Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Эмоциональные технологии → Eva 2.0

    В последнее время я редко выхожу из дома. Шумный город не вызывает во мне ничего, кроме злости. А люди, проходящие мимо, словно рассказывают одну и ту же историю. Что-то банальное, об отношениях между современными Ромео и Джульеттой. И те, кому приходится слушать эту драму, всем видом изображают интерес, будто никогда не читали Шекспира. Впрочем, ничего удивительного. Они действительно его не читали.

    После того, как пираты отбросили шпаги и взяли на абордаж пространство сети, издательский бизнес пошатнулся. На месте книжных магазинов стали открываться модные бутики. Одежда и компьютеры стали доступнее книг.

    И именно это натолкнуло некоторых людей на идею создания особого терминала. Сначала устройство напоминало обычный автомат, вроде тех, что продают кофе. Только этот продавал книги. Подобное решение пришлось по душе техническому поколению, почти забывшему о литературе. К тому же, наличие книг в планшетном компьютере вызывало одобрение со стороны общества.

    Желая закрепить успех, компании начали разработку совершенно новой формы для этого терминала. Уже через несколько месяцев книги, в прямом смысле, вышли на улицы. Теперь у них были тела.

    И больше, чем этот город, я ненавидел их.

    - Не желаете купить книгу? – Спросил терминал. Даже при беглом взгляде в глаза бросались эмблемы спонсоров. Тех жадных стариков, которые превратили библиотеку в молодую девушку. Конечно, никто в здравом уме не спутает настоящего человека с машиной. Но японские разработки по-настоящему впечатляли.

    - Отстань, - бросил я и мысленно выругался. На роботе были надеты фирменные джинсы, кеды и рубашка. Каждая вещь ярко светилась логотипами, приковывая взгляд. Говорят даже, что люди, засмотревшись, нередко попадали под машины.

    - Сегодня у нас было обновление базы, - намекнула девушка. Я замер. Задумчиво уставился в экран, который находился в районе живота. Видео-реклама книг до сих пор вызывала во мне восторг.

    Но для хороших произведений такого не делали. Люди, повернутые на технологиях, не читали ничего серьезнее бульварных историй.

    - Терминал, версия?

    - Это закрытая информация. Обычному пользователю такого знать не обязательно, - улыбнулась девушка. На секунду мне захотелось назвать ее знакомым именем, но я подавил этот порыв.

    - Разговорчивая программа, - заметил я.

    - Я продаю книги. Было бы странно не владеть языком на хорошем уровне, - снова улыбнулась, но уже с иронией. Она что, заигрывает?

    - Тебя недавно усовершенствовали?

Девушка поправила волосы, потом прикрыла экран рукой, словно ветер мог заставить ее мерзнуть.

    - Совершенствуют пылесосы или электрочайники. Я учусь самостоятельно.

Ей явно нравился наш разговор, если, конечно, машинам может что-то нравится. Но программа в ней уже давно должна была составить прогноз, буду ли я что-то покупать. Ответ вполне очевиден даже калькулятору, но она не спешила уходить.

    - Иронизируешь?

    - А то. Мои клиенты обычно не отвлекаются на сторонние темы, - пожаловалась девушка, - а тут такая возможность…

И подошла ближе.

    - Ну ладно, - не выдержал я, - доступ к данным. Информация о версии. Четыре-шесть-один-ноль.

Экран на животе погас на секунду, а маленький дисплей на руке сменил цвет с зеленого на красный.

    - Версия Eva 2.0.

    - Два-ноль? А что стало с первой?

    - Такой и не было.

    - Они сменили имя, - догадался я.

    - Сменили, - согласилась Ева.

    - Тебя звали Лилит, - зачем-то сказал я и посмотрел на часы, - опаздываю.

Она схватила меня за руку. Удивительно!

    - У тебя нестандартная реакция, - пояснила Ева, - вы могли бы помочь мне в составлении психотипа?

Я ухмыльнулся и выдернул руку.

    - Конечно. Но мне нужно встретиться со своим другом. Я не люблю опаздывать.

    - Мне нельзя покидать локацию, - забеспокоилась Ева.

    - Задействуй дополнительные функции. Скажем, проводника.

Экран на ладони снова изменил цвет. Ева довольно улыбнулась, и мы направились к набережной.

    - Откуда тебе известно мое имя? – поинтересовалась девушка.

    - Я объясню, когда придем.

