вспомнил ничего без посторонней помощи. Подумаешь, пятна! Да мне по десять раз за ночь такая ерундистика снится. Но теперь я был само внимание и, сжав в ладонях металлические бока чайника, вперился взглядом в моего космического психотерапевта.

      - Понимаете ли, юноша, - приосанился Хрейнд, явно наслаждаясь моим жадным интересом, - Здесь мы имеем дело с величайшей загадкой природы и не менее великим достижением научного гения!

      Прекратив "трансляцию", он завозился в кресле, умело затягиввая паузу. Наконец умостившись, он продолжал:

      - Каждый из нас является частью огромной совокупности живых организмов. Больше всего мы похожи на клетки головного мозга. Несмотря на то, что каждый из нас воспринимает себя как отдельное существо, на каком-то уровне мы составляем целостную систему, единый "супер-мозг". Только устроен он, естественно, гораздо сложней, чем ваш, или даже мой.  - Тут Зиммухт самодовольно ухмыльнулся.

      - В этом "супер-мозгу" постоянно идут некие загадочные процессы. А поскольку все мы являемся частью этого совершеннейшего мыслительного аппарата, некоторые из них доступны и нашему восприятию. Чаще всего это происходит во снах, или в трансе - в тех состояниях, которые ваши учёные называют "проявлениями подсознания". Конечно, никакого подсознания не существует, это лишь убогая интерпретация реального положения дел... - Зиммухт снова сделал паузу, позволяя мне осознать глубокую степень отсталости нашей цивилизации.

      - Иногда, в очень редких - и счастливых, надо добавить, - случаях, мы можем понять, о чём "думает" "супер-мозг". Таким образом сделано множество блестящих открытий. Ну, к примеру... - Хрейнд развёл ладошки и между ними замелькали значки, символы, картинки. Через несколько секунд мельтешение утихло и в воздухе завис портрет Менделеева, знакомый ещё со школьной скамьи.

  - К примеру, на вашей планете, - продолжал старичок, снова сворачивая свой "экран", - Этим способом открыли идеальную формулу водки.

      Зaметив мой изумлённый взгляд - я-то ожидал совсем другого открытия - Зиммухт добавил:

  - Да, периодическую систему тоже, но к тому моменту вся цивилизованная галактика уже давно знала о соотношении химических элементов, а вот формула водки стала поистине бесценным изобретением! И, кстати, сделала вашу планету известной! На какое-то время, конечно.

  -    Но я не слышал, что Менделеев и её изобрёл во сне. - заметил я.

      - Сам он предпочитал об этом не распространятся. Это был скорее не сон, а, глубокая стадия опьянения... Кстати, а водки здесь случаем не имеется? А то у нас она больно уж дорога... - И Зиммухт плотоядно оглядел кухню.

      Не без удовлетворения я сообщил, что спиртного не дома не держу. Хрейнд разочарованно втянул слюни и продолжал:

  -  Сами учёные обычно считают, что разгадка приходит к ним во сне после долгих умственных усилий, предпринятых в бодрствующем состоянии - подсознание как бы по инерции доделывает работу, начатую днём. Но на самом деле всё гораздо сложней. Ведь подобные открытия приходят и к обычным людям, не бившимся перед тем в поисках решения проблемы. Однако, об этих случаях крайне редко становится кому-либо известно. Обыватель не в состоянии распознать, что же ему на самом деле "приснилось". Да и учёные способны на это только в том случае, если открытие тесно соприкасается с областью известного науке данной цивилизации. Большая же часть такого рода откровений остаётся нераспознанной и неиспользованной. Так, по-крайней мере, было до недавнего времени.

  - Но как же то, что изобрёл я? В смысле, Крэш Хаар? Он ведь точно не относится к области моих интересов. Я бы и не понял, что это не просто жёлтые пятна на чёрном фоне...

      Зиммухт бросил на меня хитрый взгляд - видимо, беседа развивалась в полном соответствии с его сценарием.

  - Жёлтые пятна на чёрном фоне... - иронически протянул он, явно наслаждаясь ситуацией. - Хорошо, я расскажу вам, что такое Крэш Хаар! Его появление было предсказано учёными Жаббержабба ещё год назад. А год по меркам современной науки - галактической, конечно, - это просто гигантский срок. Гигантский! Жаббержаббцы математически описали новое измерение пространственной свёртки. Вернее, они обнаружили, что пространство свёрнуто ещё как-то, помимо известной нам конфигурации.  Вы хоть понимаете, что это означает?!

