Инфицированы будущим
При поддержке

Прогностика — наука для предсказания будущего. Философия ставит две проблемы прогнозирования (футурологии): первая — будущее не существует как объект, вторая — прогнозирование как исследование тенденций развития бытия — не есть наука. В то же время любая теория, любая форма общественного сознания предполагает размышления о будущем, без надежды на будущее нет смысла настоящего.

Рисуем комиксыУтка в космосе.

  1

Космос будущего"Умный" щит от Солнца

Не буду писать о космических лифтах и подобных вещах, до которых мы еще не доросли. Существуют более насущные проблемы освоения космоса, которые нужно решать уже сейчас. 

Проблема космической радиации не дает покоя с первого полета в космос. Источников радиации предостаточно. Но я предлагаю рассмотреть ближайший – Солнце, а если конкретней, то поток радиоактивных частиц во время Солнечных вспышек. Они несут большие неприятности для спутников, ракет и другой техники в космосе. Опасность заключается в том, что под воздействием интенсивной кратковременной радиации электроника выходит из строя. В итоге за короткое время можно потерять спутник, который превратится в бесполезный мусор.

Возникает вопрос. Как можно эффективно защитится от Солнечных вспышек современными средствами? Если не вникать во все технические вопросы и описать проблему в двух словах, то довольно просто. Радиация приводит к отказам в элементах микроэлектроники, только при наличии в ней токов, когда она работает . Но если все отключено, то радиация проходит через электронику, как через металл и не наносит вреда. 

Используя это свойство нужно создать систему, которая будет состоять из двух подсистем, выполняющие конкретно поставленные задачи. 

1. Задача первой подсистемы заключается в постоянном наблюдении за Солнцем и отслеживанием вспышек. Нужен конкретный «механизм», который будет полностью оценивать ситуацию на поверхности Солнца и при необходимости выдавать сигнал о приближающейся опасности.

sun_photo.jpg

Вот пример картинки для визуального наблюдения за поверхностью Солнца..  Средства для решения подобных задач существуют. (Но это отдельная тема.)   

2. Задачей второй подсистемы будет корректное отключение аппаратуры. Под корректным отключением я понимаю отключение всего оборудования, кроме минимально жизненно-необходимых систем и устройств на период солнечной вспышки. Что позволит сохранить спутник от поломок. 

Что в итоге мы получим? В итоге у спутника повысится стойкость к радиации. Затраченные средства при проектировании и производстве системы окупятся большим сроком эксплуатации. 

Я вижу два варианта реализации системы:

1. Система слежения за Солнечными вспышками устанавливается на каждом спутнике. К достоинствам данного варианта реализации можно отнести автономность работы. К недостаткам, то что спутник при вращении вокруг Земли не все время может наблюдать за Солнцем, что приводит к потере ценной информации. А также наличие дополнительного оборудования, следовательно увеличению веса и стоимости проекта.

2. Второй вариант. Спутник расположен в одной точке между Землей и Солнцем. Такой себе «сторож», который сообщит всем о опасности. Достоинствами является полный контроль за Солнцем, оперативность. Ну конечно намного дешевле сделать одну такую систему, чем дублировать ее на каждом спутнике. Существенным недостатком является, то что при выходе из строя «сторожа» отсутствует информация о Солнце для всех потребителей. 

Такую следящую систему можно использовать для предупреждения Земных систем, на работу которых сильно влияет магнитные поля, возникающие при Солнечной активности.

Ну вот вся идея в двух словах. Необходимость в подобного рода системах существует. Но самое главное для ее создания не нужно открывать новые фундаментальные законы физики.    

  6

АрхивОмары и прочие киборги

«Они никогда не ели. Они никогда не пили. Каждые пять лет они, словно змеи, «меняли кожу», подвергая свою оболочку очистке от гнусно воняющей накипи разнообразных бактерий, в великом множестве разводившихся в ровном влажном тепле под этой оболочкой. Они не знали страха. Они были самодовольными анархистами. Самым большим удовольствием для них было сидеть, приклеившись к каркасу корабля, устремив свои многократно усиленные и обострённые чувства в глубины космоса, наблюдая звезды в ультрафиолетовом или инфракрасном диапазонах или следя за тем, как ползут по поверхности Солнца солнечные пятна. Они могли подолгу просто ничего не делать, часами впитывая сквозь свою оболочку солнечную энергию, прислушиваясь к музыкальному тиканью пульсаров или к звенящим песням радиационных поясов. В них не было ничего злого, но не было и ничего человеческого. Далёкие и ледяные, словно кометы, они казались порождением самого вакуума. Мне казалось, что в Них можно предугадать первые признаки пятого пригожинского скачка, за которым лежит пятый уровень сложности, отстоящий от человеческого интеллекта ещё дальше, чем интеллект отстоит от амеб, размножающихся простым делением, дальше, чем жизнь отстоит от косной материи».

