Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Футуродром → Диалектика природы. Философия процесса

Как это ни удивительно, но философия процесса уже начала свое проникновение в умы человечества. Конечно, речь до сих пор не шла о физике природных явлений. Реальное  проявление аспектов этой философии коснулось в основном лишь производственно-экономической деятельности человека. Но – лиха беда начало. Тем более, что ракурс процессного подхода имеет огромные перспективы для всей научной, производственной и управленческой деятельности человека.

Сущность преобразований организационных структур, каковые с долей туманности, но всё же изложены в японском принципе TQM (Total Quality Management) и идеях Майка Хаммера, получивших общее название BPR (Business Processing Reengineering), как раз и касается реализации процессного подхода в деятельности человека.

Если попытаться очень коротко пояснить мотивы и силы, толкающие человечество к подобным преобразованиям, то их смысл заключается в ступенчатом (формационном) развитии человеческой деятельности, где каждый переход к новой ступени вызывает и необходимость реорганизации управления этой деятельностью.

В частности одна из подобных реорганизаций была связана с развитием конвейерного принципа, ознаменовавшим переход человечества к массовому производству. Конвейер Г.Форда – это не только славное техническое достижение, но и принцип, нашедший свое отражение в управлении предприятиями.

Немаловажную роль в применении конвейера в управлении сыграли примитивные финансовые мотивы. Управление – по сути – один из самых дорогостоящих элементов производства, а конвейерная организация управленческих процессов и функций снижает именно количество управленцев. Т.е. если взять два производственных процесса, и рассмотреть их в качестве отдельных предприятий, то каждому из них потребуется определенный набор управленческого персонала. С другой же стороны, объединение наших процессов под знаменем единого предприятия, позволит сократить удвоенный персонал управленческого аппарата где-то процентов на 30-40, за счет конвейерной организации, где каждый производственный процесс, по очереди подает свои задачи под бюрократический штамп соответствующего управленческого подразделения. Не трудно подсчитать, какая экономия начнется при объединении трех и более процессов.

 

Наш финансовый мотив дополнительно усугублялся еще и тем, что система образования времен Г.Форда не была готова поставлять в массовом порядке соответствующее количество управленцев, и рынок труда в этом сегменте был крайне не насыщен, что сопровождалось существенным разрывом в системе оплат.

Иными словами, повод к реализации конвейерных принципов в управлении был весьма существенным, что и привело в итоге к быстрому переходу, фактически, без осмысления сути и реальных мотивов этих преобразований, каковыми являлись новый формат управления (конвейер) с попыткой полной унификации управленческой (а соответственно, и производственной) деятельности.

Отвлекаясь от исторического обзора, сразу отмечу, что попытка унификации полностью и безоговорочно провалилась. Доказательством этого служит бесчисленное множество автоматизированных систем, созданных уже в наше время, ни одна из которых не получила права на звание унифицированной производственной АС. Т.е. мы имеем неплохую автоматизированную бухгалтерию, относительно удобные системы торговли, что-то относительно универсальное, работающее в общепите, но нет ни единой программы, которая после установки сразу заработала бы на производственном предприятии. Каждую из них нужно долго и упорно дорабатывать, настраивая под нужды конкретного производственного процесса.

Как бы то ни было, новый тип управления, названный «функциональное управление», начиная с каких-то пор, полностью заменил и вытеснил всё остальное в организационных структурах человека.

Но массовое производство, рождение которого и привело к становлению функционального управления, преподнесло человечеству сюрприз. Его развитие потребовало от человека создания колоссальных по своим масштабам предприятий. В этом варианте унификация управления, на которую сделало ставку человечество, выказало не только все свои недостатки, но и полную свою несостоятельность. Грубо говоря, среди десятка процессов, каковые необходимо объединить под единым управлением, всегда найдутся один-другой, каковые ни в какую не «хотят» объединяться!