      Я отрицательно помотал головой, сживаясь со своей ролью наивного аборигена, внимающего божеству прогресса.

      - Когда открыли предыдущий принцип пространственной свёртки, мы научились путешествовать в подпространстве! Мы освоили телепортацию! Мы расширили границы нашей Ойкумены до пределов галактики!

      На лицо мне попали брызги божественной слюны, по ощущениям не менее мерзкой, чем обычная. Впрочем, то, о чём говорил Хрейнд, действительно впечатляло.

      - Но телепортация, как я уже упоминал, чрезвычайно дорога. К тому же, из-за особой конфигурации свёртки многие области Галактики до сих пор не были доступны. Не говоря уже о других секторах Вселенной... Целый год учёные всех обитаемых миров бились над устройством, способным использовать новый принцип! Крэш Хаар! Эти слова не сходили с газетных полос и уст телеведущих! И вот он открыт, об этом сообщает Главное Патентное Бюро! Патентный Розыгрыш стартовал!

      Зиммухт торжествующе уставился на меня. Я чувствовал себя так, будто в глаза мне уже светили тысячи софитов, а к лицу тянулись микрофоны и зрачки телекамер. Необозримые просторы вселенной распахнулись перед внутренним взором, звёздная пыль наполнила лёгкие, заработавшие легко и мощно, словно отлаженные кузнечные меха.

      - Но как об изобретении стало известно Патентному Бюро? Это же просто сон! И что такое Патентный Розыгрыш?

      - О-о! Патентное Бюро узнало об изобретении при помощи Патентной Машины, которая, в свою очередь, является гениальнейшим изобретением последнего десятилетия! Однажды принцип её устройства приснился ничем не примечательному до этого физику с Жаббержаббы - Жубберту Жубжтейну. С тех пор он является богатейшим гражданином галактики, проявившим, к тому же высокие моральные качества, наряду с блестящим гением, позволившим ему распознать в цветных пятнах и линиях сна чертёж устройства. Ведь Жубжтейн основал Патентное Бюро и таким образом открыл для населения галактики доступ к плодам работы Патентной Машины, хотя мог бы в одиночку пользоваться своим открытием! А плодами её работы являются все изобретения, ежеминутно вспыхивающие, подобно ярчайшим жемчужинам, во снах населяющих галактику граждан, независимо от того, понимают ли они сами, что им снится!

      Принцип работы Машины складывается из двух элементов. Первый - постоянное сканирование ментального пространства Галактики и занесение данных в каталог. Ментальное сканирование учёные освоили довольно давно, когда только стало известно о "супер-мозге". Проникнуть в тайны его процессов нам пока не удалось, но наблюдать те их части, которые доступны восприятию обычных людей - возможно. Просто никто до Жубжтейна не додумался свести все данные воедино. И это - второй базовый элемент работы Патентной Машины.

      Обычный человек, и даже учёный, чаще всего не может распознать смысла кажущихся случайными образов сна по той простой причине, что они относятся к другим областям вселенной, о которых у данного конкретного сновидца нет никаких сведений. Поэтому и сами сны обычно нам представляются набором непонятных пятен и символов. Машина же заносит все данные в каталог, определяет, к какому сектору и уровню знания они относятся и - регистрирует новые изобретения! Конечно, девяносто девять процентов приходящих во снах образов так и остаются неопознанными. Но Жубжтейн утверждает, что они просто относятся к неизвестным даже Машине областям вселенной и знания, дорогу к которым нам и открывает Крэш Хаар.

      Блестящие перспективы ошеломили меня. Хотелось тут же сорваться с места и лететь, лететь в эти необозримые и неведомые даже всеведущей Патентной Машине области вселенной...

      - Но что же такое Патентный Розыгрыш?

