Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Эмоциональные технологии → Ворчун

Семён стоял в пробке уже минут сорок. Автомобили едва ползут, часто останавливаются, ждут подолгу. Взгляд Семёна то и дело прилипал к часам в приборной панели, на работу он уже безнадёжно опоздал. Вначале Семён злился, суетливо высовывался в окно, всматривался вперёд, за ряды автомобилей, пытаясь разглядеть, в чём же причина толкучки. Теперь уже не осталось сил даже злиться. Парень добавил громкости на магнитоле, и откинулся на спинку сидения. Из динамиков звучало что-то попсовое, убаюкивающее своей монотонностью. Наконец, передние автомобили тронулись, перед машиной Семёна образовался промежуток, и он, ободрённый, выжал сцепление и вдавил педаль газа своих «Жигулей».

Внезапно слева мелькнул серебристый джип и точнёхонько вписался перед Семёном, парень едва успел ударить по тормозам. Ошарашенный такой наглостью он высунулся в окно и уже готов был выкрикнуть в адрес водителя джипа одну из тех фраз, которые не печатают в газетах, но вдруг попсовая песенка, которая только что убаюкивала его, смолкла, и из динамика вырвался густой баритон:

- Куда прёшь, бестолочь?! Зенки протри! Думаешь раз на джипе, то всё можно?!

Семён ошалело покосился на магнитолу, а динамики разразились такими «трёхэтажными фразами», от которых покраснел бы любой грузчик.

- Заткнись, быдло! – долетела фраза со стороны Джипа, - Сам ездить сначала научись!

- Ты чо сказал, урод? – вспылил ещё больше автомобиль Семёна и помянул маму своего словесного оппонента.

Семён, ничего не понимая, тыкал пальцем в кнопки магнитолы, но из динамиков продолжала литься брань. Семён перевёл взгляд чуть выше, на панель бортового компа, но судя по датчикам на дисплее с ним всё в порядке.

Парень увидел, как открылась дверка джипа, и оттуда вылез бритоголовый крепыш в пиджаке. Его лицо выглядело ошарашенным, будто увидел посреди городского пруда лохнесское чудовище. Он крутил головой, зачем-то осматривая свой джип, а тот продолжал перепалку с «Жигулями» Семёна такими фразами от которых покраснела бы бригада грузчиков.

Внезапно брань донеслась из соседнего ряда, потом откуда-то сзади, и через несколько минут вся многокилометровая пробка исходила воплями, криками, бранью, угрозами. Ошарашенные водители, хлопали по магнитолам и приборным доскам, выскакивали из машин, непонимающе переглядывались. Семён понял, что сегодня он точно не попадёт на работу.

*** 

Максим уже собирался на обед, когда зазвонил стационарный телефон. Он взял трубку и услышал голос шефа:

- Лазарев, срочно ко мне!

Голос Сосновского был таким, что Максим понял – дело, в самом деле, не терпит проволочек. Он подхватился со стула и выскочил из кабинета. За месяц, что он находился на новой должности старшего оперативника Управления по борьбе с киберпреступностью, Максим понял, что если шеф говорит – «срочно», то нужно ноги в руки, и в течение пяти секунд быть у него.

Максим постучал, и, не дожидаясь ответа, вошёл. Шеф сидел на своём месте за рабочим столом. На стене, над его головой, раскинула крылья золочённая сова на оттиске эмблемы «Управления К», а чуть слева, на портрете, замер с вдохновенным лицом президент – непременный атрибут кабинета любого госслужащего.

Сосновский молча указал пальцем на стул. Лицо шефа, багровое, лоснящееся от капелек пота выглядело злым и измученным. Максим покосился на кондиционер, тот исправно гнал струи прохладного воздуха, значит, шеф только что пришёл, не успел остыть.

- И что скажешь? – мрачно спросил Сосновский, когда Максим разместился на стуле напротив него.