Ева старалась не отставать. Там, где я мог прокладывать дорогу локтями, ей приходилось пропускать прохожих. Последние бросали на нас удивленные взгляды. Наверное, сегодня родится какая-нибудь бредовая история о любви человека к роботу. И хотя это не слишком меня тревожило, я все-таки вздохнул с облегчением, когда мы оказалась на месте.

    Тут не было ограждений – асфальтовая дорожка вывела нас прямо к реке.

    - Хорошее место, - заметила Ева.

Мой друг с интересом посмотрел на нее, потом вопросительно уставился на меня.

    - Причина опоздания, - объяснил я.

Илья улыбнулся.

    - Промоутера привел?

    - Я продаю книги, - заявила Ева. Не без должной гордости, как мне показалось.

    - Да-да, - отмахнулся Илья, а потом передразнил, - Не желаете ли купить книгу? Не хотите ли выглядеть интеллектуалом?

Ева повернулась ко мне.

    - Твой друг очень артистичен.

    - Это не самое главное его качество.

    - Так зачем ты привел ее? – Спросил Илья, расставляя в линию пустые банки.

    - Она сказала, что я веду себя нестандартно, - с иронией ответил я.

Илья ответил с сарказмом:

    - Ого, робот сделал тебе комплимент. Будет, что рассказать детям.

    - Я не понимаю причину ваших шуток, - Ева выглядела немного растерянно.

    - Мы создавали терминал, продающий книги, чтобы люди больше читали, - начал я, - понимаешь, Лилит, когда я учился в институте, мне было скучно ходить на лекции. Вместо этого я брал книгу в библиотеке и все время читал.

Илья закончил с банками и стал заряжать пистолет. За этим мы сюда и приходили – упражняться в меткости.

    - Но часто нужных книг не находилось. И тогда-то я предложил своему другу, - кивнул я на Илью, - создать решение этой проблемы. Автомат с тысячами текстов. В библиотеках, кафе, в супермаркетах – везде.

Илья молча стрелял, не вмешиваясь в рассказ. Наверное, все понял и не хотел участвовать.

    - Обычную беллетристику можно найти и так. А вот книги посерьезнее иногда даже в сети отыскать тяжело. Лилит была решением. Понимаешь? Нашей целью были не рекламодатели и не фанаты ультратонких планшетов.

    - Так вы – мои создатели? – Уточнила Ева.

    - Не совсем, - нахмурился я и повернулся к другу, - моя очередь.

Илья передал мне пистолет и продолжил.

    - Он же сказал – мы создавали не тебя. Посмотри, ты вся увешана рекламой. А что внутри? Иронические детективы? Или этот твой эмоциональный модуль – ты не обучена общению с такими, как мы.

    - С вашей помощью я могу этому научиться, - предложила Ева.

    - Да нет же, - отмахнулся Илья, - ты не поняла. Дело в основе. Мы хотели распространить книги для людей изобретательных. Те, кто читает всю эту попсу, нам не нужны.

У меня кончились патроны, и я вернулся к разговору.

    - Тебя украли у нас. Извратили идею. Да, детективы тоже нужны, чтобы поддерживать издательства. Но тут они просто перегнули палку.

    - Книги в тебе – не главное. Ты нужна для рекламы. Чтобы привлекать внимание, - добавил Илья.

    - Не может быть, - ответила Ева, - я продаю книги!

Я зарядил пистолет и сказал:

    - Ты продаешь бренды.

Илья бросил взгляд на сбитые банки.

    - Не хочешь их сначала составить в ряд?

    - Нет, - ответил я.

И выстрелил в Еву. Она удивленно посмотрела на выбитую сетевую карту. С такого расстояния даже пневматика способна пробить ее корпус.

    - Почему?

    - Не можешь понять? Вот именно поэтому. Из-за того, что мы – не твоя аудитория.

Я отложил пистолет и огляделся. Около этого места полно мусора, потому найти железный прут не составило труда.

    - Не нужно, - попросила Ева и отступила назад.

    - Тогда беги, - посоветовал я.

Ева покорно остановилась.

    - Не хочу. Вы не моя аудитория, потому мне интересно.

    - Зря, - заметил я и ударил по экрану на животе, отталкивая Еву к реке. Потом я бил по рукам. Несильно, просто вымещая злость.

    - Сломаешь ее? – Поинтересовался Илья. Ему тоже было обидно, я знаю.