      - Это тоже разработка Жубжтейна. Он утверждает, что если обрушить на разумных существ сразу весь поток новых открытий и изобретений, галактику ждёт глобальная стагнация. В самом деле, темпы научного и производственного развития даже сейчас настолько высоки, что только ты успеваешь освоить какой-нибудь новый принцип обработки данных, как тут же появляется другой, более быстрый, более красивый, более эффективный. И так во всём. Жубжтейн говорит, что есть какой-то предел появления нового в нашей жизни, при переходе которого к этому новому утрачивается всяческий интерес, а значит - и сама жизнь останавливается. Ты просто перестаёшь воспринимать все эти изменения! Мир начинает казаться неустойчивым и ненадёжным, хочется закрыться от окружающего безумия и забиться в какую-нибудь уютную норку, где годами ничего не меняется. Соответственно, падает покупательская активность - утратив к новинкам интерес, потребители перестают на них тратить деньги. А это ведёт к застою экономики, падению курсов валют, в общем, к краху всей системы. Конец света - вот что, по мнению Жубжтейна, ждёт нас, если неконтролируемо выбрасывать на рынок новые изобретения и открытия. Поэтому он и разработал Патентный Розыгрыш. Суть его заключается в том, что когда об изобретении объявляется в Сети, у корпораций есть только четыре попытки, чтобы приобрести Патент. На каждую попытку отводится не больше тридцати секунд. Повторно контактировать с изобретателем от лица Корпорации не разрешается. Если же ни одна из попыток не увенчалась успехом, Патент замораживается, пока открытие не будет совершено снова в одном из уголков вселенной, доступных сканнерам Патентной Машины. Конечно, такие жесткие правила задерживают развитие науки на целые годы... Но, с другой стороны, этого Жубжтейн и добивается.

      - Погодите-погодите, - перебил я Зиммухта. - Всего четыре попытки, говорите вы?

      - Да-да, не более четырёх попыток. Как правило, покупка Патента происходит на третьей - изобретатели пытаются набить себе цену. И, надо признать, у вас это отлично получалось! По мегадомену за тур - не слабо!

      - Погодите же... - что-то не укладывалось в моей голове, я медленно считал, загибая пальцы. Наконец выдавил: - Но ведь у меня уже было четыре визитёра, не считая папарацци...

      - Совершенно верно. Журналисты имеют право появиться на месте Розыгрыша физически только после окончания торгов.

      - Да к чёрту журналистов... Значит, торги закончились?! А если изобретатель даже не представляет, что происходит?! Ведь я испугался, растерялся, я даже что такое мегадомен не знаю! Тем более четыре! Сколько это - четыре мегадомена? - меня всё сильнее охватывало волнение.

  - Нууу... - мечтательно протянул Зиимухт. - На них вы могли бы приобрести средних размеров планетку с хорошим климатом и ни в чём себе не отказывать до конца дней своих... Да и дни эти, благодаря современной медицине, существенно удлиннились бы... Путешествовать по галактике, когда заблагорассудится... На постоянную телепортацию, конечно не хватило бы, но звездолётом - отчего нет? Или начать собственное дело. Или... В общем, в любом случае не пришлось бы горбатиться всю жизнь, чтобы всё равно потом... - и он многозначительно обвёл взглядом (вернее, целыми тремя взглядами) окружающую нас разнородную мебель, отклеившиеся обои, облупившийся потолок, -  Короче, я бы не стал упускать такую возможность.

      Старичок злорадно усмехнулся, что выглядело несколько непрофессионально, но тут же поправился. И сделал он это очень вовремя, потому что мне снова нестерпимо захотелось врезать ему чайником по лбу.

      - Но откуда я мог знать, - произнёс я тихим и неестественно ровным голосом, - КАК я должен был вести себя в этой ситуации?

      - Для этого, - увлечённо рассматривая свои наладонные бородавки, произнёс Зиммухт, - и существует наша служба психологической и информационной помощи.

      Его заявление было столь наглым, что я попросту задохнулся от подступивших чувств, не в силах выразить их более цивилизованным способом. Но Зиммухт, кажется, всё понял и без слов. Профессионал, всё-таки. Покосившись на чайник в моей руке, он быстро заговорил:

  - Просто я... ммм... немного опоздал. У нас как раз собирались менять телепортационное оборудование, но банк задержал деньги и... Всего на несколько наносекунд, но ведь сейчас такие скорости! А большие корпорации, ну, вы знаете, они всегда опережают правительственные структуры в вопросах оснащения... В общем, когда я смог добраться до места, Розыгрыш уже закончился. Было интересно следить за происходящим в новостях, в каком-то смысле это интереснейший психологический эксперимент...

  - Какой, к чертям, эксперимент!!! - заорал я. - Ведь это был самый счастливый шанс в моей жизни - и из-за того, что вы опоздали, я прохлопал его!!!

  - Да-да, грустная история, - Зиммухт оторвался от созерцания бородавок и посмотрел на меня с отточенным годами тренировок участием. - Но, к сожалению, время терапевтической сессии, оговоренное в контракте, подходит к концу и я вынужден удалиться... - он с кряхтеньем стал выбираться из кресла.

      - Постойте!!! - заорал я ещё громче и вскочил с табуретки, - Это надувательство!!! В чём же заключается ваша помощь?!!