- По поводу?

- Ты не в курсе? – брови начальника взлетели до середины лба и тут же опустились, - Ах да, ты же на метро ездишь… Но должен бы знать хотя бы из сводок, или из новостей. Весь город гудит!

Максим удивлённо изогнул бровь.

- Сегодня утром, в районе третьего километра МКАД, - продолжил Сосновский, во время пробки, две сотни автомобилей устроили перебранку. Часом позже похожая ситуация возникла в двух местах на противоположном конце города.

- Вы хотели сказать, водители автомобилей? – уточнил Максим.

- Я хотел сказать – автомобили! - повысил голос Сосновский.

- Не понимаю…

- Очевидцы утверждают, что автомобили вели осмысленный разговор на повышенных тонах, с использованием ненормативной лексики… У меня подозрение на хакерскую атаку.

- И Вы поручаете это мне?

- Я поручил это Самойловой, она у нас спец по взлому и вирусам, ты направляешься в её непосредственное подчинение.

- Понял… В смысле - есть, шеф!

- Тут ещё такой нюанс… - Сосновский замялся, - представители из Организации Интеллектуальных Кибернетических Систем, подали ноту протеста правительству, и требование ограничить использование бортовых компьютеров. Мотивируют это тем, что сложившаяся ситуация может быть следствием зарождения сетевого искусственного разума, наделённого эмоциями и несущего потенциальную угрозу человечеству.

- Что за бред? – усмехнулся Максим.

- Ты же знаешь, этих двинутых, им везде мерещиться искусственные интеллекты готовые поработить человечество… Но ситуация и впрямь неоднозначная, такого ещё не было. Я боюсь, как бы ещё защитники прав роботов не подключились, с требованиями… что они сейчас там требуют? Свободу угнетённым роботам?

- Да эти совсем сумасшедшие, - отмахнулся Максим, - их никто в серьёз не принимает.

- Но в политическую атмосферу они вносят свою долю напряжённости. Мне «сверху» дали указание разобраться в этом деле как можно быстрее, и обеспечить разработку защиты от возникновения таких ситуаций в будущем. В общем, отправляйся к Самойловой…

 

***

Катерина Самойлова, насколько Максим знал, в те минуты, когда была не на выезде, обычно торчала в лаборатории. Максим туда и направился.

Он вкрадчиво постучал, выждал минутку, постучал снова. Самойлова – девушка с норовом, может не только наорать за то, что отвлёк от важной работы, но и по лицу заехать. Как только Сосновский её терпит? Видимо от того, что она незаменимый спец, сама из бывших хакеров.

Максим тихонько толкнул дверь, заглянул. Самойлова сидела спиной ко входу, полукругом перед ней зависли несколько голографических экранов. По некоторым бегут строки программного кода, на других графики и цифры. Девушка ловко манипулировала элементами внутри голограмм, периодически что-то набивая на клавиатуре.

Одета как обычно, в нечто готического вида – просторные чёрные штаны, ботинки на толстой подошве с серебристыми пластинками на носах и высоких голенищах. Чёрная кожаная куртка с серебристыми заклёпками висит на спинке кресла. Если бы кто-то другой приходил в таком виде на работу в одно из подразделений МВД, он рисковал быть уволенным в тот же день. Но девушку, видимо, очень ценили как специалиста.

Максим кашлянул. Катерина чуть повернула лицо, так, что стал виден её профиль. Максим отметил, что накрашена она подобающе своей одежде – чёрная губная помада, вокруг глаз чёрные линии, чёрные брови. Добавляли готичности короткая стрижка чёрных волос и хромированные побрякушки в ушах.

- Проходи, - позвала она Максима.

Тот вошёл, оглянулся в поисках стула. Вокруг гудят ящики серверов, по стенам тянутся кабель-каналы с почему-то открытыми крышками. Максим цапнул у соседнего стола кресло на колёсиках, подтянул ближе к Самойловой.