Это цитата из рассказа американского писателя-фантаста Брюса Стерлинга «Царица Цикад» (Cicada Queen) про киборгов, называемых «Омарами», созданных путём интеграции человека с автономным скафандром, который невозможно снять.

На заглавном фото то, чем любовались Омары Брюса Стерлинга, а именно солнце, сфотографированное Аланом Фридманом при помощи телескопа и хитрых фильтров (вот он, этот агрегат, названный создателем «Little Big Man»).

Вот тут фотография более хорошего качества.

А мы закрываем приём работ на конкурс «Киберорганика» и садимся читать более 100 эпохальных и интереснейших трудов, которые были написаны его участниками.

Через недельку-другую определимся с шорт-листом и дадим вам знать :)

  15

Август '10Эйфория эра

 

Как и в текущем времени существуют разные виды отдыха, так и в будующем будут жить любители разных развлечений.

Молодежь в своем большинстве предпочитает активный отдых. Оно и понятно. Гормоны. Энергии хоть отбавляй. В будущем одним из самых популярных видом отдыха будут бои летательных аппаратов и огромных роботов на необитаемых планетах. Причем игроки могут управлять техникой находясь прямо в ней. От несчастных случаев и смерти их будет защищать система аварийной телепортации, срабатывающая за мгновение до столкновения или взрыва.

Эстеты смогут наблюдать за бурлящей поверхностью солнца под воздействием наркотиков. Это совсем безопасно. От солнца их будут защищать сверхпрочные материалы, пропускающие только видимый спектр света, да и то сильно приглушенный, а от наркотической зависимости и привыканий - медикаментозные препараты. Но на всякий случай будут и запасные тела :)

В наши дни популярны экстремальные виды развлечений. В будущем их подвинет интерес к истории, так как самая популярная социальная сенсопередача среди населения будет “Солнечные часы”. Это когда находят в прошлом какую нибудь захватывающую ситуацию, например гибель Титаника или захват крепости римскими войсками, и подключают все чувства и эмоции людей из прошлого к аудитории из будущего.

 

 

  -6

Общество мечтыЭволюция мышки

  2

Рисуем комиксыКак солнце шагало по планете

  13

Рисуем комиксыжара

  0

Октябрь '09Каскадное солнце

 

Здравствуйте, экология очень обширная тема, очень интересная и, если хотите, модная. Я хочу написать, как мне кажется, о вполне реальном воплощении экологического тренда: «Единая энергетическая система возобновляемой энергии» (большие дяди любят именно так называть большие проекты).

Возобновляемые источники энергии постепенно становятся всё рентабельнее и рентабельнее, то есть неотвратимо наступает тот час, когда все мы будем жить в экологичном, энергоэффективном мире. Вот только как?

Есть такое понятие: гидроаккумулирующая станция. Если, на ядерной станции в сосновом бору, например, наблюдается скачок, то уже где-нибудь в городе Рыбинск, на каскаде верхневолжских ГЭС над одной из турбин падает заслонка, вода начинает падать вниз, турбина крутиться, энергия поступать. То есть все электростанции связаны друг с другом единой энергосистемой и взаимодополняют друг друга.
Вспомним трагические события на Саяно-Шушенской ГЭС. Авария не привела к отключению эл/энергии в регионе. В первое время были проблемы, но теперь всё работает в штатном режиме, спршивается, откуда берётся энергия, если Саяно-Шушенскую ещё не починили?