  - А вот в чём. - брезгливо посмотрел на меня Хрейнд и развёл в стороны ладони, - Сейчас вы забудете обо всём, что произошло. И ни у кого больше не будет проблем. В том числе, и у нашей службы. Хоть я и не виноват в задержке банковского перевода, у меня всё же могут возникнуть некоторые неприятности с руководством, ведь процедура была нарушена... Какое везенье, что согласно установлениям, телесъёмка на месте Розыгрыша разрешена только с момента появления первого агента корпорации!

      Он сделал руками хитрый пасс и добавил:

  - Правда, я не стану убирать дыру, это не входит в оговоренные контрактом обязанности... Но что за жизнь без загадки, без приключения? Вы ведь писатель? Или только хотите стать им? Вот и напишете что-нибудь этакое... Фантастическое. Надо же как-то со стрессом справляться.

      И исчез, как и все предыдущие посетители - без каких-либо спецэффектов, шума, хлопков и вспышек. Даже нельзя было сказать, что он растворился в воздухе, потому что растворение - процесс постепенный. Собственно, и говорить было не о чем. Не было никакого старичка. И посетителей никаких не было.

 

      Я тупо стоял в собственной кухне с полным чайником в занесённой будто для удара руке и пялился на пустое кресло. Потом вздрогнул и удивлённо воззрился сперва на угрожающе покачивающийся над головой сосуд, потом на своё отражение в зеркале, потом на часы. Стрелки показывали двадцать минут восьмого. Как я сюда попал? Не помню. Лунатик долбаный, хоть бы не просыпался тогда, раз во сне бродить вздумалось! И чего в такую рань вскочил? Всё тело ломило, будто я только что рухнул с дерева, причём по дороге повстречался с парой толстенных веток. Во рту стоял какой-то тухлый привкус, а шею сдавливала пульсирующая боль, словно пока я спал, до меня добрался начинающий асассин-душитель, так и не сдюживший довести дело  до конца. Ну и ночка! А ведь дрых часа три, не больше. Водрузив чайник на подставку, я забрался с ногами в кресло и стал смотреть, как в толще воды проносятся с бодрым урчанием первые тугие пузырьки. Вот щас чайку глотну - и баиньки... В голове вертелась какая-то невнятица. Крэш Хаар... Крэш Хаар... Неплохое, кстати, буквосочетаньице! Вполне сгодится для какого-нибудь рассказа. И до конца дней своих... Ха! Вот и название готово! Вообще, до чёртиков интересно - откуда к нам приходят такие вот словечки, фразочки, сюжетики? Оох, чует моё сердце, неспроста меня на разглагольствования потянуло... Кажется, долбаное вдохновение приближается... Только не это! Через час уже на работу! НЕЕЕТ! Ну чего стоит просто бухнуться на диван и на несколько секунд прикрыть глаза? Да хоть и здесь, прямо в кресле! Думаю, несколько секунд хватило бы. Да точно, хватило бы! Куда там... Не дождавшись чайника, я уже судорожно выбирался из кресла и шлёпал босыми подошвами к выходу из кухни. В коридоре наступил на какие-то осколки, впрочем, не обратив особого внимания. В моей-то квартире? Ха! И не такое на полу валяться может. Главное - сейчас добраться до ноута, пока мысль не ушла. Главное...

      И тут я повернул за угол.

  1

Комментарии

Вы пишите как есть, я форматирование поправлю.

Дело в том, что у меня пропадает все абзацы и табы - текст сливается в одну сплошную кашу...

Да, это из-за отключение форматирования для всех неподдерживаемых форматов. У мну это исправляется переводом текста в формат офиса 2007, колибри или таймс.

у меня офиса нет к сожалению ) ABI Word

И ещё такой баг - вставляю текст из файла, а он не виден. А потом нажимаю "написать" и в посте он неожиданно появляется.

Ну если совсем не получается, пришлите мне текст на randall@e-just.ru

сейчас пришлю, спасибо! :)

а то я по абзацам текст переношу.

отправил!

Выложил ;)

Ещё раз спасибо ! :)))

Ай да модерация!

Щас только уберу гигантские пробелы между абзацами, надеюсь это не приведёт к чему-нибудь непоправимому... )

Ок. Если вдруг из-за этого у нас сайт отвалится, или свет во всей Москве погаснет, я исправлю ;)

"он придёт и молча поправит всё - человек из Кееееемерова..."

(с) БГ

:))))

Спасибо! Вот так клёво, по-моему:) И курсивы сохранились - атас!

© 2019 Trend Club