А с другой стороны, высота управленческой пирамиды – неотъемлемый принцип функционального управления – растет до такой степени, что она начинает рассыпаться под собственным весом. 3, 4, 5 – от силы – это максимальное количество уровней управления, каковые в той или иной степени работают. При большем количестве уровней эффективность работы управления принимает отрицательные величины, ведя к тому, что предприятие распадается на составляющие.

Эту проблему и попытался решить М.Хаммер, объявив революцию стандартной структуре предприятия под знаменем процессного подхода. Лозунги этой революции можно выразить примитивными «вертай всё в зад!» и «в баню вашу унификацию!». Каждый процесс должен иметь собственного управляющего, а объединение процессов возможно под эгидой совладения. Т.е. каждая процессная команда, получая в качестве заработной платы долю от создаваемой продукции, позволяет превратить производственный процесс в аналог черного ящика. Неизвестно, что в нем творится (если глядеть с высоты управляющих структур), но каждый входной сигнал инициирует четко рассчитываемый выход, что очень напоминает работу микросхемы.

Применение подобного рода «микросхем» позволяет создавать огромные по своим масштабам предприятия, что в итоге закрывает все проблемы развития массового производства и не только. Последнее касается также и государственного управления. Именно применение процессного подхода позволит власти получить в руки реальные рычаги экономического управления. Не бегать по стране, раздавая подачки и затыкая бреши и дыры, а реально управлять экономикой страны.

Но мы несколько отвлеклись от темы.

К сожалению, текущий реорганизационный переход имеет существенные отличия сравнительно с предыдущим. Так, например, отсутствует финансовая мотивация, а вернее сказать, присутствует финансовая демотивация – высокие затраты на организацию перехода плюс рост себестоимости единицы продукции. К тому же, несмотря на то, что система образования наладила массовый выпуск специалистов с высшим образованием, но общее качество образования фактически свело это лишь к усложнению поисков нужного специалиста.

А единственная общность процессов перехода к функциональному и процессному управлению заключена в том, что в обоих случаях суть и реальные мотивы перехода сокрыты густым туманом недопонимания.

В итоге на текущий момент мы имеем то, что процессная реорганизация ведется с очень большой неохотой, и лишь под серьезным прессом негативных проявлений, когда для бизнеса цена вопроса становится ценой жизни и смерти.

Но, несмотря на это и даже в нашей – не совсем обычной – стране, можно наблюдать становление процессного подхода в единственной динамично развивающейся сфере – торговле. Торговые гиганты, такие как «Магнит», «Лента», «Евросеть» и пр., насчитывают тысячи предприятий, объединенных единым управлением.

Подытоживая тему общественного развития можно сделать следующие выводы:

1. Процессный подход – это не только будущее, но и настоятельно рекомендуемое настоящее общественного развития, обязательное сегодня для любого корпоративного начинания и, особенно, в системе государственного управления.

2. Унификация деятельности человека, попытка обрисовать ее условностями и алгоритмами заведомо обречена на провал. Каждый процесс даже небольшой группы людей уникален и неповторим, как неповторимы и сами исполнители этой деятельности. Да, процессы можно систематизировать, разбивая их на схожие алгоритмические группы, но эта задача решается после полного разбора алгоритма деятельности, тогда как сегодня зачастую всё происходит с точностью до наоборот: деятельность группы подгоняется под выявленный где-то алгоритм. К тому же необходимо учитывать и то, что масштабы и сфера человеческой деятельности продолжают расти, и решать проблемы, возникающие вследствие этого роста, можно лишь в рамках процессного подхода.

Но, в конце концов, перейдем к основной теме нашего разговора – к физике природных явлений. Что происходит в науке и какое, вообще говоря, отношение имеют задачи реорганизации управленческих структур человека к физике природных явлений?

Самое непосредственное!