Учитывая мировую тенденцию - глобализаци, смею предположить такой вариант развития.
Солнечные батареи смогут стать настолько эффективными, что установленные на крыше панели смогу обеспечивать дом на, например, 150%. То есть на нужды дома хватает и ещё остаётся. Куда девать энергию? На уличное освещение? Так в светлое время суток, когда солнечные батареи работают, уличные фонари не нужны. Думаю, солнечные батареи в светлое время суток будут получать энергию и «отправлять» в те участки страны, где ночь. Тундра и заполярье таким образом будут постоянно питаться от дружественных южных республик. Гидроаккумулирующими станциями могут выступать АЭС, например. Они не очень вредны (а некоторые ещё работают как опреснители воды), очень эффективны.

Таким образом получается огромная, хорошо масштабируемая система будущего. Для этой системы необходимы не только технологии, которые медленно, но стабильно развиваются, но и определённые политические договорённости. Но это не важно в контексте ТрендКлаба.


Вот небольшая, неаккуратная визуализация.
fb90d3f7ea10ace4043810060dd450aa.jpg

  1

Рисуем комиксыНовая старая теория

  0

Технологии спасенияГелиополис

            Быстрым движением я сгреб со стола оставшиеся записи и, аккуратно перебрав, положил их в чемодан.

            - Так, вроде ничего не забыл- сказал я и тихо подошел к окну. На улице плыл утренний туман, серой дымкой окутывающий весь город, лишь кое-где еще горели тусклые огоньки уличных фонарей. По небу ползли черные облака, плавно переходящие в дымки с далеких силуэтов башен завода.

            - Ну, вот и всё, возможно, в последний раз я вижу этот унылый пейзаж.

  Но почему всё-таки я решился ехать?

            Может быть...

 

* * *

 

            ... Уже не знаю сколько поворотов я сделал, а спереди снова незнакомая улица.

            - Что ж, по-моему, мы хорошо сегодня повеселились - с трудом шевеля губами, еле держась на ногах, но, всё еще передвигаясь вперед, проговорил я.

            Вдруг какая-то острая боль в шее, не знаю отчего: видно было плохо, лишь странные огоньки плыли перед глазами...

 

            Первое, что я почувствовал, очнувшись, была сильная головная боль, как будто кто-то сдавил мою голову в огромные тиски и не желал отпускать. Ещё ноющая боль в шее и невероятная сухость во рту. Хотелось кричать, но связки не подчинялись мне. Лишь мгновением позже я осознал, что лежу на жёсткой кровати, и чьи-то холодные пальцы дотронулись до моего лба. Боль на мгновение стихла, и я смог открыть глаза: передо мной была женщина лет 50-ти, в старом льняном платье древнего фасона. Но не платье удивило меня. Взглянув на её лицо, я ещё долго не мог оторвать от него взгляд. Никогда, никогда я ещё не видел такого живого лица, таких синих глаз, светящихся добротой и искренностью. Но больше меня поразила её необыкновенная гармония и заполненность души, отдающая легким чувством грусти. И как сильно она контрастировала с окружающей убогой обстановкой комнаты. Но тут, прервав мои размышления, она заговорила:

            - На, выпей.

            С жадностью, схватив кружку, я стал огромными глотками вливать в себя спасительную жидкость, лишь краем глаза заметив, как она налила синей светящейся жидкости на тряпку и наложила её мне на шею. Сначала я не поверил, но когда она ставила баночку на место, я всё же убедился, что это Эликсир - не так давно изобретенное лекарство от самых смертельных ядов.

             - Значит, всё-таки, укус на шее не был обычной раной. Но откуда у неё такие огромные деньги на этот препарат? И почему она, живя в таких условиях, тратит его на меня? - подумал я.

Наверно, прочитав мой немой вопрос, она ответила:

            - Мой друг, нет ничего ценнее жизни.

Да, а ведь в ней и правда было что-то далёкое от современного мира, и я решил спросить:

            - Но где же я?

            - В моём доме, а если хочешь узнать больше, то вставай, я покажу тебе.

Какие бы доводы не приводил мой разум - любопытство одержало верх, и, соскользнув с кровати и быстро одевшись, я направился за ней.

            Выйдя на улицу, я не увидел привычных многоэтажек : здесь были маленькие ветхие, но совершенно разные домишки, зато около каждого из них росли хотя бы два-три зелёных, пышущих свежестью, ухоженных деревца.

 

            -Но как вы так живете? - спросил я.