- Я проанализировала вирус, - сказала девушка, не отрывая взгляд от центрального монитора. Им заразили сервер контроля дорожного движения. Автомобили связываются с ним в среднем пятнадцать раз в секунду. Пакеты данных недостаточно объёмны, чтобы вирус мог прикрепиться к ним целиком, потому, загрузка проходила малыми порциями и должна была занять что-то около получаса.

- Именно поэтому, вирус сработал в пробке? – предположил Максим.

- Да. Пробка обеспечила достаточно долгое пребывание определённого количества машин в определённом месте, достаточное для того, чтобы вирус, назовём его – «Ворчун», успел загрузится и взять под контроль бортовые компьютеры.

- «Ворчун»? – усмехнулся Максим, - Судя по тому, что я слышал от Сосновского, автомобили ругались как портовые грузчики…

- Придумай лучше, - огрызнулась Катерина и сердито покосилась на Максима.

- Молчу, молчу… - примирительно заявил тот, - Значит, ты полагаешь, что если бы автомобили рассредоточились, то вирус бы не сработал?

- Думаю да. Скорее всего «Ворчун» активируется только в том случае, если он загружен на автомобили, находящиеся в непосредственной близости, не дальше одного-двух метров друг от друга. После активации он проявляется в акустических эффектах ругательной направленности, по цепочке, как было сегодня утром.

Максим поёрзал на кресле.

- Но если ты говоришь, что вирус загружен на центральный сервер дорожной службы, он может быть уже распространён на все автомобили в городе! И тогда вся Москва начнёт ругаться как портовые грузчики!

- Вирус уже блокирован, - пояснила Самойлова, - сервер отключён, заменён на резервный. Антивирус уже пишется. Предполагается, что заражено не более пяти процентов транспорта имеющего бортовые компьютеры и двигающегося по городу в период с восьми до десяти утра. Осталось только разыскать все заразившиеся автомобили и продиагностировать их. Но есть опасность повторения. Нам нужно найти источник откуда «Ворчун» попал на сервер и того кто его создал.

Девушка повернула лицо к Максиму, пристально посмотрела в глаза и проговорила:

- И я скажу тебе - это хакер экстра-класса! Сервер дорожной службы даже мне взломать не под силу.

Максим закусил губу, заметив в широко распахнутых, тёмно-медового цвета, глазах девушки озорные огоньки.

 

***

Спустя полчаса, Самойлова отпрянула от полукруга голографических дисплеев.

- Идём! – бросила она и подхватилась с кресла.

Ошарашенный Максим едва поспевал за ней. Они спустились в гараж. Самойлова щёлкнула по брелку сигнализации и её чёрный «Хёндай» последней модели моргнул фарами.

- Куда мы? – ошарашено спросил Максим, захлопывая дверцу.

- На перехват!

- Ты что-то выяснила?

- Вычислила источник заражения! Он в автомобиле!

Катерина провела ладонью над приборной панелью справа от руля и в тот же момент высветилась голографическая карта системы навигации. На ней Максим разглядел двигающийся красный треугольник.

- Я сделала привязку к его бортовому компу и скинула координаты на свой.

- Так может лучше группу перехвата вызвать?

- Вызывай, - с усмешкой сказала девушка и вдавила педаль газа, - но мы будем там первыми!

Максима вжало в кресло, он судорожно вцепился в  ремень безопасности и потянул на себя. «Хёндай» пронёсся по пандусу, высекая задним бампером искры, и выскочил из подземного гаража. Взвизгнуло, запахло жжёной резиной, автомобиль вклинился в поток и помчался, набирая скорость, ловко обгоняя попутные машины.

Максим тыкал пальцем в дисплей мобильника, наконец, поднёс к уху, прокричал Сосновскому:

- Игорь Михайлович, мы с этой сумасшедшей едем на перехват! Вызывайте подмогу! – и добавил уже Самойловой, - Катерина, шефу координаты сбрось!