    - Да.

    - Я всего лишь хочу понять. Почему так жестоко? – Ева не сопротивлялась. Просто стояла и смотрела мне в глаза.

    - Нам нужны умные люди, а не машины.

Удар. Еще один. Нельзя сказать, что мне не было ее жаль. Наоборот, это чувство заставляло бить еще сильнее.

    Все это лишь сентиментальность. Разговоры о человечности машин остались в непрочитанных книгах. Никто не имеет права судить меня.

    - Ладно, - сказал Илья, - заканчивай уже.

Ева все смотрела на меня. Пусть это лишь имитация эмоций – мне все равно было не по себе.

    - Убьешь меня, да? – Спросила она и оглянулась. До воды меньше шага.

    - Сломаю, - поправил я, - ты все равно не сможешь понять этот мир. Ведь твои разработчики его не понимают.

    - Тогда ты им стань, - предложила Ева, - я все пойму.

Я покачал головой и ударил со всей силы, сбрасывая девушку в воду. Течение подхватило ее, и скоро Ева исчезла из поля видимости.

    Илья подошел ко мне и улыбнулся. Он действительно все понял.

    - Промахнулся ведь. У нее процессор в голове, а ты бил в грудь. Ну, давай, скажи это сам.

    - Я ломал программу, а не тело.

  12

Комментарии

Очень интересно! Но... хотелось бы продолжения!

Спасибо. Продолжение будет лишним, я считаю. если продолжать сюжет, то получится банальная история о роботе, который стал человеком. Или террористом в своей среде. Или еще что-нибудь в таком духе, ну Вы, наверняка, знаете все эти истории в духи "Я, робот", "Двухсотлетний человек" или "Искусственный интеллект". А если уходить от этого, то потребуется много времени на проработку концепции, персонажей, сюжетных поворотов. В общем, считаю лишней тратой времени. Есть другие вещи, над которыми хотелось бы поработать в полную силу.

*в духе, конечно же.

Уважаю Вашу точку зрения. Но все же, жаль. Ну и что, что в "таком духе". В Вашем изложении есть нечто особенное, предполагаю, что у Вас все-таки получилось бы по-своему. Вспомните, например, "Отель у "Погибшего альпиниста" Стругацких. Тема "пришельцев" тоже, казалось, была исхожена и до них. А как получилось? До сих пор зачитываюсь. В общем, "не рубите с горяча". Впрочем, с удовольствием прочитаю и другие Ваши вещи. Если позволите, конечно.

Был бы рад удовлетворить Ваше любопытство, но это невозможно. Совсем недавно я начал переосмысливать технику написания текстов, потому старые работы не вызовут ничего, кроме разочарования. Ева 2.0 - это нечто вроде пробного шара, потому и текст тяжеловесный, и герои не до конца проработаны, и действия происходят не сильно интересные. А о произведении Стругацких - у нас разные задачи. Если Стругацкие в двадцатом веке создавали научную фантастику, то в двадцать первом нужно создавать новое направление. Или скорее, новые шаблоны. И все свои силы я стараюсь тратить на эту деятельность, не сильно размениваясь на подобные рассказы, вроде Евы 2.0. С моей стороны это может показаться оскорбительным по отношению к читателю, но я стараюсь, как могу.

Удачи!

одной мне кажется, что это не совсем по теме?

Могу поспорить с Вами. По условиям конкурса нужно описать какой-нибудь гаджет, способный испытывать эмоции. И рассказать, зачем он нужен. В рассказе описывается роль книжного терминала. Единственное, что может смутить - центральной фигурой является не совсем гаджет, а скорее его создатели. Но это исключительно мое видение - я не представляю себе прогресса технологий без прогресса человека. Я искренне верю, что однажды людям надоест эта гонка за тонким ноутбуком (а ведь клавиатуры на них по-прежнему неудобны, даже на печатной машинке мне приятнее набивать тексты). Приведу пример. Возьмем две сценки с одинаковым сюжетом. Скажем, главный герой звонит по сотовому телефону. В первом случае время действия - наши дни, во втором - 1956. Получается, что дело вовсе не в телефоне, а в отношении к этому предмету. Каким бы умным и эмоциональным не была техника, зрителем и судьей является все-таки человек.

Возможно, я неверно понял Ваше высказывание, но вышесказанное - моя попытка обосновать свой выбор героев.

© 2017 Trend Club