            - Этот вопрос логичнее было бы задать вам, -  ответила она, показав рукой на видневшиеся у горизонта многоэтажки, - ведь мы не рушим мир, когда просто ставим чайник или  едем на работу. Хоть мы и не можем изменить мир, но изменяем себя, задумываясь о последствиях наших действий.

            Теперь мне было, над чем позадуматься. Но, не давая опомниться, она сказала:

            - Я думаю, ты поймешь нас, позже. А пока, тебе второй поворот направо и прямо. Дальше, думаю, знаешь дорогу сам.

            - Но как я могу отблагодарить вас?

            - Не стоит благодарности, каждый из нас поступил бы так. До встречи. Остальное подскажет сердце.

Почему-то я сразу понял, что последняя фраза относилась к  рою вопросов, клубившихся в моей голове, так что я попрощался с ней и быстрым шагом отправился домой.

 

* * *

 

            Прошло уже более двух недель с того дня, а я всё никак не могу избавиться от этих воспоминаний. Что-то изменилось во мне тогда. Я стал видеть то, на что раньше не обращал внимания. Теперь высотные дома казались мне неестественными и уродливыми, а проходящие люди, в основном, - одинаковыми. Я перестал смотреть телевизор и не сидел в Интернете по вечерам: теперь в это время меня окутывали странные разрозненные и обрывочные мысли, воспоминанья, как будто  во мне рождалась гениальная идея, но пока чего-то не доставало, чтобы собрать всё воедино, понять, что же это. Я стал несколько отстранен, и вчера мои друзья сказали мне, что я стал похож на Феликса. Но я не мог вспомнить ...

            - Стоп, кажется, я вспомнил! Феликс - мой старый друг. Он, конечно, всегда был несколько странен, но месяц назад он стал отдаляться от нашей компании, все реже появлялся у нас, а как раз перед тем днем, две недели назад он совсем ушел, говорил, что вступает в какую-то организацию,  даже адрес мне оставил. Больше я его не видел.

            - Кстати, а где же эта карточка?

На столе, как обычно, царил полный беспорядок, так что мне пришлось перекопать пол стола, но я всё таки нашел.

            Итак:

улица Зелёная, дом № 27

            Не знаю почему, но во мне возникло жгучее желание всё-таки сходить и узнать, что это за организация и чем же она занимается, поэтому, не желая медлить, я накинул куртку и, спустившись лифтом, быстро сел в машину, поехав в заданном направлении.

Когда я проехал уже немало километров, и огромное количество рекламных плакатов успело промелькнуть перед глазами, я заехал на Зелёную улицу.

            - Что за чертовщина! - вскричал я, заметя перед собой шлагбаум. Пришлось припарковать машину здесь. И, выйдя из машины, я зашагал по тротуару. Эта улица несколько отличалась от остальных. Здесь, как в старые времена, вдоль улиц росли деревья. Но всё те же одинакового вида многоэтажки не давали усомниться в том, что это именно мой город. От нетерпенья я стал считать номера домов:

            - 21, 23, 25 и вот 27.

И снова меня застали врасплох. Ну, никак я не ожидал, после всех этих высоток  железный кованый забор, за которым раскрывалась шикарная панорама парка.

Как только я подошел к воротам, ко мне вышел низкий седоватый человек в черном костюме, и, открывая ворота, он произнес:

            - Добрый день, сэр. Проходите, вас уже ждут.

Я зашел в парк и прямо по аллее вышел к зданию организации. Вернее сказать к замку: старинную каменную кладку и массивные железные двери с барельефами львов, держащих в зубах дверные кольца - к обычному зданию точно не отнесёшь. С некоторой опаской, я всё-таки приоткрыл створки и зашел внутрь. Здесь замок уже не казался мрачным, тёплый ламповый свет освещал просторную комнату. Она была почти пуста, лишь несколько дверей, висящая в центре потолка  хрустальная люстра и лестница ведущая наверх. Но не оставляя времени на раздумье сзади зашел дворецкий.

            - Сэр, идемте наверх, - сказал он и провел меня по лестнице, завернул в правый коридор и подвёл меня к одной из комнат:

            - Вам сюда.