Самойлова, не отрывая взгляд от дороги, быстро набрала что-то в виртуальной клавиатуре дисплея и ткнула «Энтер»

 

***

Семён всё таки не потерял надежду доехать на работу. Три часа он потратил в пробке, пока не появились регулировщики и под бурную перебранку автомобилей не помогли ей «рассосаться». Как только он выехал на свободный участок дороги, автомобиль перестал ругаться с каждой встречной или обгоняющей машиной. Ничего не понимающий Семён обрадовался, но вскоре понял, что преждевременно. Изредка, автомобиль всё-таки покрикивал: «Куда прёшь?», «Разуй глаза, корова», «Дед, поддай газку…», смачно перемежая эти фразы с более крепкими. Семён решил заехать в автосервис, и если не узнать причину, что наверняка займёт уйму и так зря потраченного времени, то хотя бы отключить динамики.  На поиск мастерской и ожидание в очереди он потратил ещё два часа. Время было уже далеко за обед. Позвонил начальник, наорал, какого чёрта он до сих пор не на работе. Семён что-то пролепетал о пробке и о странной ситуации с автомобилями-матершинниками, на что начальник обозвал идиотом и рявкнул, чтоб через десять минут он был на месте. Очередь Семёна в Автомастерской так и не подошла.

Семён гнал с такой скоростью, сколько позволял поток машин. До офиса оставалось всего несколько кварталов прямо, затем свернуть на светофоре и он почти на месте. Внезапно в зеркале заднего вида он увидел, как из потока выруливает, почти на встречку, чёрный «Хёндай». Мелькнула мысль, что эти козлы уже совсем оборзели, носятся, нарушают правила, из за таких и случаются аварии…Кто именно эти «козлы», Семён додумать не успел, чёрный автомобиль поравнялся с ним и начал прижимать к обочине. Водитель машины, что ехала позади Семёна, видя манёвры чёрного «Хёндай» благоразумно замедлил движение и порядочно приотстал.

У «Хёндай» открылось окно со стороны переднего пассажирского сидения, Семён увидел парня, который что-то кричал и, судя по жестикуляции, требовал остановиться. В одной руке парень держал какое-то удостоверение, пытаясь показать его, в другой руке появился пистолет.

Ошарашенный Семён растерялся, ударил по тормозам. В уши ворвался визг тормозов. «Жигуль» оставил на асфальте длинные чёрные полосы и замер у обочины. «Хюндай» остановился чуть впереди.

 

***

Максим выскочил из машины и в два прыжка оказался у водительской дверки «Жигулей», направив ствол пистолета сквозь стекло на водителя. Парень за рулём выглядел испуганным: глаза выпучены, губы подрагивают. Руки он поднял вверх и выставил ладонями на уровне лица.

Максим, не опуская пистолет, открыл дверцу и ткнул удостоверением под нос. Затем, не церемонясь, выволок парня из машины и бросил на капот, лицом вниз. Тут же место водителя заняла Катерина. В её руках появился планшетник, она подсоединила его к бортовому компу «Жигулей» и принялась что-то сканировать.

- Старший лейтенант Лазарев, - наконец соизволил представится Максим, - подразделение по борьбе с киберпреступностью! С какой целью Вами был совершён акт сетевого взлома и распространение вируса?

- К-какой акт? Какой взлом? Я н-на работу опаздываю, – голос парня дрожал и звучал непонимающе.

- Это не он, - заявила Катерина, вылезая из машины.

- То есть как не он? Ты же говорила…

- Я сказала, что источник «Ворчуна» в этой машине» но я не говорила, что её водитель и есть хакер.

Максим отпустил парня, тот расслабился и обернулся к сотрудникам Управления К, но взгляд был всё ещё испуганным а губы подрагивали.

- Где скачивал софт для бортового компа? – потребовала от него Самойлова.