Дело в том, что наука, как и любая сфера деятельности человека, столкнулась в своем развитии с уже описанной проблематикой. До тех пор, пока наука изучала разрозненные клочки событий и явлений, она более или менее справлялась со своими задачами, решению которых способствовало применение общей метрики – нарисовав воображаемые линии трехмерного пространства, дополненные временной координатой, наука банально привязывала все явления и события к этим прямым. Но сегодня, когда перед наукой встала грандиозная задача объединения всех знаний в единую систему, выяснилось, что эта привязка – миф! Она просто напросто не работает, лишь создавая иллюзию связанности. Только этим можно объяснить столь упорное следование чисто математическим выводам теории относительности, которые позволили науке частично отойти от метрической привязки с помощью скручивания пространства и замедления времени.

Каждый природный процесс столь же уникален и неповторим, как и деятельность различных групп людей. При этом ни один из природных процессов не является «вещью в себе». Все они увязаны друг с другом в виде древовидного графа, где верхняя часть фигуры представляет собой процессы масштаба Вселенной.

Построение графа можно проиллюстрировать на следующем примере технологической деятельности человека. Рассмотрим процесс производства некой гайки. Результат этого и множества других технологических процессов позволяет человеку произвести сборку двигателя. В свою очередь, процесс производства двигателя в совокупности с другими процессами позволят собрать автомобиль.

Но на этом наш пример далеко не заканчивается! Получение автомобиля запускает торговый процесс. Его окончание позволит покупателю создать новые условия для своей личной деятельности. Это в свою очередь ведет к повышению его производительности труда, что в совокупности с аналогичными процессами повышает уровень организации общества, позволяя ему шагнуть на новую формационную ступень, что ознаменует завершение лишь одного из циклов развития человечества.

Подобным же образом связаны и природные процессы. Получение результата в одном дает старт другому – находящемуся на более высоком уровне. Совокупность работы процессов на этом уровне даст старт еще более высокоуровнему. И самое важное из того, что здесь необходимо отметить, что наука, привязывая изучаемый процесс к координатным сеткам пространства и времени, разрывает эти связи. Родственные и связанные процессы оказываются в совершенно различных уголках воображаемого метрического пространства, не позволяя увидеть ни родственность, ни взаимосвязь.

Порой создается впечатление, что наука постоянно забывает о том, что созданный ею гигантский математический аппарат, не является слепком или отражением Природы. Это всего лишь инструмент, облегчающий поиск и исследования, в рамках которого мы и используем понятия «пространство» и «время».

Исследование любого природного процесса необходимо вести не в метрах и секундах, но в пропорциях, соотношениях, периодах цикличности – т.е. в рамках той метрики, каковая присуща именно нашему процессу, и которая, в свою очередь, создает характер и особенности исследуемого явления.

Пропорции и другие характеристики взаимодействующих объектов позволяют понять степень нагрузки внутреннего конвейера и определить объемы выполняемых им работ. Характеристики материалов объектов позволят вычислить количество циклов, необходимых либо для завершения полного объема работ и переходу процесса в новое качество, либо полного окончания (смерти) процесса. И т.д. и т.п. И для всего этого нет прямой нужды ни в метрах, ни в секундах.

Поймите меня правильно. Я не «запрещаю» использование стандартной метрики, это совершенно не возбраняется. Но ее применение должно рассматриваться лишь как возможность, облегчающая жизнь исследователю, но не как некая догма, объявляющая метрический абсолютизм основой всего мироздания. Да и какое отношение имеет, скажем, пульсация какой-либо звезды к земному вращению и длине земных меридианов – основой нашей метрики?!

***

Трудно сказать, насколько сложные времена предстоит пережить мировой науке в ближайшем будущем. Фактически ей придется пересмотреть всю систему собственных взглядов, перебрать и перетрясти все свои достижения. Ярким примером подхода, основанным на философии процесса, являются результаты работы академика А.Т.Фоменко, где каждое историческое событие и явление не просто размещаются на хронологической прямой, но образуют единый взаимосвязанный граф. Нечто подобное предстоит пережить каждой научной сфере. И чем раньше начнутся эти работы, тем меньший объем нужно будет перерабатывать заново. Банально, но – факт.

  3

Комментарии

© 2017 Trend Club