            Я приоткрыл дверь и тихо вошёл внутрь. Впереди за письменным столом на кресле рядом с камином сидел человек среднего возраста. Одет он изысканно, но без лишнего шика. Его манера и умение держаться  выдавали аристократическое происхождение, а его приятный баритон и сосредоточенный, но ясный взгляд могли принадлежать только глубокому и умному человеку. Сейчас он внимательно слушал. Его собеседник, я не видел его с лица, - был молодой, пылкий юноша, примерно моего возраста с вьющимися коричневыми волосами. Он говорил достаточно быстро и эмоционально, по-моему, я где-то слышал его голос:

            - Я бы, конечно, мог это сделать. Даже хотел бы, я всегда рад помочь нашему делу. Только я обещал Матильде, что помогу ей. Ведь я не могу быть в двух местах одновременно. Я понимаю, остальные заняты, вы рассчитывали на меня.

            - Ладно, успокойся. По-моему, у нас гость.

Юноша повернулся, теперь я понял, почему его голос показался знакомым - это был Феликс.

            - Тэд, какими судьбами! - вскрикнул он и бросился ко мне, - как давно я тебя не видел.

            - Феликс - позвал незнакомец.

            - Как ты здесь оказался? Почему сейчас? - как ни в чем не бывало продолжал расспрашивать мой знакомый.

            - Феликс! - уже жестче позвал тот.

На этот раз, с легким испугом, Феликс повернулся.

            - Оставь нас. Мне необходимо поговорить с гостем, - приказным тоном сообщил, по-видимому, начальник Феликса.

            - Ну, ладно, ладно, - нехотя сказал он и вышел за дверь.

Теперь мы остались одни.

            - Итак, меня зовут Рэджинальд Фолк, - начал он - а вас, как я понимаю Тэд?

            - Да, Тэодор Гриффинд.

            - О, так вы сын владельца крупной торговой сети в нашем городе? - поинтересовался Фолк.

            - Нет, на данный момент я являюсь владельцем.

            - А как же отец? - с легкой иронией спросил он.

            - Он уехал в глухую деревню, решил выращивать натуральные овощи. Недавно присылал. Повкуснее любых синтетических будут, – в тон ему ответил я.

            - Что ж вроде мы отошли от основной темы. Почему же все-таки, Тэодор, вы пришли сюда, - уже серьезным тоном спросил Рэджинальд.

            - Я хочу узнать, что это за организация.

            - Хорошо. Только сначала, если позволите, проверочный тест.

            - Я не против, - наоборот мне даже стало любопытно, что же за тест он мне предложит.

            - Сейчас, минуточку, - сказал он и стал перебирать разные листы бумаги.

            - Вот и он, - продолжил Фолк, предложив мне, лист бумаги, на котором было изображено большое количество одинаковых черных квадратиков рядами, хаотично распложенные серые кружки и местами встречались цветные, разные по размеру и цвету кружки.

            - Что вы видите?- спросил Фолк, - только не спешите с ответом.

            Сначала я никак не мог понять сути этого хаоса. Мне казалось, что он издевается надо мною, хотя ни в его тоне, ни в виде не было насмешки. Потом меня вдруг осенило, я даже стал мыслить вслух:

            - Как же я раньше не понял?! Так, - теперь я уже обращался к Фолку, - вот эти черные квадратики, – многоэтажки, а кружки – люди.

            - А почему одни кружки – серые, а другие – цветные?- задал наводящий вопрос он.

            - Это элементарно, - выпалил я, - серые кружки – обычные люди, а цветные – живые. Ну, вы понимаете?

            - Я-то понимаю, только вот ответ вы формулируете совсем неправильно. Вот скажите, Тэд, разве можно делить людей на живых и обычных – неживых?

            - Ну, я не совсем то имел в виду.

            - Может быть. Только поймите, что совсем недавно и вы относились к серым одинаковым кружочкам, так что скорее их можно назвать заблудшими, теми, кто еще не нашел свет, не зная где искать, поэтому от безысходности идет на поводу рекламного и правительственного давления.

            - Рэджинальд, но как это связано с задачами организации?

            - Я думал, ты уже догадался. Одна из наших задач -  создавать такие условия, чтобы серые кружочки становились цветными.

            - А другая задача?

            - Вторая задача – оберегать цветные кружки, чтоб они не стали серыми, ведь процесс обратим.

            - Но каким образом вы их защищаете, - поинтересовался я.

            - Есть разные способы. Например, в этом городе построена резервация. Конечно, не самый лучший выход. Многим там тесно, но и вернуться обратно они не могут: город еще более чужд для них. –

            - Так нужно построить отдельный город подальше отсюда.