- В-в интернете.

- Понятно, что не в водопроводе! Я спрашиваю, с какого ресурса.

- Не помню, с какого-то файлообменника. Один знакомый с форума ссылку дал, – водитель «Жигулей» начал говорить более уверенно.

- Понятно. Никнейм, наверное – «Грин Орк»?

Парень закивал, а Катерина помрачнела.

- Что это значит, - спросил Максим.

- Грин Орк - практически легендарная сетевая личность, - пояснила девушка и полезла обратно в салон «Жигулей» за оставленным там планшетником. – Он отменный хакер. Как правило, работает исключительно ради развлечения.

Девушка протянула планшетник Максиму, тот взглянул на дисплей и увидел картинку с изображением зелёного улыбающегося смайлика, изо рта которого торчат вверх треугольники клыков.

- Это его почерк - оставлять на месте преступления в той или иной форме такое изображение, - пояснила девушка, - это я нашла в системных файлах скачанного софта. Программа в автономном режиме взламывает сервер и загружает вирус, откуда он уже распространяется на подключённые к серверу бортовые компьютеры.

Максим почесал затылок.

- Понятно. И как нам выйти на этого Грин Орка?

Девушка пожала плечами.

- Мы уже не первый год пытаемся на него выйти, но он умело затирает свои следы в сети, или «переводит стрелки» на других пользователей. Будем продолжать работать, уверена, рано или поздно, мы его поймаем.

- То есть, Сосновскому, мы можем с уверенностью подать рапорт о том, что это действия хакера, а ни какой-нибудь там сетевой искусственный интеллект?

Девушка пожала плечами:

- А ты сомневался?

- Да не то чтобы… но как-то уж очень они естественно себя вели, по словам Сосновского.

- Да-да, - вклинился в разговор водитель «Жигулей», - прям как заправские водители маршруток с двадцатилетним стажем!

Самойлова улыбнылась:

- Вирус анализирует фразы водителей и составляет базу данных, после чего моделирует эмоциональную карту водителей и как бы дублирует их эмоциональное поведение.

- Он смог так обучиться за те полчаса во время пробки?

- Нет… этот оболтус – Катерина кивнула на парня, - скачал софт около недели назад, всё это время «Ворчун» катался с ним в машине, стоял в пробках, перехватывал манеру общения с другими участниками дорожного движения, и только более-менее развившись, начал ломать сервак дорожной службы и распространяться на другие автомобили.

Максим присвистнул, посмотрел на водителя «Жигулей».

- Хорошая у тебя манера общения с другими участниками дорожного движения.

Семён хотел было ответить, но тут его прервал густой баритон «Жигулей»:

- Совсем оборзели эти козлы, носятся, нарушают правила, потом аварии из за таких… - и добавил пару крепких словечек от которых покраснел бы последний слесарь, или портовый грузчик.

- Закрой свой рот! - рявкнул в ответ чёрный «Хёндай», и выругался не менее красочно.

  2

Комментарии

Всегда забавляло, когда преступления совершаются на уровне интеллекта, а описывают борьбу с ним в основном на уровне погонь и вооружённого нападения. и людям, ка ни странно, нравится.

Вы к примеру можете себе представить, как за жуликоватым бухгалтером выезжает на всех парах наряд омона во всеоружии? :)

ну это, ладно, стандарт "крепкий орешек 4.0", пипл хавает. но ведь нет ни развязки, ни какой то сформулированной идеи...

Ну, на самом деле, это зачин для более крупной вещи, как минимум повести, а то и романа, или даже целой серии романов ) Может быть, когда-нибудь, когда мои литературные таланты окрепнут, я проработаю сюжеты, героев, элементы мира...

А идея в том, что нужно быть более дружелюбным на дорогах, и выказывать поменьше негативных эмоций ) Вирус оказался зеркалом...

Интересный рассказ

© 2019 Trend Club