            - О, ты не первый кому пришла в голову эта мысль. Но где ты возьмешь деньги на постройку? У нас есть достаточно богатые члены общества, однако они просто не в состоянии постоянно вкладывать деньги без отдачи. Ты сам понимаешь, что так и до банкротства не далеко.

            - Ну, да, конечно.

            - Но, и это еще не все. Для строительства города нужна свободная земля. Государство нам ее точно не предоставит, ведь мы из послушных овец делаем людей, а люди нашему правительству точно не нужны. Что касается покупки земель, то лучшие территории уже давно принадлежат государственным прихвостням, нам же остаются только болота, скалы и пустыни, но и то далеко не все: некоторые заняты добычей полезных ископаемых, а пустыни около воды заселены, кроме нескольких, где теперь зияют озоновые дыры, после космических исследований.

            - Все-таки у меня остается одна идейка, только мне нужно время для ее правильной подачи.

            - Хорошо, не буду тебя задерживать. Думаю, ты принят в организацию. Вот мой телефон, - он протянул мне визитку, -  и еще, если тебя не затруднит, помоги Феликсу.

            - Конечно, - ответил я и, попрощавшись, вышел из кабинета.

За дверью меня ждал Феликс.

            - Ну, и что? – спросил он.

            - Теперь я член организации. А еще я хотел бы тебе помочь.

            - Тэд, я никогда не сомневался в твоей душевной доброте.

            - И что же мне делать?

            - Сейчас все расскажу, - на ходу отвечал он, ведя меня вниз.

            Спустившись по лестнице, мы прошли по коридору, и зашли в одно из дверей. В комнате было множество столиков, за которыми сидели  разные люди. Некоторых из них я знал, а некоторых никак не ожидал здесь увидеть.

             Но Феликс не из тех, кто давал время на раздумья, так что через минуту я уже сидел за одним из столиков и с аппетитом хрустел жареной картошкой с гусем. Теперь Феликс продолжил:

            - Мне надо будет уладить некоторые финансовые дела, так что я не смогу пойти к Матильде. Я думаю, это сможешь сделать ты.

            - Я? Но, я ведь не знаю, где она живет.

            -  Ну, так я здесь на что?! – и этим словами Феликс протянул мне бумажку с нарисованной частью города. И, показав на один из домов, сказал:

            - Вот сюда тебе и надо.

            - Хорошо, а что мне там сделать?

            - Там объяснят, просто скажи,  что ты от Феликса.

            - Ну, ладно.

            - Вот и отличненько, - произнес Феликс, и, попрощавшись, моментально испарился в направлении выхода.

            Спокойно доев, не торопясь, я отправился по адресу. Как оказалось, Матильда – та женщина, спасшая меня. Но в этом доме меня ждал еще один сюрприз. Матильда был не сама. Рядом с ней, немного нагнувшись, застегивала небольшой рюкзачок прекрасная девушка. Ее густые каштановые волосы и легкая грациозная фигура завораживали. Но когда она подняла на меня свои васильковые глаза, спрашивая:

            - А вы что здесь делаете?

            Меня охватил немой восторг, я не мог вымолвить и слова, лишь немного опомнившись, я неловко ответил:

            - Ах, да, простите, я от Феликса.

            Улыбнувшись моей неловкости, она попрощалась с матерью, и исчезла за дверью, оставляя за собой легкий аромат сирени. Все еще ошарашено, я смотрел в одну точку.

            - Так вы от Феликса,- вернул меня к реальности голос Матильды.

            - Да, конечно. Он просил помочь вам.

            Следующие 6 часов я выполнял различные поручения Матильды, начиная от покупки продуктов, заканчивая передачей предметов разным личностям.

             И в конец измотавшись, однако, выполнив все поручения, я вернулся домой. Из моей головы все еще не уходили мысли о девушке и ее солнечной улыбке.

            - Солнечной, солнце. Точно! – наконец все мои неясные мысли соединились в целостную картину. Как же я, столько занимаясь солнечными батареями, не мог дойти до этого?!

            Схватив бумагу и карандаш, я стал быстро набрасывать идею на бумагу. Сначала появилось небо, затем несколько озоновых дыр, после чего под ними появились башни с параболическими зеркалами на крыше. Через некоторое время были нарисованы и домики с крышами из плоских солнечных батарей, и прямо передо мной  на эскизе предстала моя идея – солнечный город. Стоило позвонить Фолку. Схватив телефон, я лихорадочно набрал номер.

            - Алло, привет Тэд.

            - Добрый вечер, Рэджинальд. У меня грандиозная идея, вы просто должны выслушать!

            - Тише, спокойнее Тэд. Я понимаю твое нетерпение. Я думаю, ты расскажешь идею завтра на совете в 11 часов утра.

            - Спасибо, Фолк, - с радостью ответил я. Но связь уже была прервана им. Не теряя времени, зря я стал обдумывать детали своего проекта. И лишь глубокой ночью, когда от усталости мысли стали завязываться в узел, я все-таки  пошел спать.

            На утро, проснувшись в бодром расположении духа, я подошел к зеркалу. Аккуратно уложив непослушные черные волосы, надевши смокинг и собрав нужные записи, я отправился в замок Фолка.

            Оказавшись в замке, я быстро взбежал по ступеням  и, пройдя по коридору, зашел в центральный зал.

            Там меня уже ждали. В центре зала был большой полукруглый стол, в главном кресле восседал Рэджинальд. Перед столом стояла трибуна с микрофоном. Когда я зашел внутрь, Фолк сказал:

            - А вот и он. Тэодор Гриффинд, прошу вас к трибуне.

            - Добрый день, дамы и господа,- начал я, - сегодня мне бы хотелось показать вам решение проблемы, которая так долго занимала наши сердца. Нас много, и этот город не отвечает нашим интересам. Мы не можем всегда жить на задворках города, подчиняясь не подходящим для нас законам и живя в ужасных для нас условиях. Возможно, некоторым кажется, что мы ничего не можем сделать.

            Но выход есть!

            Мы построим свой город, который защитит нас от ненужного давления, который поможет нам жить так, как мы этого хотим! Может, некоторые считают, что я молод и глуп, не понимаю всех сложностей, не знаю дороговизны ресурсов. Но они заблуждаются, забывая про самый важный и самый доступный ресурс – солнечную энергию. Я предлагаю создать город там, где солнца больше всего – в пустыне.

            А как же озоновые дыры, - спросите вы. Так вот для нашего города  это не проблема, а бонус. Через дыры проходит больше солнечного света, а, следовательно, и больше энергии. Поэтому в этих местах мы и построим солнечные электростанции, которые, получая огромное количество энергии, не только покроют затраты, но и дадут деньги на развитие города. Также возможен вопрос о том, каким образом мы будем продавать энергию. Так вот, в соседнем государстве большое количество сплавов цветных металлов, но добыча из них чистого металла путем электролиза требует много энергии, которую мы и сможем предоставить.

            Мы не будем уничтожать природу своей деятельностью. Вся техника будет работать на солнечной энергии. Мы не будем платить столько денег за коммунальные услуги,  и  работать по нелюбимой специальности.

            Изменим наш мир в лучшую сторону! – закончил речь я.

            Громкие аплодисменты раздались по залу. Но тут выступил Рэджинальд.

            - Идея действительно захватывающая, Тэодор, но правила непреложны. Вы не являетесь членом совета, так как не состоите более года в организации, поэтому в голосовании за идею  не участвуете. Прошу вас покинуть зал совета,- сказал он.

             Хотя его речь и была официозной, я чувствовал, что он на моей стороне. Но как же остальные?

             С этими мыслями я вышел из комнаты.

            - Отличная речь, сэр, – сказал проходящий мимо дворецкий.

            - Спасибо, но её качество я узнаю лишь после голосования.

            Ещё добрых полтора часа я сидел, беспокойно ожидая результат. И вот меня позвали в зал. Я снова прошел к трибуне. Заговорил Рэджинальд:

            - Итак, Тэд, мы приняли решение. Твоя идея, - он выдержал паузу, - утверждена.

Вздох облегчения. И со всех сторон послышались поздравительные крики в мой адрес и в адрес моей идеи. Совет был окончен. Спереди ко мне подошел Фолк. Похлопав по моему плечу, он произнес:

            - Ну, Тэд, молодец. Мы ещё поработаем, – и подал мне в руки точные карты пустыни и окружающей её окрестности.

 

            Две недели длилась разработка первой солнечной башни-электростанции, и более месяца строительство. Хоть я и создал проект, но в пустыню мне удалось съездить лишь раз, и то в начале, об остальном ходе работ я не имел ни малейшего представления. Меня раздражало неведенье, но я не мог ничего сделать с этим.  И вот сегодня раздался звонок от Фолка:

            - Тэд, ты едешь, насовсем?

            - Да, -  безаппиляционно выпалил я.

            - Тогда, черт возьми, собирай манатки и мигом ко мне! – крикнул он и тут же разорвал связь.

 

* * *

 

            Оторвав взгляд от унылого пейзажа за окном. Я с радостью схватил чемодан и спустился вниз к машине. Быстро приехав, я оказался у здания, где меня уже ждал Рэджинальд.

            - Идем – проговорил он и повел меня по саду. Пройдя по очередной аллейке, я увидел вертолет, но не тот привычного вида, на которых я летал, а другой, необычный, с фотоэлементным покрытием.

            -О, до этого я не дошел! -  воскликнул я.

            - Ну, да это не твоя работа, скоро ты и автора узнаешь, - сказал Фолк, подтолкнув меня к вертолету.

Забравшись в вертолет, я чуть не упал:  за рулем сидел Феликс.

            - Так это ты?

            - Да, нет, я просто отвожу тебя. Этот красавец – производство моей сестры.

            - А у тебя разве есть сестра?

            - По-видимому, - отвечал он, поднимая вертолет в воздух.

Всё дальше я отдалялся от старого города, приближаясь к новому городу моей мечты.

            - Вот она – солнечная башня, моя ожившая фантазия.

Но не к ней приближались мы, а к небольшому домику с черной крышей и зелеными полями вокруг.

            - Но куда же мы? – спросил я.

            - Домой к тебе, конечно, - с радостью сообщил Феликс, уже опускаясь.

            Оказавшись внизу, я сразу ощутил,  что это мой дом. Именно таким я его и представлял. С солнечной батареей вместо крыши и, растущими возле него, кустами сирени. Этот запах напоминал мне о девушке из дома Матильды.

            - Твой дом первый, там, - показал он на небольшой холмик около башни, где строительство ещё шло,  - будет мой дом. Кстати, давай уже внутрь зайдем.

            Соглашаясь с другом, я вошёл внутрь.

            Комната залита солнечным светом. Вся мебель, техника и даже посуда уже были здесь, создавая приятную домашнюю, уютную атмосферу. Скинув вещи, я заметил на стуле висящую необычную одежду, она имела отличную отражающую способность, лишь шляпа была покрыта фотоэлементами, которые заряжали маленький вентилятор на её заднем поле.

            - А это что?- поинтересовался я.

            - Тоже изобретение сестры, от жаркой погоды.

            - Мне всё больше хочется увидеть её.

            - Так это можно устроить, – сказал он, потащив меня к какой-то пристройке рядом с моим домом.

Взглянув на моё удивленное лицо, он спросил:

            - Разве я не говорил тебе, что она в солнечной башне? – ещё говоря, он уже открывал дверь. И снова, посмотрев на меня, продолжил:

            - И про твой солнцемобиль разве тоже не говорил?

Но его забывчивость никак не могла приуменьшить моей радости от взгляда на это чудо. Мне захотелось прокатиться, и, сев за руль, я направился к башне.

            Поднявшись по лестнице, я увидел её. Это была она – моя муза, дочь Матильды и, как оказалось, сестра Феликса.

            - Это моя сестра, - сказал он , но заметив мой взгляд, он, со своим обычным мастерством, уже испарился из виду.

            - Так ты и есть гений, положивший начало этому городу?- своим замечательным голосом спросила она.

            - Да, но, вообще, я Тэд, -  слегка смущенно произнес я.

            - А я Нэлла. Пошли наверх.

            И мы поднялись на самый верхний балкон, где раскрывался отличный вид на наш рождающийся, невинный город. Он был прекрасен и дарил надежду всем.

            - Наш город, - с гордостью произнес я.

            - Гелиополис, - тихо прошептала Нэлла.

            - Да, Гелиополис! – воскликнул я, прижав её к себе, - скоро весь мир озарится его теплым солнечным светом!

  -3
© 2017 Trend Club